WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

Между жизнью и смертью

все падает, падает снег...

ТАНЭДА САНТОКА ЦВЕТЫ ЯМАБУКИ ШЕДЕВРЫ ПОЭЗИИ ХАЙКУ «СЕРЕБРЯНОГО» ВЕКА (конец XIXначало XX вв.) Перевод с японского АЛЕКСАНДРА ДОЛИНА Издание 2е, дополненное «ГИПЕРИОН» САНКТПЕТЕРБУРГ 2000 ББК 84(5Япо) Ц279 Цветы ямабуки. Шедевры поэзии хайку «сереб­ряного» века (конец XIXначало XX вв.) /Пер. с яп., предисл. и коммент. А.А.Долина. СПб.: Гиперион, 2000. 256 С. (Японская клас­сическая библиотека. X).

В этой книге собраны произведения блестящих мастеров хайку конца XIXначала XX вв. Масаока Сики, Такахама Кёси, Танэда Сантока, Нацумэ Сосэки, Акутагава Рюноскэ и других, чьи имена для японского читателя столь же знаковые, как для русского читателя имена Блока и Хлебникова, Гумилёва и Есе­нина. Сохранив верность заветам Басё, Бусона и других патри­архов хайку эпохи Эдо, молодые реформаторы бросили вызов обветшавшему средневековому канону. В их стихах дзэнская созерцательность не противоречит напряженному поиску новых литературных горизонтов, смелому эксперименту. В эпоху грандиозных культурных преобразований они сумели заложить основы эс­тетики «духовной революции», создав удивительный сплав старого и нового. Трехстишия «серебряного» века при­от­крывают перед читателем тайну Бытия в утонченных образах, порожденных бессмертной Традицией.

© Перевод, комментарий А.А.Долина, © Издательство «Гиперион», ISBN 589332028Х ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН Всего сто двадцать лет тому назад многие просвещенные деятели японской культуры всерьез требовали отказаться раз и навсегда от традици­онных жанров и форм в поэзии, музыке, живо­писи, скульптуре, театральном искусстве. На стра­ницах центральных журналов они выдвигали идею скорейшей консервации национальных художест­венных традиций и перехода к европейским эсте­тическим стандартам во всем – от штиблет и ци­линдров до сонетов, кордебалетов и автопорт­ретов в манере позднего Рембрандта. Результатом этого «низкопоклонства пе­ред Западом» стали многочисленные курьезы мо­ды и забавные худо­жественные гибриды, место которым во всемир­ной Кунсткамере.

В ответ на бурный натиск «западников» про­тивники насильственной вестернизации утверж­да­ли самобытность «японского духа», ратовали за исконные национальные добродетели и за вер­ность вековым традициям, воплощением кото­рых в поэзии являлись средневековые жанры танка и хайку. Этих «японофилов» отличало при­страстие к архаике, к изрядно обветшавшему канону и устаревшему языку, весьма далекому от живой разговорной речи.

Однако в обоих лагерях подспудно догадыва­лись, что истина лежит гдето посередине, что секрет создания высокого, истинно современного искусства кроется в магическом сплаве старого и нового, «своего» и «чужого». Постепенно сле­пое преклонение перед Западом стало уступать место вдумчивому анализу, а безудержное прево­з­не­се­ние национальных святынь сменилось осоз­нан­ным стремлением сохранить бесценное насле­дие пред­ков в эпоху необратимых исторических пере­мен. Так, под знаменем Духовной революции на пороге 90х годов страна вступила в новый пе­ри­од, который по праву может быть назван Сере­бря­ным веком японской культуры – если восполь­зоваться этим термином по аналогии с российским Серебряным веком и вспомнить о том, что хронологические рамки этих родственных фе­номенов удивительным образом совпадают.

В поэзии, как и во всех прочих областях ли­тературы и искусства, появилось множество но­вых имен, школ, группировок и направлений. Под влиянием западной эстетики литературная мо­лодежь ниспровергала былых отечественных ку­ми­ров и воздвигала алтари Байрону, Шелли, Рос­сетти. Традиционные жанры, особенно хайку, по меньшей мере с начала XIX в. пребывали в со­стоя­нии глубокой летаргии. В мире трехстиший без­раздельно господствовали поэты стиля «луны и волн» (цукинами), которые возвели в прин­цип бес­цветность и полное отсутствие автор­ской индиви­дуальности, тем самым доведя до аб­сурда заветы основоположников и классиков жан­ра – Мацуо Басё (16441694), Ёса Бусона (17161783), Кобаяси Исса (17691827).



Между тем поэзия хайку, зародившаяся четы­ре столетия назад как один из видов дзэнского ис­кусства и тесно связанная с графикой хайга, с икэ­бана и чайной церемонией, обладала громад­ным творческим потенциалом, который далеко не исчерпан и сегодня.

В эстетике Дзэн конечной целью любого вида ду­ховной деятельности является достижение со­стояния отрешенности (мусин), полного раство­ре­ния собственного эго во вселенской Пу­сто­те (кёму) и слияние с изображаемым объектом в ме­та­физическом трансцендентальном озарении. Сред­ством же достижения подобной цели служит недеяние (муи), то есть невмешательство в ес­тест­венный ход событий, умение адаптировать­ся к переменам. Единственная задача поэта и ху­дож­ника – уловить ритм вселенских метамор­фоз, настроиться на их волну и отразить в своем тво­рении, оставаясь лишь медиатором высшего кос­мического разума. Чем точнее передано то или иное действие, состояние, качество предмета при помощи минимального количества средств, тем удачнее, живее образ. Такова поэтика суггес­тив­ности.

Для западного художника важна, прежде всего, креативная сторона творческого акта (соз­да­ние собственного оригинального произведения ис­кусства, отмеченного неповторимой авторской ин­дивидуальностью). Между тем для японского ху­дожника на передний план выступает рефлек­тив­ная сторона творчества. Рефлексия как отра­же­ние и одновременно размышление составляет стержень традиционной поэтики танка и, разуме­ется, хайку. Уловить и выделить красоту, уже за­ложенную в природе и прежде тысячекратно вос­произведенную великими мастерами древ­нос­ти – чего еще требовать от поэта? Нет сомнения, что на протяжении веков оба ма­гистральных поэтических жанра не избежали влияния окружающей среды, что мироощущение поэтов формировалось под воздействием конкрет­ного социума. Но тщетно будем мы искать в со­зерцательной лирике упоминание о кон­крет­ных исторических событиях и приметы времени. За­час­тую пятистишие X в. или трехсти­шие XVII в. не отличить от их аналогов, сложенных в нача­ле, а то и в середине нашего столетия. Даже те поэ­ты, которые использовали хайку для ведения свое­об­разного дневника, старались избегать любых опи­саний, связанных с суетной поли­ти­ческой и со­циальной тематикой или, по крайней ме­ре, шиф­ровали эти события с использованием тра­дицион­ного условного кода. Достойным фикса­ции счита­лось лишь «вечное в текущем», то есть явления, имеющие прямое отношение к жиз­ни Природы. Очевидно, внеисторичность клас­си­чес­кой поэ­тики и, в частности, поэтики хай­ку, ее ори­енти­рованность на макрокосмические процес­сы, на сезонные циклы и заключенные в их рам­ки темати­ческие разделы можно рассматривать как резуль­тат особого пути развития этой ху­дожественной традиции. Именно здесь нашли вы­ражение рели­гиознофи­ло­соф­ские взгляды япон­цев, которые отнюдь не ограни­чивались уче­нием Дзэн, связав в единое целое анимистичес­кие представления Синто о мириадах божеств­ками живой природы, о неразрывной даос­ской триаде НебоЗемляЧело­век, об уни­вер­саль­ном буддийском законе кармы. Концепция перерож­дения душ порождала созна­ние эфемерности и скоротечности земного бы­тия, влекла за собой идею ничтожности инди­ви­ду­аль­но­го, личностного начала в бесконечном потоке рождений и смер­тей.

Отсюда и изначальная установка не на созда­ние «своего» неповторимого образа, но на тонкую нюансировку «извечной» канонической темы, продиктованной некогда самой природой ос­но­воположникам жанра. Соответственно и сотни ты­сяч хайку бесчисленных авторов становятся этю­дами на предсказуемые темы – хотя и с беско­нечным количеством вариаций в деталях и пово­ротах этой темы. Читатель же или поэтический арбитр вольны выбирать и сопоставлять сходные опу­сы, отталкиваясь от критериев в виде клас­си­чес­ких шедевров. Апофеозом унификации образ­ной структуры хайку стало составление многотом­ных сезонных справочников по темам и пред­ме­там для авторов – сайдзики.

В антологиях, как и в современных журналах хай­ку, стихотворения также сгруппированы по те­матике, то есть отдельные авторы практически рас­творяются в общей массе бесконечно варь­иру­ющихся импровизаций на тему раннего снега или цветущей сливы, весенних заморозков, летне­го зноя или алых кленовых листьев.





На взгляд западного читателя, даже знако­мого с основами классической поэтики, разница между школами хайку, яростно оспаривавшими приори­тет, будет до смешного ничтожна. На про­тя­же­нии веков старое служило единственным крите­рием оценки нового, и авторитет великих масте­ров прошлого во главе с Басё перевешивал любые до­воды в пользу модернизации жанра. Это не уди­вительно. Ведь именно Басё сумел впер­вые придать развлекательному поэтическому жан­ру характер высокой лирики. Именно он сфор­мулировал извечные категории поэтики хай­ку: ваби (аскетическая грусть одиночества), саби (пе­чаль экзистенции, скорбность необратимого те­чения времени), сибуми (терпкая горечь пережи­ваемых мгновений), каруми (легкость изо­бра­же­ния серь­езных вещей), фуэки рюко (вос­при­ятие вечного в изменчивом и непостоянном). При условии соблю­дения этих кардинальных прин­ципов все мелкие новшества, вносимые отдель­ными авторами или школами, выглядели лег­ковесно. Так могло бы продолжаться еще неогра­ниченно долго, может быть, несколько столе­тий, если бы столкновение с западной цивилиза­цией не поставило перед поэтами хайку, как и пе­ред всеми деятелями куль­туры периода Мэйдзи, совсем иные задачи.

Провозвестником новой эры в поэзии и тру­ба­ду­ром наступающего Серебряного века суждено бы­ло стать гениальному поэту и литерату­ро­веду Ма­саока Сики. За неполные тридцать пять лет жиз­ни, из которых лишь десять были по­священы серь­езному самостоятельному творчеству, Сики успел осуществить подлинный пере­ворот в поэ­ти­ке хайку, а затем и танка, заставив мастеров тра­диционных жанров отбросить обре­менитель­ные узы средневекового канона. Однако реформа, предпринятая Сики, не означала полного отка­за от классических норм и регламентаций. Ско­рее то была попытка адаптировать традицион­ные жанры к требованиям времени – и попыт­ка, несомненно, успешная. Если идеи и методы, пред­ложенные Сики, порой и подвергались сом­нению, то авторитет его как великолепно­го ма­стера хайку остается незыблем по сей день, а соз­данная Сики поэтическая школа «Хототогису» («Кукушка») и поныне сохраняет веду­щую роль в мире сем­надцати сложных трехстиший. Не­которые япон­ские филологи начала века сравни­вали Сики по масштабу влияния на литератур­ный процесс с са­мим Басё. Все прочие довольство­вались тем, что проводили прямую линию к Си­ки от Басё через Бусона и Кобаяси Исса, соизме­ряя с этой незау­рядной личностью все достиже­ния лирики хайку в Новое и Новейшее время.

Главная заслуга Сики состоит в стремлении из­бавить поэзию традиционных жанров от кос­но­сти, начетничества, векового консерватизма, от гнета окаменевших канонических ограниче­ний. Выступая в роли «посредника» между литера­ту­рой средневековья и Нового времени, он открыл перед поэзией хайку перспективу перехода к реалистическому изображению действительнос­ти. При этом Сики стремился подытожить ми­ро­ощущение художника новой, переходной эпо­хи. Он, в частности, сформулировал учение о двух типах красоты: восточном, пассивном, при­су­щем китайской классической лирике, поэзии Ба­сё и в целом всему жанру хайку, – и западном, активном, присущем всему европейскому ис­кус­ству, а также нарождающемуся современно­му ис­кусству Японии.

Ему же обязаны возвращением из мрака небы­тия некоторые незаслуженно забытые та­лант­ли­вые поэты эпохи Эдо, и в первую очередь гениаль­ный лирик Ёса Бусон, который ранее был изве­стен скорее как художник. В ряде поэто­ло­ги­чес­ких очерков, составивших в дальнейшем книгу «Поэт хайку Бусон» («Хайдзин Бусон»), Сики не только заново открыл поэзию Бусона для япон­ского читателя, но и поставил ее выше творчес­тва Басё. Для него Басё – поэт «негатив­ной кра­соты», соответствующей духу средне­векового япон­ского искусства, а Бусон – по­зитивной, то есть более соответствующей миро­пониманию че­ло­века Нового времени.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.