WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

ИСТОК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЕНИЯ

Памяти Теодора Хетцера[i]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Первая редакция публикуемой статьи послужила основой для до­клада, прочитанного 13 ноября 1935 года в Искусствоведческом обществе во ФрайбургеинБрайсгау и повторенного в январе 1936 года в Цюрихе по приглашению студенческой организации местного университета. В Неторных тропах опубликован текст трех докладов во франкфуртском «Freies Deutsches Hochstift» 17 и 24 ноября и 4 декабря 1936 года. Послесловие в некоторых своих частях написано позднее.

Текст заново просмотрен для отдельного издания. Добавление, написанное в 1956 году, поясняет некоторые из основных терми­нов.

Написанное Г.Г. Гадамером введение содержит решающее указа­ние для читателей моих поздних работ.

М. X.

Исток здесь обозначает, откуда нечто пошло и посредством чего нечто стало тем, что оно есть, и стало таким, каково оно. То же, чтo есть нечто, будучи таким, каково оно, мы именуем его сущ­ностью. Исток чеголибо есть происхождение его сущности. Вопрос об истоке художественного творения вопрошает о происхож­дении его сущности. Согласно обычным представлениям, творение проистекает из деятельности художника и через посредство ее. Но посредством чего стал и откуда пошел художник, ставши тем, что он есть? Посредством творения, ибо когда говорят, что мастера узнают по его работе, то это значит: именно работа, дело, творе­ние допускает, чтобы происходил художник как мастер своего ис­кусства. В художнике исток творения. В творении исток художни­ка. Нет одного без другого. Но не одно только из них служит ос­новой для другого. Художник и творение искони суть внутри себя и в своих взаимосвязях через посредство третьего, которое есть первое, — через посредство того, отчего у художника и у худо­жественного творения их имена, посредством искусства, худо­жества.

Хотя художник необходимо есть исток творения совсем иначе, со­всем иным способом, нежели тот способ, каким творение есть ис­ток художника, совершенно очевидно, что искусство есть исток и художника и творения, в свою очередь, совсем иным способом. Но может ли искусство вообще быть истоком? Где и каким обра­зом бывает искусство? Ведь искусство — это только слово, кото­рому уже не соответствует никакая действительность. Его можно считать собирательным представлением, к которому мы относим все, что действительно в искусстве, — творения и художников. Да­же если слово «искусство» и означает все же нечто большее, не­жели собирательное представление, то все равно все, что разуме­ется этим словом, может быть лишь на основе действительности творений и художников. Или, быть может, наоборот? Может быть, творения и художники есть только постольку, поскольку есть искусство, в котором их исток? Как ни решать, вопрос об истоке художественного творения становится вопросом о бытийствовании искусства. Но поскольку поневоле остается открытым, есть ли вообще искусство и каким оно бывает, то мы попытаемся найти сущность искусства там, где искусство правит вне всяких сомнений. Искусство пребывает в ху­дожественном творении. Но что такое художественное творение и каким образом оно есть? Что такое искусство — это надо извлечь из творения. А что такое творение, мы можем постигнуть, только исходя из сущности ис­кусства. Каждый легко заметит, что мы движемся по кругу. Обычный рассудок требует избегать такого круга, поскольку он нарушает правила логики. Полагают, что путем сравнительного рассмотрения наличествующих творений искусства можно устано­вить, что такое искусство. Но можем ли мы быть уверены, что на самом деле кладем в основу такого рассмотрения художественные творения, если мы не знаем заранее, что такое искусство? Однако как невозможно обрести сущность искусства, накапливая призна­ки наличествующих художественных творений, так же невозмож­но обрести сущность искусства, выводя такую сущность из более общих понятий; ибо и это выведение сущности искусства уже за­ранее включает в поле зрения такие определения, которые долж­ны быть достаточными для того, чтобы все то, что мы заранее считаем художественными творениями, представить нам в качест­ве таковых. А выбирать творения из всего наличествующего и выводить творения из общих принципов здесь в равной степени не­мыслимо и неприменимо: поступая же так, занимаются самообма­ном.



Итак, мы должны до конца пройти по кругу. И это не вынужден­ный выход из положения и не недочет. Сила мысли в том, чтобы вступить на этот путь, и торжество мысли в том, чтобы не свер­нуть с этого пути, если только предположить, что мышление есть своего рода ремесло. Не только основной переход от творения к искусству, как и переход от искусства к творению, есть круг, но и в отдельности каждый из переходов, на которые мы отваживаем­ся, есть круг и кружит внутри всего круга.

Чтобы найти сущность искусства, какое действительно правит внутри творения, мы обратимся к действительному творению и спросим у этого творения, что такое оно и каково оно.

Художественные творения известны каждому. На площадях, в цер­квах и в жилых домах можно встретить расположенные здесь творе­ния зодчества, скульптуры и живописи. В художественных собрани­ях и на выставках размещены художественные творения самых разных веков и народов. Если взглянуть на творения в их незатронутой действительности и ничего себе не внушать, то окажется, что творения наличествуют столь же естественным образом, как и всякие прочие вещи. Картина висит на стене, как висят на стене охотни­чье ружье и шляпа. Живописное полотно, например картина Ван Гога, изображающая крестьянские башмаки, путешествует с вы­ставки на выставку. Творения рассылаются повсюду, как выво­зится уголь Рура, как вывозится лес Шварцвальда. Гимны Гельдерлина во время войны точно так же упаковывались в солдатские ранцы, как приборы для чистки оружия. Квартеты Бетховена ле­жат на складе издательства, как картофель лежит в подвале.

У любого творения есть такая вещность. Чем были бы творения, не будь у них этой вещности? Но, может быть, нас покоробит такой до­вольно грубый и поверхностный взгляд на художественные творе­ния. Уборщица в музее или склад товаров, пожалуй, еще могут до­вольствоваться такими представлениями о художественном творе­нии. А нам ведь нужно брать творения такими, какими они предстают перед теми, кто переживает их и наслаждается ими. Однако и пресловутое эстетическое переживание тоже не проходит мимо этой вещности художественного творения. В творении зодчества заклю­чено нечто каменное. В резьбе нечто деревянное. В живописном по­лотне нечто красочное. В творении слова заключена звучность речи. В музыкальном творении звучность тона. Вещность столь неотторжима от художественного творения и столь прочна в нем, что скорее, нужно сказать наоборот: творение зодчества заключено в кам­не. Резьба в дереве. Живопись в краске. Творение слова в звуках речи. Музыкальное творение в звучании. Могут возразить: все это разумеется само собой. Безусловно. Но что же это такое — само со­бою разумеющаяся вещность в художественном творении? Или, может быть, излишне и лишь сбивает с толку — спрашивать о вещности художественного творения, коль скоро оно есть еще нечто сверх того, нечто иное? То иное, что присуще художественному творению сверх того, и составляет его художественность. Конечно, художественное творение есть изготовленная вещь, но оно говорит еще нечто иное по сравнению с тем, что есть сама по себе вещь, — Ьллп Ьгпсеэей. Художественное творение всеоткрыто возвещает об ином, оно есть откровение иного: творение есть аллегория. С вещью, сделанной и изготовленной, в художественном творении совмещено и сведено воедино еще нечто иное. А сводить воедино — погречески ухмвЬллейн. Творение есть символ. Аллегория и символ задают нам рамку для представлений, в кото­рой с давних времен вращается всякая характеристика художест­венного творения. Но то одно в творении искусства, что открывает иное, то одно, что совмещает и сводит воедино с иным, есть вещность художественного творения. И кажется даже, будто вещность художественного творения есть нечто вроде подаостова, в который встраивается и на котором строится иное, то настоящее, ради чего, собственно, все строится. И не эту ли вещность, собственно говоря, создает художник, занимаясь своим ремеслом? Мы хотели бы схватить действительность художественного творе­ния в её непосредственности и в ее полноте; ибо только так мы найдем в нем настоящее искусство. Следовательно, сначала нам нужно направить взгляд на вещность художественного творения. А для этого нужно, чтобы мы достаточно ясно знали, что такое вещь. Только тогда можно сказать, вещь ли художественное тво­рение, притом именно такая вещь, что к ней пристало еще нечто иное, или, может быть, творение есть в основе своей иное и никогда не бывает вещью.





ВЕЩЬ И ТВОРЕНИЕ Что есть вещь по истине, коль скоро это вещь? Спрашивая так, мы хотим узнать о бытии вещи, то есть о вещности. Нужно пости­гнуть вещное в вещи. А для этого нам нужно знать тот круг, которому принадлежит все то сущее, к чему мы издавна прилагаем имя вещи.

Камень на дороге есть вещь, и глыба земли на поле. Кувшин вещь, и колодец на дороге. А что молоко в кувшине и вода в ко­лодце? И это тоже вещи, если облако на небе вещь, и если чертополох на поле вещь, и если лист, срываемый осенним ветром, и если коршун, парящий над лесом, по справедливости именуются вещами. А все это на самом деле приходится называть вещами, если имя вещи прилагают даже к тому, что само по себе в отли­чие от всего только что перечисленного не обнаруживает себя и, таким образом, вообще не является. Такая вещь, которая сама по себе не является, а именно вещь в себе, есть, согласно Канту, мир в целом; даже сам бог есть такая вещь. Вещи в себе и вещи явля­ющиеся, все сущее, что вообще есть, на языке философии называется вещью.

Самолеты и радиоприемники, правда, принадлежат теперь к чис­лу ближайших вещей, но когда мы думаем о последних вещах, мы вспоминаем иное. Последние вещи — это Смерть и Суд. Если брать в целом, то словом «вещь» именуют все, что только не есть вообще ничто. Тогда в соответствии с таким значением и худо­жественное творение есть вещь, коль скоро оно вообще есть нечто сущее. Но такое понятие о вещи, по крайней мере поначалу, не способно помочь нам в нашем начинании, в попытках отграни­чить сущее по способу бытия вещи от сущего по способу бытия творения. А с другой стороны, мы както не решаемся называть вещью бога. Равным образом мы не решаемся принимать за вещь крестьянина в поле, кочегара у котла, учителя в школе. Чело­век это не вещь[ii]. Мы не спешим называть вещью и лань на лесной поляне, и жука в траве, и соломинку. Для нас вещь — это, скорее, молот и башмак, топор и часы. Но и такие вещи тоже не простонапросто вещи. Просто вещами мы считаем только камень, глыбу земли, кусок дерева. Все безжизненное, что есть в природе и в человеческом употреблении. Вещи природы и челове­ческого употребления и есть то, что обычно называется вещью.

И так из предельно широкой сферы, где все есть вещь (вещь = res = ens = нечто сущее), в том числе и самые высокие и послед­ние вещи, мы переносимся в узкую сферу простонапросто вещей. И эта простота означает здесь — чистую вещь, которая попросту есть вещь, и ничего более, и, кроме того, означает вещь, которая есть вообще только вещь, почти уже в смысле отрицательной оценки. И такие «просто» вещи, за исключением даже вещей, на­личествующих в человеческом обиходе, считаются собственно ве­щами, вещами в настоящем смысле слова. Но в чем же состоит вещность таких вещей? Именно по ним и должна определиться вещность вещей. Такое определение даст нам возможность охарактеризовать все вещное как таковое. Вооруженные таким опре­делением, мы сможем охарактеризовать тогда и ту почти осяза­тельную действительность творений, в которых таится, однако, еще и нечто иное.

Считается фактом, известным всем, что уже с давних времен, с тех пор как вообще был поставлен вопрос о том, что вообще есть сущее, вперед выходили, как дающее меру сущее, вещи в их вещ­ности. Вследствие этого уже в традиционных толкованиях сущего мы должны встретиться с пределами, задаваемыми вещности вещей. Нам поэтому остается только в явной форме заручиться этим традиционным знанием о вещи, чтобы избавиться от необхо­димости производить самостоятельно сухие разыскания относительно вещности вещи. Ответы на вопрос, что такое вещь, на­столько привычны, что за ними уже не ощущается никакой проб­лемы.

Истолкования вещности вещи, господствовавшие, все время, пока существовало западное мышление, давно ставшие чемто само собой разумеющимся и теперь находящиеся в повседневном употреблении, сводятся к трем основным.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.