WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |

http://piramyd.express.ru/disput/shilmann/1.htm

Шильман М., 1998

ТАКТЫ ИСТОРИИ

Предисловие к электронной версии

По сравнению с оригиналом книгой "Такты истории", вышедшей в 1998 году, этот текст несколько неполон. Вопервых, отсутствуют карты и схемы (около 30 страниц А5), ввиду затруднений со сканированием графики, готовившейся к ризографической печати на отдельных листах и потому отсутствующей в виде файлов. Вовторых, сюда не вошли Приложения, несколько отличающиеся от основной мысли книги. Втретьих, по сравнению с печатным вариантом в тексте сделаны некоторые небольшие изменения и добавления в объеме обычной правки, никоим образом не повлиявшие на излагаемую концепцию. По чисто техническим причинам текст лишился одной таблицы, что, впрочем, не может повлиять на степень его удобочитаемости.

М. Шильман февраль 2000 г.

Введение Простое перемещение факта из одной линии связей в другую может сделать традиционное индивидуальным.

Ю. Лотман Попытка осветить основные аспекты всемирной истории в объеме краткого очерка достаточно полно, заранее обречена на неудачу. Грандиозная мозаика событий, дат и исторических нюансов теряет штрихи своеобразия при масштабировании. Самые общие обзоры достигают объема многих томов, отдельные эпохи и события становятся материалом пространных монографий и полем многолетних исследований. История по определению несовместима с методом моментальной фотографии. Многослойность, преемственность, взаимосвязь, дискретная тенденциозность процессов, протекающих на протяжении тысячелетий, сводит на нет любые попытки зафиксировать постоянно изменяющуюся картину мира. История большой длительности напоминает некую систему, длительность действия отдельных механизмов которой различна. Смена алгоритмов развития одних регионов или сохранение алгоритма развития протяженных историкогеографических территорий в такой системе совершенно равноправны. Для распознавания скелета структуры исторического процесса необходима тщательная работа по анализу отдельных групп событий, времен и фактов, цель которой отделить нюансы фабулы от событийиндикаторов глубинных, системных процессов. Статистические методы анализа массива исторических фактов в подобных случаях неприемлемы, т.к. плотность событий растет со временем. Причиной тому служит ряд факторов, в числе которых, прежде всего, трудности выявления и датировки событий, относящихся к древнейшему периоду развития человечества. Появление письменных источников облегчает восстановление картины прошлого. Археологические исследования конкретизируют и дополняют ее, растущие возможности интерпретаций размывают сами понятия абсолютной достоверности.

Выявление определенных тенденций развития территорий, государств и народов привело к практике деления мировой истории на периоды. Условность подобного деления налицо, однако, положительной стороной является облегчение ориентации в океане фактов. Эры, эпохи, периоды и времена раздробили единый исторический поток на части. Отдельные факты стали неукоснительно поверяться временем, а условные границы бич периодизации зачастую воспринимаются как некие реальные области пороговых или межсистемных переходов. Классическая наука довела анализ истории до пределов возможного до пошагового восстановления конкретных исторических перипетий. В то же время политические и социальные запросы каждого конкретного времени или общества стали все сильнее определять не только тенденции развития исторической аналитики, но и установки подхода к трактовке отдельных событий, в большинстве случаев уводящие от интернациональной, планетарной точки зрения на всемирную историю.

Все более детальный анализ позволил, однако, систематично описывать мировую историю. Тщательная деталировка к определенному моменту была проделана и по закону маятника усилия науки стали направляться на трансвременной исторический синтез. Историческая география, языковедение, этнография, культурология, климатология, религиоведение и другие науки совместно с историей стали давать результаты общего характера, восстанавливать единый и неразрывный ход истории. Анализ достаточно длительных процессов начал превалировать над анализом конкретных событий. В результате, наряду с системами повременной периодизации, исторических формаций и просто веков, стали появляться системы, ведущие учет сходных тенденций развития, исторических параллелей, аналогичности протекавших и протекающих процессов, сходности базисных условий в различные времена в различных регионах.



Современная история, пожалуй, немыслима без внутренней оси философии истории. Общие философские проблемы решаются с опорой на конкретный исторический материал, исторические расследования своими корнями уходят в определенную систему философских взглядов. История, выступающая и как хроника появления, развития и модификации философских взглядов, включила в себя историю философии. Философия, неразрывно связанная с процессом исторического развития человечества, стала в определенной мере поверяться соответствием данным истории.

Охватить общий ход истории системно было соблазнительно во все времена. Отказ от архаичной периодизации по крупнейшим монархиям был сделан Августином, который ввел шестичленную систему, свободную от простого циклизма и содержащую идею неуклонного исторического прогресса. Идея бесконечности процесса творения миров, базирующаяся на многократности божественных актов создания, высказанная Оригеном, совместила идеи примитивного циклизма с идеями глобальной исторической бесконечности. Цель движения человечества, трактовавшаяся с позиций традиционной теологии, довлела над всеми разрабатывающимися системами всемирной истории. Склонения к фатализму или хаотичности дополняли и демпфировали друг друга. Введение в зону рассмотрения понятия свободы человеческой воли наряду с существованием природных законов, фиксированности условий и внутренней динамичности социума, общей направленности процесса и его пошаговой целенаправленности изменили сам ракурс обозрения всемирной истории.

Уже у Гердера появляются мысли о человечестве как о постоянной естественной системе живых сил наряду с констатацией наличия связей между целями народов и обстоятельствами их существования. Кант столкнулся со своеобразной невозможностью однозначно сопрягать детерминизм исторического процесса со свободой воли индивидуумов и свободой воли в событиях истории. Ф.Бэкон разрабатывал идею всеобщности исторического развития на основе сходности и аналогичности ряда процессов в различных странах в разные времена. Гегелевское видение истории грешило недостатком знаний истории Востока, но предлагало традиционно циклопическое общее построение. Шопенгауэр предлагал рассматривать историю как знание, но отказать ей как науке ввиду отсутствия в ней некоей субординации познанного и отвести лишь координирующую роль, полагая достоверным лишь самое общее.

Киркегор, исключая мысль о законченности истории, бытовавшую в гегелевской философии, начинает ввод новых понятий, связанных непосредственно со свободой человеческой воли, но утверждает, что история не создается исключительно свободными действиями свободных людей.

Новая философия, не отвергая необходимость в историческом процессе, пошла по пути интеграции общего и особенного одновременно. Гуссерль уже говорит о постепенно прогрессирующей реализации единой цели человечества, Хайдеггер оперирует понятием основных процессов в судьбе народов, ОртегаиГассет фокусирует внимание на поиске постоянных ингредиентов исторической реальности, Ясперс ищет самобытное и универсальное, сильное и великое в историческом потоке. Материалистический рационализм Рассела приводит его к мысли о том, что общее число фактов географии, необходимое для расчета мировой истории, не слишком велико.

Появление направления истории большой длительности стало естественным продолжением развития современных исторических взглядов. Попытки отрыва от привычной сюжетности, фабульности и скрупулезной хронологии в историческом повествовании, так или иначе, уподобляет исторический процесс процессу геологическому, скорее действующему на людей, чем видоизменяющемуся в функции от человеческих действий.

Повидимому, создание системы или схемы, базирующейся на единственной доминанте, не представляется возможным по определению. В случае наличия любого жесткого закона деформации будут подвергаться пласты, лишь отчасти подпадающие под его действие. Любая закономерность, претендующая на оформление в качестве закона, автоматически должна пройти проверку на повторяемость. В то же время сама повторяемость снимает вопрос об уникальности того или иного явления, выхолащивая тем самым до формы рабочего действования. Совмещение обоих полюсов, однако, видится возможным в случае допущения и закономерности, и даже регулярности уникального, однако без конструирования жесткой системы, а лишь с фиксацией основных особенностей достаточно гибкого алгоритма протекания исторических процессов.





Работа над алгоритмом отличения существенного от случайного в общей массе фактического материала облегчается двумя основными данностями. Первое, и основное это развитие истории во времени или по стреле времени, из прошлого в настоящее, что определяет саму историю как необратимый процесс и форму прошедшего времени. Второе, непосредственно следующее из первого ретроспективный характер рассмотрения происходившего, а с учетом местонахождения историканаблюдателя не только ретроспективный, но и фактически обратный, противовременной взгляд, отчасти облегчающий указанную сортировку ввиду знаний результатов рассматриваемых явлений или процессов.

В этом случае регулярность становления зон пороговых переходов или другими словами гармоническая регулярность появления зон бифуркаций входит в тело алгоритма развития, не исключая ни детерминизма с одной стороны, ни свободы человеческой воли, случайности, флуктуаций вблизи разумной субстанции с другой. Рассмотрение всех возможных в конкретный момент времени частных альтернатив развития подсистем становится не столь актуальным, ввиду определяющего действия на более высоком, системном уровне алгоритма развития всемирной истории на всем ее протяжении статично с одной стороны и в потоке, динамически, с другой.

Аналогии и допущения...мы должны радоваться, если наше рассуждение окажется не менее правдоподобным, чем любое другое, и притом помнить, что и я, рассуждающий, и вы, мои судьи, всего лишь люди, а потому нам приходится довольствоваться правдоподобным миром, не требуя большего.

Платон Предуведомлением к дальнейшему изложению с необходимостью становится вопрос о приемлемости общих аналогий между искомыми законами исторического развития и законами, являющимися результатами развития других, более точных в нынешнем понимании наук физики, математики, биологии и др.

Вне всякого сомнения, механическое привнесение выводов из одной сферы человеческих знаний в другую влечет за собой привязанность к заранее заданным схемам или низведение всего имеющегося массива фактов до абстрагированных от временнопространственных перспектив матриц событий, потворствующих лишь желанию машинного просчета. Без учета смыслового наполнения событий, становление которых и является областью рассмотрения, при игнорировании доминантного спектра условий, в которых эти события произошли, формальное структурирование и попытка анализа предпосылок и результатов действия неких законов такого плана как алгоритмов высокого уровня заранее обречено на неудачу.

Достаточно полной иллюстрацией пределов механических аналогий может служить ретроспективный обзор попыток моделирования миропорядка, в котором новейшие достижения механики наряду с философскими спекуляциями и теологическими догмами, эволюционирующими параллельно, играли роль и определителя, и в большинстве случаев общего знаменателя. Статичность небесного устройства уступила место математически правильным кругам орбит небесных тел; те в свою очередь были сменены эллиптическими орбитами планет Кеплера. Иерархия небесных сфер уступила место астрономии. Красота как истинность в понятиях эллинизма, логичность аристотелевских категорий, симметричность раннехристианской триады и вырастающая из нее упорядоченность гегелевского Духа, все порожденное привычными для человека естественными ощущениями подверглось массированной атаке идей, степень абсурдности которых при привычном рассмотрении казалась наивысшей. Человечество отказалось от физиологичности Ламетри и от рассмотрения биологических организмов как рационально функционирующих с природной точки зрения машин. Процесс мышления перестал представлять выработку мыслей по образу и подобию производства предметов материальной культуры или выработки химических веществ. Бог перестал отвечать на все вопросы одинаково складно и его повсеместный патронаж все больше отличался от того унифицированного руководства, которым полнилось давнее прошлое человечества.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.