WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Ю.Б.Грязнова

АНАЛИЗ ПЕРФОРМАТИВНОГО ТЕКСТА

(П. Фейерабенд. «Против методологического принуждения»)

Наше время время обращения к Тексту и одновременно время разрушения текста. Поня­тие Текста направлено против текста в его обычном, естественном понимании. Разрушается при­вычная монологичность текста [4], умирает автор, текст перестает нечто выражать [1], смысл теря­ет глубину, становится плоским и размазанным по поверхности [8]. Но до преодоления Текстом текста еще далеко. И внимание к Тексту не ослабевает. В борьбе Текста с текстом Текст стремится к перформативности. Перформативность выполнение нормы соответствия мысли и действия, нормы действующего мышления и осмысленного действия. Перформативный Текст это возвра­щение к нормальности от ненормальной «перевозбужденности сознания» [6, с.41], свойственной Новому времени (хотя и происходит это возвращение часто в том же возбужденном состоянии, но иначе мы и не можем). До Нового времени вопрос о перформативности текста не мог и возник­нуть: это разумелось само собой. Библия главная книга перформативна, перформативны мо­литвенные тексты, богословские и монашеские труды: в них сказанное сказано об осуществленном действии и о действии, которому предписано быть, наконец, они — само действие. Мы же нахо­димся лишь на пути к нормальному соотношению речи и действия, и для нас вопрос о перформа­тивности, организации перформативного текста значим.

Термин перформатив был введен Дж. Остином по отношению к таким высказываниям, где план речи совпадал с планом действия, к высказываниям, которые одновременно являлись и речью и дей­ствием [11]. Ю. Хабермас перенес принцип перформативности с отдельного высказывания на текст в целом: перформатив есть «заинтересованная саморепрезентация» [14, с.37]. Перформативность условие существования индивидуальности в коммуникации, средство самопонимания и способ вы­звать понимание и отношение со стороны других участников коммуникации. По отношению к тексту термин перформативность означает, что текст не столько говорит о чемто, сколько показывает нечто, сопровождает говоримое его исполнением, подтверждая тем самым подлинность говоримого [1 Один из первых сознательно перформативных текстов нашего времени «Логикофилософский трактат» Л Витгенштейна [5]]. Соот­ветствие речи и действия устанавливается на уровне текста в целом, а не на уровне отдельных выска­зываний в тексте Идеальный перформативный текст — текст, где демонстрируется, исполняется то, что сказано. Но так как перформативный текст есть саморепрезентативное действие в коммуникации, де­монстрируемое не всегда должно быть явно сказано: соотношение сказанного и демонстрируемого определяется коммуникативной ситуацией и целями саморепрезентации. Однако в любой ситуации остается главное — действие performance, а восстановление в языке того, что было представлено тек­стом, — дело читателякоммуниканта [2 Существует целое направление текстов, построенных как текст по поводу текста: текствысказывание по поводу текстадемонст­рации как текстотклик на перформативное действие. Так устроены «Текстовый анализ одной новеллы Эдгара По» Р.Барта [2], «Логика смысла» Ж. Делеза [8], «Лекции о Прусте» M. Мамардашвили [10].]. Перформативность раздвигает и разрушает границы текста сразу в двух направлениях разрушаются границы между текстом и действием за счет включения дей­ствияисполнения в пространство текста, разрушаются границы между письменным текстом и живой коммуникацией.

Я хочу продолжить традицию текста по поводу текста и не писать о перформативном тексте (тем более, что однажды это уже делала [7]), а показать, что представляет собой перформативный текст, на примере анализа одного текста. Для анализа взят один из самых «скандальных» текстов последнего времени — «Против методологического принуждения. Очерк анархистской теории познания» П. Фейерабенда («скандальность» которого, кстати, связана во многом с его перформативностью). А кроме того, эта работа демонстрирует, что перформативность не является следствием принадлежности к «изысканным и высоким сферам духа», дарованным немногим свыше, но что она может быть реализована в любой области мысли и деятельности и любым человеком, были бы желание, разум и воля.



1. Заглавие В оригинале заглавие выглядит так «Against Method. Outline of an anarchistic theory of know/edge».

Заглавие — это свернутый до предложения текст, его (текста) основное, то, что он есть. Тек­сты описания выносят в заглавие то, о чем этот текст. Здесь можно поставить рядом с текстом Фейерабенда другой текст, имеющий ту же содержательную направленность (критику метода) — «Истина и метод» Г. Гадамера [б]. Вот — традиционное заглавие. Что оно говорит нам? Оно говорит, что далее, за заглавием, будут рассмотрены отношения истины и метода, что этот текст говорит об истине и методе. А что говорит заглавие «Against Method»? О том ли, что дальнейший текст будет о методе? Конечно, да. И об этом тоже (и вторая часть заглавия здесь помогает): текст о познании, вместо методического познания познание «анархистское». Но такое понимание лишь производная от исходного смысла. «Against Method» чистый перформатив (по Остину). Предложение «Against Method» есть вербальное сопровождение действия, направленного против метода. Заглавие перформативного текста указывает не на то, о чем этот текст, но на действие, совершаемое текстом. Одновременно оно указывает на то, как следует читать и понимать текст. Такова функция заглавия любого текста. Заглавие «Истина и метод» указывает нам, что мы должны читать, и на то, что мы должны читать о чемто (что текст описательный). «Against Method» указывает, что в первую очередь читателю следует озаботиться пониманием действия, которое производится этим текстом, что текст перформативный [3 Существуют заглавия, функция которых состоит в том, чтобы указать на незаданность способа понимания текста, возможность многих способов понимания, отсутствие такового и прочее. Самое известное такое заглавие (и озаглавленный им текст) «Имя розы» У. Эко [16]. Но указание на незаданность способа понимания также выполняет функцию организации понимания текста.], и лишь во вторую очередь пониманием того, о чем этот текст. Правда, определенно сказать, как предписывает заглавие понимать озаглавленный им текст, можно лишь при прочтении самого текста (хотя бы какойто его части). Анализиро­вать заглавие можно лишь как элемент текста, в рамках целого текста, анализ же заглавия как отдельного предложения до начала чтения текста мало что может дать. Но я произвожу анализ текста Фейерабенда уже после прочтения всего текста (и неоднократного прочтения) и не собира­юсь имитировать, будто читаю его впервые, поэтому и могу сказать коечто о заглавии.

Итак, перед нами будет разворачиваться действие против метода 2. Методологическое замечание Для перформативных текстов характерно рамочное строение, большое место в них уделено самопредписаниям и одновременно предписаниям, как следует понимать данный текст, а также организации такого понимания. Очень важны, с этой точки зрения, всевозможные введения, предисловия, отступления, приложения и так далее (о «Логикофилософском трактате» Витгенштейн писал, что самое главное в нем — это предисловие и заключение [3, с. 172173]).

В тексте Феиерабенда наличествуют: 1) посвящение и пояснение к посвящению, 2) предисловие, 3) аналитический указатель, 4) введение. Разберем их по порядку.

3. Посвящение Процитируем его целиком: «Имре Лакатосу — другу и соратнику анархисту. Данное сочинение представляет собой первую часть книги о рационализме, которую мы хотели написать с Имре Лакатосом. Я должен был нападать на рационалистскую позицию, а Имре — отстаивать и защищать ее, парируя мои аргументы. Мы полагали, что обе эти части дадут представление о нашем долгом споре по этим вопросам — споре, который начался в 1964 году, продолжался в письмах, лекциях, телефонных разговорах, статьях почти до самых последних дней жизни Имре и превратился в неотъемлемую часть моей повседневной работы. Этим обстоятельством объясняется стиль данного сочинения: это длинное и в значительной степени личное письмо к Имре, в котором каждая резкая фраза написана в расчете на то, что на нее будет дан еще более резкий ответ. Очевидно, что в настоящем виде книга существенно неполна. В ней отсутствует наиболее важная часть — ответ человека, которому она адресована. Тем не менее я публикую ее как свидетельство того сильного и стимулирующего влияния, которое на всех нас оказывал Имре Лакатос» [12, с 126].





Итак, эта книга — письмо. Это коммуникативное действие, совершенное в расчете на ответ. Чем и объясняется стиль текста — резкий и полемичный, «каждая резкая фраза написана в расчете на то, что на нее будет дан еще более резкий ответ» [12, с 126].

В этом тексте выделено пустое место — место для ответа. И отсутствие ответа не случайность, возникшая изза смерти И. Лакатоса. Здесь случайность смерти конкретного адресата переводится в принцип строения текста: это коммуникативно организованный текст, в котором задано пустое место для читателя [4 Наличие пустого места важнейший принцип строения перформативного текста. Чтобы перформативный текст мог выполнить свою функцию саморепрезентации в коммуникации, в нем должно быть выделено пустое, незанятое место для другого, текст дол­жен быть открыт. По этому принципу построены, например, уже упоминавшийся «Логикофилософский трактат» Л. Витгенштей­на [5], «Что такое метафизика?» М. Хайдеггера [15], «Игра в классики» X. Кортасара [9].]. Пустое место выделено указанием на неполноту текста, на отсутствие в нем второй части.

Посвящение, как и заглавие (и, как мы в дальнейшем увидим, весь текст Фейерабенда), перформативно. Для Фейерабенда «задача ученого состоит не в том, чтобы "искать истину" или "восхвалять бога", "систематизировать наблюдения" или "улучшать предсказания". Все это побочные эффекты той деятельности, на которую и должно главным образом быть направлено его внимание и которая состоит в том, чтобы "делать слабое более сильным", как говорили софисты, благодаря этому поддерживать движение целого» [12, с 162].

Способы организации пустого места везде разные, но принцип один для всех. Так достигает­ся реальная полилогичность текста: текст не имитирует диалог (полилог), а организует его, стремясь не к законченности формы, а к организации отклика, критики и даже к собственному разрушению, текст становится катализатором коммуникации, поддерживает движение целого — поля коммуникации. Письмо форма, в которой осуществляется «плюралистическая методология» [12, с 161] Фейерабенда, форма, вызывающая порождение альтернатив тому, что сказано и показано в тексте.

4. Предисловие к немецкому изданию [5 Чтобы наглядно продемонстрировать различие пониманий текста в зависимости от того, воспринимаем мы его как описание или как перформацию, приведем примечание редактора к тексту: «При подготовке настоящего издания мы сочли целесообразным до­полнить его предисловием к немецкому изданию, в котором в простой и сжатой форме П. Фейерабенд излагает основные идеи своего сочинения (выделено мною — Ю.Г.)» [12, с 125].] Текст Фейерабенда нельзя понять, если не понимать того, что он является демонстрацией, испол­нением «плюралистической методологии». Он написан с позиции «эпистемологического анархиста» и имеет ярко выраженную коммуникативную направленность. Текст Фейерабенда — сознательный эпа­таж и провокация. И особенно провокационно начало текста — предисловие и введение, поскольку в задачу этих разделов входит вызвать отношение и запустить обсуждение. Все написанное в предисловии нельзя воспринимать серьезно как некоторые утверждения, так и ответы (да и к основному тексту тоже надо относиться с осторожностью). Предисловие это «как бы» утверждения, «как бы» ответы. Фейерабенд здесь явно не стремится дать какие бы то ни было ответы: сложно подозревать вменяемого человека в том, что он на полном серьезе может считать ответом резкие, явно предназначенные для «площади» высказывания. Высказывания в предисловии являются утверждениями (ответами) в самом последнем их аспекте. Если выделить три аспекта высказываний 1) коммуникативное действие, 2) вопрос, 3) ответ, то высказывания здесь прежде всего — это коммуникативное действие, потом вопрос и уже в последнюю очередь ответ. Кстати, к концу работы (когда отсеиваются читатели, возмущенные стилем и недоказуемыми, с точки зрения сциентиста, утверждениями, и остаются лишь те, кто начинает размышлять над вопросами, поставленными Фейерабендом) тяжесть высказываний все больше замещается вопросами и ответами, хотя и здесь постоянно появляются вы­сказывания, несущие коммуникативную нагрузку («чтобы карась не дремал»).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.