WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Категориальный и некатегориальный смыслы понятия бытия // Byt i jego pojecie. – Wydawnictwo Universytetu Rzeszowskiego.– Rzeszow, 2003.– S. 214224.

Цофнас А.Ю.

КАТЕГОРИАЛЬНЫЙ И НЕКАТЕГОРИАЛЬНЫЙ СМЫСЛЫ ПОНЯТИЯ БЫТИЯ Часто понятие бытия употребляют не в философском, а в обыденном смысле – для обозначения мира в целом, каких либо явлений, жизни (не в какомлибо из ее скрытых оснований или возможных проявлений, а вообще). Кроме того, "бытие" используют в значении глагола, указывающего на наличие, присутствие чеголибо. Стоит ли искать особую философскую подоплеку у сказочника, когда он поминает "бытие" в предложении "И я там был, медпиво пил"? Наконец, глагол "быть" употребляется в смысле вспомогательного глаголасвязки натурального языка.

Аристотель выделял с десяток значений связки "есть", но среди них не было "бытия" как синонима мира вообще или иного слова со специфически онтологическим смыслом, а был анализ употребления "бытия" (to einai) в обычных категорических суждениях: "Бытие же само по себе приписывается всему тому, что обозначается через формы категорического высказывания, ибо сколькими способами делаются эти высказывания, в стольких же смыслах обозначается бытие", т.е. значение слова он отождествлял, соответственно содержанию суждений, с сущностью, качеством, количеством, отношением, действием, претерпеванием, местом или временем [1 Аристотель. Метафизика, Кн. 5, 1017а 2030.].

По словам И.Канта, "бытие", когда оно выполняет роль вспомогательного глаголасвязки, используется как логический предикат, который не предполагает никакого реального свойства у предмета, "…иными словами оно не есть понятие о чемто таком, что могло бы быть прибавлено к понятию вещи" [2 Кант И. Критика чистого разума // Кант И. Соч. в 6ти томах.– Т.3.– М.:Мысль, 1964.– С.521.]. Все суждения о бытии, которые могут составлять какоелибо знание, являются, по Канту, синтетическими, а не аналитическими, "как и должен это признавать каждый разумный человек" [3 Там же.]. [214] В современной логике по поводу глагола "есть" возникла дискуссия. С одной стороны, благодаря трудам Г.Фреге и Б.Рассела, за этим словом закрепилось трихотомическое толкование – когда оно указывает на: (а) бытие вещи ("Всетаки есть умные люди"); (б) отношение тождества "Четверка есть произведение двух двоек"; (в) предикацию ("Мицкевич есть поэт"). К этому добавляли и еще один смысл – (г) включения в класс ("Человек есть примат"). Эта трихотомия (квадротомия?) принималась большинством математиков, логиков, лингвистов ХХ столетия, в частности, У.Куайном, Д.Дэвидсоном, Н.Хомским и др. В языке тернарного описания, о котором речь пойдет ниже, различия в употреблении слова "есть" передаются несколькими видами импликации.

С другой стороны, Я.Хинтикка, в рамках развиваемой им теоретикоигровой семантики, настаивал на возможности стирания семантических граней в этих указаниях на бытие и, тем самым, хотел оставить без внимания данную многозначность: "Фреге и его последователи просто ошибались: мы не можем отделить одно от другого – “есть” тождества, “есть” предикации и “есть” существования" [4 Хинтикка Я. Связка "есть", семантические игры и семантическая относительность // Хинтикка Я. Логикоэпистемологические исследования.– М.: Прогресс, 1980.– С. 322. ]. Так или иначе, но за разбираемыми значениями "бытия" обычно не предполагалось особых натуральноонтологических феноменов.

Вместе с тем, существует давняя философская традиция (от Гераклита и Парменида, через философов Нового времени и до экзистенциализма) использования понятия "бытие" в специфически философскокатегориальном смысле. Порой категориальный и некатегориальный смыслы этого слова смешиваются и "перехлестываются". Тогда возникают недоразумения. Кант обращал на это внимание в связи с проблемой доказательств бытия Бога. А Ф.Энгельс критиковал (повидимому, справедливо) Е.Дюринга за то, что в философии последнего исходная для него идея бытия, как он ее толковал, не позволяла ничего добавить ни к принципу материального единства мира, ни, соответственно, к принципу идеального единства мира и, вообще, не давала возможности выстроить философскую систему. Действительно, философы натурфилософского склада проблему бытия ставили чаще всего именно в плане уровней подлинности или первичности бытия вещей разного рода. Однако "бытие" в смысле Dasein экзистенциализма мало чем напоминает "бытие" натурфилософии, и, соответственно, хочется спросить, как могут столь разные понятия считаться одной и той же философской категорией.



Вопрос о различных категориальных и некатегориальных смыслах понятия бытия сталкивается, таким образом, с еще одной старой [215] проблемой – с понятием философской категории. Существующие определения этого термина, как правило, не являются достаточно четкими и, увы, не создают впечатления, что вопрос о категориях существенно прояснился со времен Аристотеля. Так, из новых справочников можно узнать, что философские категории "с одной стороны, наиболее общие и вместе с тем простейшие формы действительности, высказываний и понятий, “родовые понятия” (Кант), от которых происходят остальные понятия (категории познания, сознания), а с другой – первоначальные и основные формы бытия объектов познания (категории бытия, категории реального)" [5 Философский энциклопедический словарь.– М.: ИНФРА, 2000.– С. 204.].

В данном определении предпринята попытка соединить совершенно разные (исключающие друг друга!) точки зрения на "категории", оно оставляет практически все вопросы по поводу этого философского термина открытыми. Являются ли все же категории, по мнению автора статьи, высказываниями, понятиями или формами действительности? Если категории рассматриваются (Кантом, как сказано, хотя до Канта это было еще у Аристотеля) в качестве родовых понятий и от них "происходят" (это уже ближе к Гегелю) остальные понятия, то почему игнорируется "индуктивная" точка зрения, когда под категориями понимают предельно абстрактные обобщения опыта (Милль), или точка зрения, согласно которой определение природы категорий носит, вообще, функциональноотносительный характер: Ленину, кажется, нравилось соответствующее рассуждение в гегелевской "Науке логики", когда он написал: "Различие бытия от сущности, понятия от объективности относительно" [6 Ленин В.И. Философские тетради // Ленин В.И. Полн. собр. соч.– Т. 29.– С. 180.]? Наконец, если категория – это форма бытия, то что тогда можно было бы почерпнуть из такого, например, суждения о самой категории "бытие": "Бытие есть форма бытия, противополагаемая “небытию” (или, соответственно, у других авторов, противоположная “существованию”, “сознанию”, “сущности” и т.д.)"? Могут возразить, что дефиниции категорий без круга в определениях дать, вообще, невозможно, но обычно круг образуют из противопоставления данной категории своему соотносительному понятию, а здесь круг образуется из определения термина через самого себя способом idem per idem. Не происходит ли здесь как раз смешение категориального и некатегориального смыслов употребления слова? Очень часто утверждается также, что философские категории являются "предельно широкими по объему понятиями". Но и это навряд ли можно принять без оговорок. По своему словарному значению слово "категория" предполагает членение предмета рассмотрения на какието [216] группы, типы, разряды однородных вещей, отношений или свойств по общему для них признаку, а значит и соотнесение с чемто другим. Греческое kathgoria буквально означает "высказывание", но что можно было бы высказать, скажем, об Абсолюте, если не предполагать никакого его разделения и ни с чем его не соотносить? Иначе говоря, любые категории, в том числе и философские, по крайней мере, в качестве понятий, непременно выполняют (едва ли не важнейшую) свою функцию – аналитическую. Без этой функции они были бы практически бесполезны для продвижения мышления.

А между тем, действительно, существует целое семейство "предельно широких по объему понятий", которые не выполняют такой функции, а используются лишь в качестве исходного пункта рассуждений, выступают подобием родовых понятий как раз для философских категорий. К их числу относятся такие, как "мир" (конечно же, не в смысле "мир – война"), "действительность" (когда слово используется не в значении, заданном оппозицией "возможность – действительность", а опятьтаки для указания мира вообще), "реальность" (не противополагаемая чемуто, допустим, мнимому), "универсум", то же "бытие" (в некатегориальном смысле) или, наконец, обычное слово "всё", смысл которого охватывает что угодно – пока, разумеется, философ не начнет противополагать его какомунибудь "ничто", наделяя оба слова особыми предикатами и деля на части мир.





Итак, философские категории служат способом первичного мысленного деления непересекающимся образом и без какоголибо остатка тех самых "всего", "мира", "универсума", как бы ни трактовалась их природа, на взаимоисключающие и взаимодополняющие части. Когда некто говорит, к примеру, о "материальном" и "идеальном", то он полагает, что ничто материальное (в том смысле, как это понимается автором) не может быть идеальным и что ничего третьего в мире нет. По другим основаниям, мир бинарно делят на содержание и форму, на явление (на это раз – в категориальном смысле) и сущность, единичное и общее, возможность и действительность (последнее – опятьтаки, уже в категориальном значении) и т.д. В иных случаях мир делят тернарно, но при соблюдении тех же логических условий. Так, мы скажем, что в мире нет ничего, кроме вещей, свойств и отношений, все, что указано, окажется одним, другим или третьим, а ничего четвертого нет. Таким образом, философские категории, хотя и определяются через указание своего дополнения, все же не обходятся без родового понятия с неопределенным объемом.

Во избежание разночтений и ограничения полисемического произвола естественного языка можно попытаться выразить понятие философских категорий формально. Какой выбрать для этого язык?[217] В этом языке необходимо иметь средства, способные выражать коекакие тонкости, интересные философам. Прежде всего, он должен быть достаточно универсальным в том смысле, что мог бы служить одновременно и "языкомобъектом" и "метаязыком", как это делает естественный язык – ведь философская работа обычно выполняется именно в натуральном языке, позволяющем строить суждения и о мире, и о самих этих суждениях о мире. Далее, желательно также иметь средства для выражения и экстенсионального, и интенсионального плана суждений и понятий. Скажем, то же слово "всё" употребляют не только как "вместе, исчерпывающим образом и целиком взятое", но и в смысле "любого", "какого угодно", "произвольно выбранного", указанного по собственному вкусу. Такое понятие произвольного приходится отличать от понятия неопределенного, т.е. "какогонибудь", "некоторого" (но не любого!), а также от определенного – от "этого", зафиксированного. Кроме того, в этом языке должны быть средства для отличения, если это потребуется, понятий от высказываний. Обычные логические средства классического толка, скажем, исчисление предикатов, для этого мало приспособлены. Адекватным нашей задаче является, повидимому, только язык тернарного описания (ЯТО) [7 См.: Уёмов А.И. Системный подход и общая теория систем.– М., 1978; Его же. Основы формального аппарата параметрической общей теории систем // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник. 1984.– М., 1984.– С. 152180; Его же. Основы практической логики с задачами и упражнениями.– Одесса, 1997.– С. 212235; Uyemov A.I. The ternary description language as formalism for the parametric general systems theory: Part 1 // Int. J. General Systems.– Vol. 28 (45).– Pp.351366. Леоненко Л.Л. Язык тернарного описания // Философские исследования.– 2000.– № 2.– С.118141], на котором ниже и предпринята попытка определения философских категорий.

В приводимом определении умышленно оставлен без внимания натуральнофилософский вопрос о природе категорий (т.е. вопрос о том, являются ли они понятиями или "формами реальности"): как отмечено, встречаются разные метафизические подходы к решению этого вопроса, но это не мешает философам понимать друг друга, когда они используют данный термин.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.