WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Ю.Н.Ефремов

Пределы научного знания

По мотивам заключительных глав четвертого издания книги автора "ВГЛУБЬ ВСЕЛЕННОЙ", М. УРСС, 2003.

1. Атака на рационализм Среди гуманитариев распространяются слухи о кризисе науки. Ее а не политиков, принимающих решения! попрежнему обвиняют в создании оружия массового уничтожения, в экологическом кризисе. Возможно, конечно, что наука слишком рано дала ребенку спички... Теперь модная философия постмодернизма утверждает, что научное знание сродни мистическому "знанию", что все сгодится (everything goes), что результаты науки и фантазии паранауки равноправны, как впрочем и любые "тексты".

Ведутся разговоры о появлении "новой научной парадигмы", под шумок которых расцветают необоснованные и не выдерживающие проверки гипотезы, демонстрирующие лишь невежество их авторов но некоторым из них удается превратиться в "системные" лжеучения, вроде фоменковщины или торсионщины. Они выкачивают у государства и легковерных читателей большие деньги и подрывают доверие к истинной науке, а их последователи образуют секты верующих, наподобие группы граждан США, уверенных, что полеты человека на Луну лишь инсценировки, поставленные NASA...

Люди, далекие от науки, легко забывают о том, что вся современная цивилизация существует благодаря ее результатам, полученным иногда многие десятилетия и века назад.

Разгул иррационализма может отбросить человечество на полтысячелетия назад и поставить под вопрос само его дальнейшее существование. Такой ход событий в других мирах может быть вполне вероятной причиной "молчания Вселенной", отсутствия признаков существования братьев по разуму...

Некоторые отечественные философы превратились не только в злобных, но и общественно опасных врагов науки. Их писания по сути дела служат идеологическому обоснованию окончательного превращения нашей страны в сырьевой придаток развитых стран, оправдывая развал науки в России.

Известно, что на Западе, Востоке и Юге, несмотря на все разговоры о "конце науки", в нее вкладываются попрежнему большие деньги, строятся сверхгигантские телескопы и ускорители. В самое последнее время интерес к науки кажется возрос и у нашей читающей публики, судя по появлению или возобновлению нескольких научнопопулярных журналов, хотя в некоторых из них правда перемешана с вымыслом. Впрочем, вопрос о паранауке отдельная больная тема.

Критика науки развивается по трем главным направлениям. Утверждается, что научное знание ограничено и субъективно, что наука исчерпала свои возможности и близок ее конец, что наука не решает наиболее волнующих человека проблем. (Заметим, что клерикалы, узурпировавшие термин "духовность", особенно настаивают на ущербности науки, якобы не открывающей человеку смысл его существования. Не забудем, однако, что именно они предали анафеме человека высочайшей духовности, величайшего русского гуманиста Льва Толстого).

Рассмотрим сначала первое направление атаки на науку.

О том, что наше знание предопределено и ограничено специфически человеческим перцептивным и понятийным аппаратом, писали в том или ином контексте И.Кант, А.Эддингтон и многие другие.

По образным словам Эддингтона, мы закидываем сеть в океан мироздания, но можем уловить только то, что больше по размерам ячеек сети и в конечном счете, найдя загадочные следы на берегу океана, обнаруживаем, что они наши собственные... Нечто подобное подразумевает и "копенгагенская" интерпретация квантовой механики, основанная Н.Бором. Электрон в разных опытах ведет себя то как волна, то как частица; отсюда делается вывод, что реальность определяется способом наблюдения. Крайние адепты таких взглядов (среди которых есть и настоящие ученые) полагают даже, что без наблюдателя и самой реальности как бы не существует. Они впрочем дают весьма невразумительные ответы на старый вопрос, существовала ли Вселенная до появления наблюдателя человека... Необходимо сказать, что это действительно глубокая проблема, до решения которой еще далеко.

Однако почему электрон должен быть частицей или волной? Элементарная частица новая для нас сущность, новый объективно существующий объект природы с новыми свойствами, для описания которых у нас не было соответствующих понятий. Сколь странными ни кажутся эти свойства, мы оказались способны описать их уравнениями, а дееспособность этих уравнений проверяется на практике в ядерных реакторах, в бомбах, в звездах...



Это означает, что логика нашей математики и уравнений теоретической физики предопределена логикой и физическими законами создавшей нас Вселенной. В противном случае нас и не было бы.

Представляется, что проблема является в основном психологической.

Мы давно привыкли, что антиподы, люди под нами, ходят вверх ногами; не так давно к тому, что электромагнитное поле имеет немеханическую природу, и все еще не привыкли к странностям квантовой механики.

Она описывает объективные, независящие от наблюдателя закономерности микромира и ее создание означало очередную победу научного метода, очередное приближение к все более полному теоретическому описанию природы. Однако участие сознания наблюдателя в мире квантовой механики составляет все же трудную и дискуссионную проблему.

Удивляющая многих ученых адекватность наших понятий нашему миру является очевидно следствием того, что мы его дети. Эволюционная теория познания утверждает, что "Субъективные познавательные структуры соответствуют миру, так как они сформировались в ходе эволюции путем приспособления к этому реальному миру. Они согласуются (частично) с реальными структурами, потому что такое согласование делает возможным выживание" (Фоллмер Г. "Эволюционная теория познания". Москва, Русский двор, 1998. с. 131).

Критикам науки, пытающимся свергнуть ее с того действительно особого места, которое она занимает в человеческой культуре, можно напомнить слова Станислава Лема о том, что наука это передний край соприкосновения человека с миром. Эту позицию наука занимает потому, что обладает уникальным методом, систематическим подходом, включающим строгие требования к способам получения, проверки и организации знания, которые неизбежно приводят к преемственности между старыми и новыми теориями и все более полному и точному пониманию мироздания.

Для адептов постмодернизма появление все новых и новых научных теорий означает отсутствие объективной истины, равноправность любых "текстов". Однако смена научных теорий означает не сомнительность результатов науки, а лишь то, что истина это остановленное мгновение процесса, бесконечного движения к все более глубокому постижению устройства мироздания. Процесс научого исследования развивается в соответствии с принципом соответствия Нильса Бора, который гласит, что теории, справедливость которых доказана для той или иной области физических явлений, с появлением новых более общих теорий сохраняют свое значение как предельная форма или как частный случай новых теорий.

Принцип соответствия можно рассматривать как критерий научности любой теории. Так Ньютоновская механика остается работоспособным пределом Эйнштейновской при скоростях, далеких от скорости света (чего не понимает Т.Кун, как это давно еще отметил В.Л.Гинзбург).

Смена научных теорий именно и означает, что истина это процесс все более полного приближения к объективной истине.

"Истина это процесс" как писал В.И.Ленин в "Философских тетрадях", конспектируя Гегеля. В зрелой науке соблюдение принципа соответствия обязательно. Как говорил Эйнштейн, "лучший удел физической теории состоит в том, чтобы указывать путь создания новой, более общей теории, в рамках которой она сама остается предельным случаем" (А.Эйнштейн, Собрание научных трудов, т. 1, с. 568, М. 1965). Истина есть процесс! Глубокая нерешенная проблема состоит в том, сходится ли этот процесс, приближаемся ли мы к все более полному знанию (хотя бы в пределе, в бесконечно далеком будущем) или же новые открытия снова и снова расширяют область непознанного. Подчеркнем еще раз, что старое знание и в этом варианте не отменяется. Возможно, что мы строим бесконечную мозаичную картину, но новый фрагмент мозаики должен обязательно состыковываться с одним из старых только в этом случае можно говорить о правильности новой теории. Трехвековой опыт науки и практики подтверждает этот принцип, нарушение которого сразу же подсказывает, что мы имеем дело с псевдонаукой.





Критерий общечеловеческой практики остается последней инстанцией, даже и для тех, кому не нравится, что его выдвинули и обосновали Гегель, Маркс и Ленин.

Водородная бомба взрывается в согласии с основанной на квантовой механике теорией термоядерных реакций, развитых первоначально для объяснения источников энергии звезд (и которая недавно была подтверждена регистрацией требуемого этой теорией потока нейтрино от Солнца). Траектории межпланетных аппаратов и элементарных частиц в ускорителях планируются с учетом эффектов теории относительности, проявляющихся при больших скоростях. Иначе не сработает! Как говорил Эйнштейн, "Истина это то, что выдерживает проверку опытом" [Собрание научных трудов, т. IV, c. 323]. И далее: "Физика есть стремление осознать сущее, как нечто такое, что мыслится независимым от восприятия" [там же, c. 289].

Однако антинаучно настроенные науковеды, т.н. "социологи знания", утверждают, развивая взгляды Куна и Фейерабенда, что научная истина является результатом соглашения исследователей между собой. Более того, враги науки договариваются до того, что социально обусловлены не только научные, но и математические истины.

Оказывается, "в социологии науки показано, что 2 + 2 = 4 является истиной социально детерминированной". Если истины логики и математики "социально конструируются", что уж говорить о физике. Однако положение дел в философии и некоторых гуманитарных науках действительно согласуется с идеей о социальной обусловленности их выводов и об отсутствии в них объективных критериев истины. Давление окружающей действительности заставляет наших философов то отрицать теорию относительности, то говорить об относительности всякого знания. Уничтожение гайдароидами отечественной науки нуждается и в философском базисе.

Джордж Оруэлл какбудто предвидел достижения "социологов знания", вкладывая в уста Эммануэля Голдстейна такие слова:

"Нельзя игнорировать физические факты. В философии, в религии, в этике, в политике дважды два может равняться пяти, но, если вы конструируете пушку или самолет, дважды два должно быть четыре. Недееспособное государство раньше или позже будет побеждено, а дееспособность не может опираться на иллюзии" (Дж.Оруэлл, "1984", М. Прогресс, 1989, с. 137).

Некоторые отечественные философы, в первую очередь г. Розин, докатилися на дискуссии в "Независимой газете" (НГНаука #2, 16 февр. 2000) до утверждения, что "ХХI век не будет веком науки вообще", что "мы еще наплачемся с вытекающими из нее неконтролируемыми последствиями наподобие чеченских или экологических". Что "последствия науки" могут быть "чеченскими", или хотя бы "экологическими" не каждый додумается. Псевдофилософы не хотят замечать, что подобно тому как наша современная цивилизация вся основана на достижениях науки прошлых времен, будущее наших детей будет под вопросом, если им удастся остановить сейчас развитие науки. Как говорил дедушка Крылов, "когда бы вверх могла поднять ты рыло"...

Такого рода "философы" заявляют, что картина мира определяется лишь нашим восприятием и нашей деятельностью, говорят о "полимундии", отрицая единственность и объективное существование реального мира.

Они говорят (cм. В.М.Розин. Типы и дискурсы научного мышления.

М. 2000 "Эдиториал УРСС"): "Естествознание работает на две вещи: с одной стороны: оно обслуживает технократический дискурс, который становится все более угрожающим для человеческой жизни; с другой стороны, естествознание постоянно воспроизводит, тиражирует некую картину мира, значение которой может быть оценено только негативно. Да, современная картина мира, из которой исходит естествоиспытатель, стала деструктивной по отношению к культуре".

Повидимому, под культурой понимается нечто другое, чем думают культурные люди...

С.Лем, например, считает науку передним краем культуры, линией соприкосновения человека и мироздания. Надо ли удивляться, что эти враги науки радуются тому, что "в последние десятилетия быстро падает научный интерес, склонность к познанию" (там же). К счастью, не у всех.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.