WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

С.С. Хоружий

Современные проблемы

православного миросозерцания

Интернетиздание ВэбЦентра "Омега"

Москва · 2002

Содержание

     Вступление

 Часть I. Страницы русской религиозной философии

    1. 

От славянофильства к соборности: Алексей Хомяков и его дело

Введение: контекст и методология изучения русского славянофильства

Глава 1. Жизненный мир Хомякова и славянофильский этап его творчества

Глава 2. Учение о соборности и Церкви

    2. 

Славянофилы и старокатолики

    3. 

Ницше и Соловьев в кризисе современного человека

    4. 

Имяславие и культура Серебряного века: феномен Московской школы христианского неоплатонизма

 Часть II. Углубляясь в православноаскетическое учение о человеке

    1. 

Православноаскетическая антропология и кризис современного человека

    2. 

Антропологические следствия энергийной онтологии Православия

    3. 

Насущность подвига. Феномен православной аскезы как междисциплинарная проблема

    4. 

Практика себя. Интервью для журнала "Искусство кино"

    5. 

Шесть интенций на бытийную альтернативу

1. Альтернатива как она есть

2. Альтернатива из сего дня

3. Азбука идентичности

4. Мытарства идентичности

5. Пластичность человека в пределе и беспределе

6. Эвтанасия

ВСТУПЛЕНИЕ

     Этот сборник прямое продолжение моей первой интернеткниги, выпущенной ранее Центром "Омега": "ПРАВОСЛАВНАЯ АСКЕЗА КЛЮЧ К НОВОМУ ВИДЕНИЮ ЧЕЛОВЕКА". В той книге были представлены основные тексты, которые написались у меня в 19992000 гг., в этой новые, появившиеся в 20002001 гг. Как прежде, в фокусе моих размышлений две главных области. Одна из них история русской религиозной мысли, последние этапы ее пути, возможности творческого продолжения ее традиции. Другая же продумывание исихастской антропологии, древнего православноаскетического учения о человеке: продумывание, постепенно вырастающее в цельную антропологическую модель, которая, наряду с древним опытом, учитывает и все реальности наших дней, учитывает те острые кризисы и резкие изменения, что ныне творятся с обществом и человеком. Итак, главные предметы остались те же, но читатель может не опасаться повторений, у автора они вызывают еще большее опасение и отвращение. Предметы обширны, неисследимы, и представленные работы помалу и кропотливо стараются достичь нового углубленья в них. Чаю, чтобы подобного углубленья достиг бы, вместе с автором, и читатель. Да поможет нам в том Господь.



Март 2002 г.

Прощеное Воскресенье  С.С. Хоружий ОТ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА К СОБОРНОСТИ: АЛЕКСЕЙ ХОМЯКОВ И ЕГО ДЕЛО Введение: контекст и методология изучения русского славянофильства      "Как символ, славянофильство вечно, ибо оно есть символическое выражение русского самосознания", писал Павел Флоренский. Едва ли можно увидеть преувеличение в этих словах. С самого своего зарожденья, славянофильство всегда и в первую очередь занималось именно этим: задачей выражения русского самосознания. Алексей Степанович Хомяков трудился во множестве областей науки, искусства, жизни общественной и практической; долгие годы он погружался в изыскания по всемирной истории и сравнительной лингвистике писал знаменитую "Семирамиду", казалось бы, далекую от русских тем. При всем том вот что писал о задачах этого труда Юрий Самарин, младший друг автора, впервые публикуя его отрывки после смерти Хомякова в 1860 г.: в глубинах истории и языка философ хотел "отыскать славян и живые следы православного вероучения… выделить из разных примесей народные и религиозные стихии и назвать их по имени" [1]. Это явно проблема самосознания; но дальше Самарин любопытным образом уточняет ее. Он говорит, что у Хомякова, как и в славянофильстве вообще, вопрос вставал так: "К чему предназначено это долго не признанное племя [славяне С.Х.], повидимому осужденное на какуюто страдательную роль в истории? Чему приписать его изолированность и непонятный строй его жизни... тому ли, что оно по природе своей неспособно к самостоятельному развитию и только предназначено служить как бы запасным материалом для обновления оскудевших сил передовых народов, или тому, что в нем хранятся зачатки нового просвещения, которого пора наступит не прежде как по истощении начал, ныне изживаемых человечеством?" [2]. Эти выразительные слова показывают, что проблема была для славянофилов отнюдь не академической. Ситуация России виделась им в ключе противостояния, противопоставления, конфликта; она представлялась экзистенциально напряженной, насыщенной негативными эмоциями, а то и невротическими моментами: оба толкования этой ситуации у Самарина рисуют резкое неравновесие, по одному из них Россия гораздо ниже, по другому гораздо выше "передовых народов". Первичным фактом для осмысления служило глубокое неравенство России и этих народов; и задача самосознания переходила тут же в задачу самоутверждения: преодолеть неравенство, обосновать, что мы не ниже, не хуже... Первичный факт оказывался и первичной травмой: неравенство воспринималось как несправедливость, в судьбе и положении православного славянства читались непризнанность, осужденность, страдательность...

     Поэтому построения славянофилов не чистый научнофилософский или богословский дискурс. Их философия и богословие, их исторические и социокультурные теории всегда включают специфические побочные мотивы полемические, идеологические, эмоциональные, даже "психоаналитические", выражающие определенные комплексы. Чтобы оценить роль их, надо еще учесть, что Самарин, чьи тексты дали нам их пример, самый уравновешенный и объективный из всех ранних славянофилов; у Хомякова, у Константина Аксакова эти "окрашивающие" факторы куда сильнее и резче. Итогом же служит сложный, меняющийся баланс, сочетание зорких наблюдений, смелых гипотез, порой содержательных решений проблем истории, культурфилософии и этих привходящих мотивов. Последние снижают творческое значение славянофильства, толкая его к роли чисто идеологического явления или некоего выражения этнической психологии. Пропорции трудно уловимы и естественно, что взгляд изнутри, из России склонен смещать их в пользу творческого, оригинального, тогда как взгляд с Запада рискует не уйти дальше внешнего, антизападной идеологии и национальных комплексов.





     Чтобы избежать смещений и произвола, надо задать некоторый большой контекст, или "мир" (в смысле феноменологии, die Welt), в котором конституируется и весь процесс русской мысли, и его отдельные феномены. Как мы аргументируем [3], роль такого контекста выполняет "Восточнохристианский дискурс" (тип религиозного менталитета, традиция религиозной и философской мысли), отличный от дискурса Западного христианства и ясно намеченный уже в VII в., в писаниях преп. Максима Исповедника. Восточнохристианский дискурс возникает как синтез патристики и аскетики (в форме православного исихазма), закрепляемый в общем для обеих сфер верховном понятии обожения. За счет аскетической составляющей, он сохраняет непрерывную связь с духовной практикой, опытом молитвенного Богообщения и представляет собой дискурс не отвлеченнотеоретического, но сугубо опытного мышления. Как следствие этого, его основные категории являются не эссенциальными (каковы сущности, субстанции, формы, причинноследственные отношения...), но энергийными, выражающими различные активности и описывающими бытие как бытиедействие. В частности, и сам ключевой концепт или парадигма обожения также трактуется энергийно: как совершенное соединение энергий человека с Божественной энергией, благодатью, осуществляемое путем синергии координации, согласованности, соработничества человеческих энергий и благодати. Поэтому ядро Восточнохристианского дискурса дискурс энергии, связанный с исихастской аскезой и парадигмой обожения; однако в состав его входят и эссенциалистские элементы, примыкающие, главным образом, к другой базовой парадигме дискурса парадигме сакрализации. Эта парадигма сложилась в эпоху становления имперского сознания Византии, вместе с ним будучи унаследована от языческого Рима (в отличие от аутентично христианской парадигмы обожения). Она стала преобладающей в сфере отношения к власти и государству (византийский, а затем и российский культ императорапомазанника), в богослужении (гипертрофированный литургический и храмовый символизм) и ряде других областей религиозного сознания и церковной жизни. Однако она не должна отождествляться с принципом освящения, органически входящим в литургическое сознание христианства и представляющим собой не эссенциалистскую редукцию обожения, а его литургическое измерение.

     Понятие Восточнохристианского дискурса существенно, прежде всего, при анализе сакраментальной проблемы "Россия и Запад", ставшей в центре всей мысли славянофилов. Рассматривая славянофильские построения в этой теме, как и противостоящие им теории западников, мы констатируем, что оба движения видели в проблеме бинарную оппозицию, противостояние двух миров, двух типов духовного и общественного уклада, расходясь лишь в характеристике и оценке этих миров. Восточнохристианский дискурс фактор, который делает возможной и, следственно, необходимой деконструкцию такого подхода и выход, освобождение из горизонта бинарного мышления. Он третье начало, которое опосредует отношение Россия Запад и притом так, что его собственные отношения и с Россией, и с Западом заведомо не представляют бинарных оппозиций. Отношения Восточнохристианского и Западнохристианского дискурсов включают общую скриптуральную и патристическую основу и структурируются на множество предметных сфер догмат, богословие, литургика, экклезиология и церковная политика и т.д. Происходящее в каждой из этих сфер отнюдь не полярное противостояние, но долгий, содержательный диалог, в котором лишь иногда элементы конфронтации берут верх. И можно, уточняя, сказать, что "мир", в котором конституируется феномен русской мысли, это не только Восточнохристианский дискурс, но и все пространство этого бесконечного христианского диалога.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.