WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

—регистрирован Госкомитетом Украины по прессе 7 апреля 1994 года Регистрационное свидетельство КВ №557

СОДЕРЖАНИЕ

Мирослав ПОПОВИЧ. Памяти Юрия Дмитриевича ПРИЛЮКА...

КУЛЬТУРА И МИРОВОЗЗРЕНИЕ Арнольд ЦОФНАС (Одесса). Комплементарность мировоззрения и миропонимания...............................................................................

САМООПРЕДЕЛЕНИЕ НАПИИ Юрий КАРПЕНКО (Одесса). АПотебня —зачинатель украинского народоведения............................................

ОБЩЕСТВО МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ Эльвира ПЛИССОЗСКАЯ, Мария ЛИНОВИЦКАЯ. Современное общество: роль мужчины и женщины.............................................

ЛОГИКА. МЕТОДОЛОГИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Юрий ИЩЕНКО. Классическое и неклассическое в философии Маркса................................................................

СОВРЕМЕННАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ СОЦИОЛОГИЯ Павел ФЕДОРЧЕНКО. Классическая социология и современная социальная теория..................................

© Редакция журнала «Философская и социологическая мысль», КУЛЬТУРА И МИРОВОЗЗРЕНИЕ.

Арнольд Цофнас ЦОФНАС Арнольд Юрьевич – кандидат философских наук, доцент кафедры философии и основ общегуманитарного знания Одесского государственного университета им. И.И. Мечникова.

Сфера научных интересов – логика и методология познания. Имеет ряд печатных работ – монографий ("Логика и методология системных исследований (К.Одесса, 1977, в соавт.), "Логические методы и формы, научного познания" (К; 1984, в соавт.), "Взаимосвязь теории и практики" (К., 1986, в соавт.) и статей, опубликованных в научной периодике Украины и за рубежом.

В нашем журнале выступает впервые.

КОМПЛЕМЕНТАРНОСТЬ МИРОВОЗЗРЕНИЯ И МИРОПОНИМАНИЯ Кто не знаком с определениями субъективности и объективности и захочет их удержать в их абстрактности, тот найдет, что эти абстрактные определения ускользают у него из рук раньше, чем он успевает оглянуться, и каждый раз он будет говорить как раз противоположное тому, что хотел сказать.

Гегель Согласно Гегелю, и религия, и наука, и философия — каждая на свой манер — стремятся преодолеть противоположность © А. Цофнас. ISSN 02353512. Филос. и социол. мысль, 1995, №12 объективного и субъективного: религия – через осознание человеком своего единства с Богом, через такую любовь, когда Бог перестает быть объектом; наука и философия – через сведение объективного к субъективным понятиям. Решение этой задачи, по Гегелю, доступно лишь диалектическому мышлению1.

Но поскольку диалектическое мышление трудно отлить в общедоступные суждения, были зафиксированы две как бы параллельные и оппозиционные друг другу культуры (Ч.П. Сноу), старая борьба "физиков" и "лириков", противостояние двух "бездн" (Д.С. Мережковский). Возможно, это и в самом деле главное противоречие человеческого интеллекта, которое в раз­ные эпохи и с разными оттенками описывалось как фундаментальное противостояние души и плоти, разума и веры, природного и человеческого и т.д. За этим легко угадываются контуры проблемы несоответствия христианского языческому.

Во всех случаях речь так или иначе идет о способах целостного представления мира. Первое впечатление об этих способах может дать уже сам перечень – довольно внушительный, но далеко не полный – названий, которыми оперируют разные авторы. Чаще всего данные способы противопоставляют как онтологический, объективистский, натуралистический, научный (сциентистский), позитивистский2, антигерменевтический3, внешний4 и т.д., с одной стороны, и феноменологический, субъективистский, антропный (антропологический), донаучный (обыденный), экзистенциальный, антипозитивистский, прогерменсвтический, внутренний и т.д. – с другой Учитывая цели построения картин бытия и характер решения проблем, их ставят в оппозицию как рациональную – интуитивной, рассудочную – духовной5, номотетическую (ориентированную на законы) – идеографической (ориентированной на целостные образы)6, точную – "пушистой" (в смыс 1 Гегель Г. Энциклопедия философских наук. – Т 1. – Наука логики. – М.. 1975. – С. 384.

2 Вригт Г.Х. фон. Логикофилософские исследования. – М., 1986 — С. 66 — 69).

3 Demer A. Elementarkurs Philosophic: Hermeneutik. – Dussceldorf; Wien? 4 Гершензон М.О. Творческое самосознание // Вехи. Сб. статей о русской интеллигенции – М., 1990. – С. 5 Флоренский ПА. Столп и утверждение истины. – Т.1. – М., 1990. – С.12.



6 Виндель6анд В. История и естествознание // Прелюдии. – СПб, 1904.

_ле ее небулярн ости)1, фактологическую ("меонизированную") – той, что отображает "чистые смыслы" ("эйдетической")2 и т.д.

Разумеется, все эти оппозиции специфичны для каждого из авторов. часто не совпадают по признаку противопоставления, могут в чемто пересекаться друг с другом, а используемые термины тянут за собой хвост философских ассоциаций оценочного характера. Поэтому, стараясь избавиться от излишней здесь точности и желая дать читателю возможность различить способы отношения к миру по тому признаку, который для читателя приемлем и желателен, некоторые авторы ищут философски нейтральные термины. Так, Н.А. Бердяев писал о "разуме малом", то есть научном, логическом, безсубъектном, и "разуме большом", вмещающем веру, интуицию, бытие, слияние субъекта и объекта и даже "безумие" — в том смысле, как Апостол Павел говорил: "Будь безумным, чтобы быть мудрым"3. Г. Башляр, сопоставляя рационализм и антропологизм, говорил о "дневном человеке и "человеке ночи"4. Встречаются противопоставления "эпической" и "лирической", "альтруистической" и "эгоистической" картин мироздания.

Я бы предложил эти два способа представления мира в виде единого целого различать как мировоззрение и миропонимание. В самом деле, в мировоззрении обычно подчеркивается онтологический момент (странно было бы говорить о "субъективистском мировоззрении"), а в миропонимании, напротив, личностный (не принято говорить об "объективистском понимании"). Однако каждый, кто прочитал хотя бы одну книжку по философии, пусть даже только учебник для вузов, о мировоззрении и миропонимании имеет собственное суждение. Поэтому, чтобы не вызывать критики в свой адрес, я тоже выставлю нейтральные термины: речь пойдет о "холодной" и "теплой" картинах мира (ХКМ и ТКМ).

_ 1 Parret Н. Сопtexts of understanding. — Amsterdam, 1980.

2 Лосев А.Ф. Философия имени // Из ранних произведений. — М, 1990. —С. 156.

3 Бердяев Н.А. Философия свободы // Философия свободы. Смысл творчества. — М., 1989. — С. 54.

4 Башляр Г. Новый рационализм. — М., 1987. — С. 285 — 286.

Было бы интересно соотнести эти два способа воспринимать мир именно как системы, имея в виду, что существуют двойственные способы представления объектов как систем1:

(1) части произвольного объекта являются элементами системы, если в них реализуется некоторое отношение (реляционная структура), обладающее определенным, то есть концептуально фиксированным свойством;

(2) части любого объекта являются элементами системы, ест они, напротив, выделены по некоторым свойствам (атрибутивная структура), находящимся в фиксированном отношении (реляционный концепт).

Независимо от того, претендует ли "холодная" картина мира на отождествление с реальностью или признает свой ограниченно модельный характер, допуская возможность и других моделей, в качестве своего концепта она выбирает свойство объективности. ХКМ строится как независимое от автора объяснение действительности. В ней нет места никаким "я думаю", "я воспринимаю", "мне кажется", ссылки на падающие яблоки или даже эйнштейновского "наблюдателя" без труда и без ущерба для смысла ХКМ могут быть устранены. Процессы создания различных ХКМ интересны только историкам и методологам науки.

Главное состоит в том, чтобы ХКМ выполняла свою основную функцию — позволяла объяснять мир как имманентную систему, систему, не требующую для реализации своей структуры ничего, кроме предполагаемых элементов самого мира, и изменяющуюся (или не изменяющуюся) благодаря собственным законам, знание которых обеспечивает расширение, углубление или упрощение ХКМ и предсказание явлений.

Структурой ХКМ, таким образом, всегда выступают законы или законоподобные (не столь строгие) суждения, а элементами — все, что угодно: явления природы, события истории, языковые единицы, понятия или даже эмоции. Лишь бы они подпадали под соответствующие закономерности. Элементы при этом действительно теряют индивидуальность, все неповторимое и уникальное становится "несущественным" как раз в той степени, в какой не охватывается структуройзаконом. Единичные _ 1 Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. — М., 1973. — С. 103 — 105.





события ("большой взрыв", возникновение человека и т.п.) объясняются через поиск причин, при наличии которых они могли бы повторяться, то есть как регулярности.

Если в поле действия ХКМ попадает человек со всеми его целями и ценностями, верой и надеждой, образами и эмоциями, то он рассматривается как элемент Космоса, как элемент естественноисторического процесса, как онтологизированный субъект, сознательно или бессознательно реализующий безличные законы, обнаруженные биологией, историей, социологией, психологией, экономикой и т.д. Это — актер "божественной комедии", геологическая сила, элемент антропосферы, "животное, делающее орудия труда", производительная сила, пролетарий или буржуа, трудовой ресурс, участник коммуникативного акта, учащийся как "чистая доска" и т.д.

В рамках ХКМ понимание человеком мира, в котором он живет, также подчиняется определенным закономерностям и рассматривается как элемент этого мира. При этом "отдельный человек кажется непонятным, но не общество"1. Все это не мешает фиксировать зависимость человеческого понимания от социокультурных феноменов.

"Холодное" мировоззрение существует только потому, что оно приемлемо для широкого круга лиц в социуме, которому оно предложено (общезначимость). Доверие к ХКМ обеспечивается благодаря ее внутренней обоснованности, принудительности вы­водов, непротиворечивости, предсказательной силе, относительной простоте и практической применимости. Это значит, что ХКМ обречена на стремление к максимальной рациональности. Даже "холодные" ветхозаветные догматы периодически приводились в соответствие с доводами рассудка.

Итак, ХКМ строится как система в смысле определения (1), то есть как система вещей, на которых реализуются некоторые отношения (в частности, законы), обладающие свойством объективности. Системный подход обладает тем преимуществом, что позволяет достаточно строго описать специфически системные характеристики мира, представленного как ХКМ2. Рамки 1 Ясперс К. Духовная ситуация времени // Смысл и назначение истории. — М., 1991.—С. 380.

2 Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. — С. 150 — 176.

данной статьи не позволяют подробно говорить об этом, отмечу лишь, что у ХКМ, как она воспринимается ее адептами, обнаруживаются такие значения системных параметров, как имманентность, упорядоченность, внутренний характер (ХКМ предполагает, что структура мира определена природой соотносимых элементов), незавершенность, детерминированность, центрированность (всегда есть фундаментальные принципы, с которыми сверяется каждое положение ХКМ), минимальность и др.

Однако множество раз отмечалось, что ХКМ уязвима, по крайней мере, в одном пункте: нельзя не признать, что любая ее разновидность — не более чем человеческое знание, что "бытие, с которым имеет дело рациональная гносеология и онтология, есть уже продукт мысли", что в этом аспекте "объективный мир есть продукт объективации..."1. Иначе говоря, ХКМ никогда не свободна от субъективизма. Соответственно, всякое мировоззрение, с "теплой" точки зрения, оказывается миропониманием.

Но тогда ХКМ не может считаться ни имманентной, ни внутренней системой, поскольку утверждается, что структура "мира" — это представления конкретного человека в конкретной культурной среде. Обладатели определенных представлений о мире и о месте в нем человека не в состоянии создать вневременную и внесубъектную модель. А это, увы, разрушает ХКМ, что не удивительно — ведь критика направлена против самого ее концепта.

Таким образом, с точки зрения сторонников ТКМ, система взглядов, обозначенная как ХКМ, является на самом деле "теплой", но ограниченно и непоследовательно "теплой". Обнаруживающийся антропный вакуум все равно заполняется: принятие определенной ХКМ не избавляет нас от параллельных представлений, которые при сознательном анализе квалифицируются как человеческие слабости. "Так, солнце заходит для нас попрежнему, хотя мы и знакомы с коперниканской картиной мира"2. Многие серьезные натуралисты преисполнены любви к Богу, хотя не находят ему места в своей ХКМ.

1 Бердяев 11.А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. — М., 1990. — С. 86 – 87.

2 Гадамер X. Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. — М., 1988.—С. 519.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.