WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 52 |

В.Д. Шадриков

ПСИХОЛОГИЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

Издание второе, переработанное и дополненное

Рекомендовано Государственным комитетом

Российской Федерации по высшему образованию

в качестве учебного пособия для высших учебных заведений

Издательская корпорация "Логос»

Москва * 1996

ББК 88.4 1Ш6

Рецензенты:

Доктор философских наук профессор ЕЛ,Юшмов (Московский государственный университет) Дшстор психологических наук профессор ВММружинин (Институт психологии РАН) Шадриков В.Д.

Ш16 Психология деятельности и способности человека: Учебное пособие, 2е изд,, перераб. и доп. М.; Издательская корпорация "Логос", 1996. 320 с: ил ISBN 5884390157 Рассматривается система объективных закономерностей, которые характеризуют индивидуальную деятельность, ее теоретические начала, а также психологическая сущность обучения как процесса формирования психологической системы деятельно­сти, Показываются роль и место способностей как свойств функциональных систем, реализующих разл1ганые психические функции, В отличие от первого издания (Москва, "Логос", 1994) специальный раздел посвящен духовным способностям.

Предназначена для студентов, аспирантов н преподавателей психологических фа­культетов университетов и академий. Будет полезна психологам, педагопш п родителям» ББК 88. ISBN 5884390157 © Шадриков В.Д, © Издательская корпорация Оформление, Введение Предлагаемая читателю работа выполнена на стыке трех на­правлений: психологии способностей, психологии деятельности и проблемы развития.

Главной своей целью автор считал рассмотрение природы че­ловеческих способностей, их структуры и механизма развития. Нетрудно показать, что эти проблемы вплотную смыкшотся с клас­сическими проблемами человеческого бытия, волновавшими мыс­лителей на протяжении тысячелетий. Попытки их философско­го осмысления мы находим в трудах Платона и Аристотеля, Ав­релия, Августина и Фомы Аквинского, ИбнСины и Фараби, Спинозы; они и сегодня представляют собой одну из основопола­гающих тем философских изысканий» Собственно психологическое изучение способностей и ода­ренности получило освещение в трудах Штерна, Клапареда, Тэрстона, Спирмена, Торн дайка, Мебиуса и Беца, Меймана, Пьерона, Липмана и др. Ученых интересовала сущность способностей> их обусловленность наследственными факторами и историей жизни личности, а также проблемы общих и специальных спо­собностей, возможности измерения способностей. Значительное число исследований было посвящено профессиональным способ­ностям.

В отечественной психологии следует выделить работы JLCPyбинштейна, ККПлатонова, Б.МТеплова, ЭАГолубевой, Н,С,Лейтеса, ЛАВенгера, В.А.Крутецкого, 3А.Калмыковой, E.ILИль­ина, ТИ. Артемьевой, В, Н+Дружинин а и др. Теоретические иссле­дования прежде всего относились к определению существа содер­жания понятия способности, их: социальной обусловленности, проявлению и развитию в конкретных видах деятельности В ре­зультате этих исследований сформировалась определенная фено­менологическая картина проблемы способностей» Однако в этой картине почти не представлен онтологический аспект проблемы способностей, психические механизмы способностей и одаренно­сти, В результате в психологической науке образовалась своего рода пропасть между задатками и способностями, которую час­то стараются не замечать, В настоящей работе представлена концепция познаватель­ных способностей, их структуры и механизмов в единстве как re нетически обусловленных так и прижизненно сформированных механизмов Данная концепция явилась результатом теоретиче­ского анализа и обобщения трудов Л.СВыготского по развитию высших психических функций [55], Б.Г,Ананьева по функцио­нальным и операционным механизмам перцептивных процессов [8], ДА*Ошанина по проблемам оперативности отражения [194]? А.РЛурил по основам нейропсихологии [169], ILK.Анохина по физиологии функциональных систем [13], а также работ в облас­ти генетической психологии [216 и др] Опираясь на разработанные автором представления о том, что такое способности, какова их структура и механизм функциони­рования, в книге предложено решение проблемы соотношения и взаимосвязи общих и специальных способностей, исследованы механизм развития способностей и пути диагностики способностей.

Способности есть проявление личности. Они всегда выража­ются в уровне мастерства, в искусстве» искусности человека. Мы оцениваем, как правило, уже реализацию способностей, а не са­ми способности как таковые И эта реализация способностей мо­жет существенно искажаться в зависимости от того, свободен ли человек в самореализации* так же как свободен ли он в творче­стве. Эта реализация детерминирована внешним миром.

Но способности человека могут входить и нередко входят в про­тиворечие с требованиями внешнего мира. Казалось бы, на пер­вый взгляд, что человек должен» живя в данном мире, считать­ся с ним. Но, может быть, творческое начало способностей заклю­чается именно в том, чтобы выйти за границы этого мира. Меж­ду тем наши способности находятся как бы в оковах. И тот, кто свыкся с этими оковами, кто подчинил свои способности внеш­ним требованиям, может проявлять способности к исполнению лучше и удачливее того» кто пытается вырваться из оков. Одна­ко лучший исполнитель, как правило* не способен на творчест­во. Это способности исполнения в определенных условиях, а не свободного творчества.

Учение о способности было приспособлено к нормативной деятельности, предполагающей некий способ ее выполнения. Способности раскрываются прежде всего тогда, когда есть свобо­да деятельности, свобода в выборе самой деятельности, свобода в формах ее реализации, в возможности творчества Но мы изу­чаем не способности вообще, а способности действовать в норма­тивном мире Нормативные способности и способности творчества трагиче­ски противостоят друг другу* Мы же все свои усилия сосредото­чиваем на нормативных способностях, на способностях, анга жированных нашей детерминированной жизнью, культурой, вто­рой природой, созданной человеком Между тем способности че­ловека как представителя царства животных — первородные способности — часто входят в противоречия со способностями со­циального человека. И приходится констатировать, что способкости не только связаны с нашей социальной жизнью, но и по­давлены этой социальной жизнью, деформированы и подмяты ею. В обозначенном контексте представляется целесообразным рас­смотреть проблему общих и специальных способностей.

Из категории способностей ушли такие способности, как ду­ховные. Но без духовных способностей невозможно проявление всех остальных способностей. Из духовного надо стремиться по­нять творческое, а далее — уже и способное, а не наоборот На­до восходить от духовных способностей к реальным, исполнитель* ным. Социальная обыденность искажает реальный смысл способ­ностей, сводя их к примитивному исполнению или познаниюПрактичность в познании мира не может быть верховной ценно­стью и конечной ценностью человеческой жизни. Духовность же является такой ценностью* А следовательно, и оценка способ­ности должна осуществляться через призму духовности. Вот по­чему вопрос о способностях тесно связан с онтологией добра и зла. Теоретически невозможно говорить ни о какой способности, ес­ли мы не определим добро и зло, ибо тогда не ясно, о способно­сти к чему идет речь, так как не будет определен предмет спо­собности. Такой подход в свою очередь предполагает, что добро есть, а не только мыслится людьми Существует онтология доб­ра и зла, а не только понятие людей о добре и зле.

Природная сила человека, природные способности проявля­ются в большей мере в детском возрасте, когда они во многом еще свободны от воздействия сознания, до сознания, до добра и ис­тины, до оценки и выбора* Достаточно понаблюдать за ребенком, и мы увидим> что полнота отражения окружающей среды, при­родного мира у него гораздо больше, чем у взрослого* И это как раз объясняется тем, что эти способности проявляются до оцен­ки и выбора, до добра и истины. Это непосредственное воспри­ятие, это буйство и стихия природных способностей.

Генезис способностей как первичной стихии, как некоторой природной, досознательной целостности, не испытавшей рефлек­сии, и развитие способностей через раздвоение, через рефлек­сию* оценку, через свободу поведения еще нуждаются в анализе.

Нормы и ценности определяют динамику развития способно­стей. Поэтому не существует способностей вне норм и ценностей. Но эту связь надо видеть и надо раскрывать.

Перечисленные выше проблемы стали предметом настоящей работы. Каждая из них раскрыта с разной степенью полноты, но даже и там» где не удалось дать целостного изложения пробле­мы, сама их постановка, по нашему мнению, может оказаться по» лезной в силу или своей новизны, или забвения ранее активно раз­рабатывавшейся проблематики. Несомненноt что в последнем случае новое время дает и новую трактовку старых проблем.

Обращаясь к проблеме развития способностей, мы с необхо­димостью приходим к проблеме деятельности, к определению мес­та и значения способностей в деятельности, к выявлению усло­вий, при которых деятельность становится средством развития личности в целом и способностей в частности* Данные проблемы решаются в работе с позиций концепции системогенеза деятель­ности [267], В работе предпринята попытка вернуться к проблематике деятельности как искусства и деятельности как счастья.

По нашему мнению, в настоящее время утеряно по ним ал ие деятельности как искусства. Для того чтобы к нему вернуться, необходимо прежде всего представить систему объективных за­кономерностей, которые характеризуют деятельность, систему ее теоретических начал. Только усвоение системы этих теоретиче­ских начал открывает путь к достижению выдающегося резуль­тата, но всетаки способы деятельности ни в коей мере не будут произвольными.

Понимание деятельности как искусства будет неполным, ес­ли мы не раскроем идеи индивидуализации деятельности* С од­ной стороны, мы утверждаем уникальность каждого человека, с другой стороны, современные исследования позволяют утвер­ждать, что даже элементарная частица потеряла свою единич­ность, у нее нет одинаковости, тождества [284]. Тем более это мож­но сказать о человеке Личность не замкнута сама в себе, она взаи­модействует с окружающей средой и с другими личностями и в каждый момент не тождественна сама себе. И все же мы ее иден­тифицируем как данную личность. Уместно также вспомнить сло­ва НЗердяева, который писал, что говорить об индивидуальных особенностях человека это значит потерять индивидуальность. "Ложно всякое сравнение людей по их гениальности или дарови­тости, ибо это есть отрицание индивидуальности5* [30, с, 120] Та­лант индивидуален, но индивидуален не столько в плане того, что присущ конкретному индивиду, а гораздо более важно, что он ин­дивидуален в плане индивидуального выражения, в плане того, чтр в таланте проявляется вся личность, которая изменчива и ко­торую невозможно измерить и оценить в полном объеме.

Понимание деятельности как искусства сокрыто в лично­сти Исходя из общей методологической установки о том, что внешние воздействия преломляются через внутренние условия, можно утверждать, что нормативная деятельность всегда будет принимать индивидуально выраженный характер. Индивиду­альный характер деятельности не есть следствие компенсации, а есть следствие выражения деятельности через личные качест­ва. Но связь деятельности и личности взаимна В том случае, ко­гда человек не может на данном уровне развития реализовать тре­бования деятельности, происходит развитие самой деятельности и развитие человека, В работе мы пытаемся рассмотреть эту диа­лектическую связь.

В настоящее время утрачен еще один важный, сущностный аспект деятельности — ее понимания как счастья как формы са­мовыражения, как формы становления человека тем, что зало­жено в потенции, как завершение природы человека путем раз­вития его возможностей {Аристотель, Спиноза, Фромм и др.). Дея­тельность чаще всего рассматривается с позиции ее продуктив­ности, прикладной значимости. Но такая деятельность, как пра» вило, жестко детерминирована, не свободна, а следовательно, и ограничена по возможностям развития личности.

На основе теоретических исследований и экспериментально­го материала в работе дается определение понятия психологиче­ской системы деятельности, выявлены компоненты ее архитек­тоники и сделана попытка раскрыть сущность научения в про­цессе освоения предметной деятельности:. Главная же задача со­стояла в наполнении архитектуры психологической системы дея­тельности конкретным психологическим содержанием, конкрет­ными механизмами, отражающими специфику человеческой деятельности* Изучение процессов системогенеза предметной деятельности позволило автору предпринять попытку интерпретировать ее применительно к ученой деятельности.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 52 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.