WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

(ФИЛОСОФСКОЕ ПОНЯТИЕ ИСТИНЫ)

Во "Введении" раскрывается актуальность темы, степень её разработанности, формулируется цель, определяются задачи, оговаривается методология и категориальный аппарат, подчеркива­ется новизна, намечаются возможные сферы практической приложимости полученных результатов.

В первой главе "Исторические формулы философских концепций истины" прослеживается история интереса к этой проблеме. Вопрос об истине был задан Иисусу Христосу Понтием Пилатом, римским чиновником в завоеванной Иудее. Мифы мифами, но правда в том, что этот вопрос "что есть истина?" каждый задает себе за день по тысячу раз. Людей интересует, чтобы предметы, с ко­торыми они имеют дело, были истинными, т.е. соответствовали своей природе; чтобы знания о них тоже были истинными, т.е. соответствовали действительному бытию этих объектов; чтобы ве­щи, создаваемые руками с помощью наличных знаний, получались истинными, т.е. были сделаны в соответствии с природными и со­циальными нормами. Истина в её конкретных проявлениях интере­сует всех. Истина отдельных сфер действительности – предмет изучения конкретных наук. Но есть несколько форм общественного сознания, которые претендуют на проблему ''истина вообще". Среди них философия.

Философы всех времен напоминали, что философия есть учение об истине. Справедливости ради отметим, что были и есть фило­софы, настаивающие на безыстинности философии. Вот два про­тивоположных высказывания на сей счет советских философов. А.Н.Чанышев пишет: "Отнимите у философа стремление к ис­тине и философа нет" (Чанышев А.Н. Некоторые соображения по поводу статьи двух философов // Вестник Москов. унта, серия 7, философия. 1992. № 2. С. 88). А.Л.Никифоров же считает: "К философским утверждениям понятие истины неприемлемо... В философии речь идет не об ис­тине" (Никифоров А.Л. Является ли философия наукой? // Философские науки. 1989. № 6. С. 59).

Диссертант сознательный сторонник первой концепции. В ис­тории философии понимание истины (истинности) всегда рассматривалось как единство "истинности вещи" и "истинности знаний". Истинность мироздания включала истины объективные и истины субъективные, т.е. вещей и знаний, материи и духа.

Начавшиеся формироваться в древности взгляды к средним ве­кам приняли вид законченных формул.

Предельная абстракция, обозначающая то несотворимое и неуничтожимое начало мира, то первичное, что определяет бытие и небытие всего конечного, может определить свою истинность только через самого себя, ибо более предельной абстракции нет. Если таким первоначалом объявляется Бог, то его истин­ность определяется только через него же самого. Если материя первоначало, то её истинность тоже определяется через неё же, При этом, так как первоначало объявляется объективным, эта формула относится к онтологическому (объективному) виду исти­ны, т.е. к истинности чегото, что существует вне и независимо от человеческого сознания. По форме истинность здесь оп­ределена как когеренция. Таким образом, это формула онтоло­гической когеренции, которая гласит, что истинность вещи состоит в соответствии самой себе.

2. Из первичной основы возникает мир сотворенный – природный и общественный. Эта новация дает, вопервых, новую форму определения истинности первоначала. Бог, например, истинен, если соответствует миру сотворенному им, производному.

Вовторых, конечный мир природа и общество истинен, если соответствует своей бесконечной, первичной, несотворимой и неуничтожимой первооснове, включающей в любых идеалистичес­ких или материалистических интерпретациях скрытую мысль об аб­солюте. Конечный мир истинен, если соответствует абсолюту.

По виду в обоих случаях речь об онтологической истине, а по форме это корреспонденция. Таким образом, перед нами формула онтологической корреспонденции, независимо от того, что на первом месте вечное соответствует конечному, а во вто­ром варианте наоборот.

Как видим, онтологический (объективный) вид истины имеет две формы: когеренции когда нечто объективное тождествен­но самому себе частично или полностью, а корреспонденции когда тоже нечто объективное соотносится с чемто иным.

Появление людей, обладающих разумом, ознаменуется новой группой формул истинности. Возникает гносеологический вид ис­тины, который в рамках познания представляет собой противоположность онтологического вида истины. Гносеологическая исти­на имеет несколько вариантов, как идеалистических, так и ма­териалистических, и те же две формы когеренции и корреспон­денции. Например, человеческое сознание отражает мир, в который входят и сами люди со своей субъективностью. Это формула гносеологической (эпистемологической) корреспонденции. Знание истинно, если соответствует вещи, или скрытой в вещи идее Творца, или же скрытой за эмпирическими реалиями, сущности. На латыни это звучало так: "Veritas est adaeguatia intellectus ad rem". Кроме того, истинность знаний может определяться через соответствие знаний другим знаниям, истинность которых ли заранее установлена, или подтверждена авторитетом бога или вож­дя, или просто аксиоматична. Это будет формула гносеологической когеренции.



Некоторые разновидности этой формы гносеологической истины называют "логическими истинами", к особому роду которых, види­мо, нужно отнести интуитивные знания и их истинность. Опреде­ление истинности человеческого разума через его соответствие божественному, на наш взгляд, надо отличать от определения знаний через соответствие догмам веры. В первом случае перед нами особый род онтологического вида истины в форме корреспонденции: конечное разумное живое соответствует бесконечному объективному разуму. Во втором случае гносеологическая когеренция: одни знания ладей соответствуют другим знаниям, представленными символами религиозной веры.

4. Люди, обладающие истинными знаниями, создают вещи, ис­тинность которых определяется соответствием вещи тому образу в, голове человека, который служит идеальным планом, эталоном, целью, образом, матрицей, схемой и т.д. То есть истинность опять становится характеристикой вещи. Значит, мы снова верну­лись к онтологической истинности, но в ином варианте, отлич­ном от того, что видали до появления гносеологического вида истины. Формула нынешнего варианта гласит: истинность сотво­ренной вещи состоит в соответствии мысли человека. Сотворен­ная, т.е. произведенная человеком вещь истинна, если она со­ответствует тому идеальному замыслу, что возник на основе гносеологических истин в голове человека до того, как эту, вещь стали производить практически. В идеализме об этой ис­тинности говорил ещё Фома Аквинский: "Истина состоит в том, чтобы вещь соответствовала интеллекту; так о ремесленнике го­ворят что он сделал истинную вещь, когда она отвечает правилам ремесла" (Антология мировой философии. М., 1969. T.I. Ч.2. С. 837).

5. Истинные вещи, производимые людьми, истинны потому, что человек привел в соответствие их реальность с их идеальной (совершенной) природой, скрыто содержащейся объективно в их натуре, естестве, в их сути. Человек со своими действиями и со своим разумом сыграл лишь, роль катализатора особого рода, ускорив естественный процесс алетизации мира и тем самым об­наружив свою высшую миссию (говоря техническим языком, "ос­новную функцию") стать опосредующим звеном, когда абсолю­тное осуществляет благо через красоту в истине.

6. Все формулы истины раскрывают содержание её философско­го понимания, т.е. рассмотрения того процесса, когда мир сам в себе и сам через себя, оставаясь самотождественным и саморавным, делает себя истинным, красивым и добрым. Человеческие истины составная часть этого всеобщего и объективного процес­са алетизации мира, который тем самым гуманизируется, т.е. становится разумным, истинным, красивым и добрым как единое целое.

Если рассмотреть все приведенные формулы в единстве, мы и будем иметь перед собой развернутую картину абсолютной истин­ности мироздания, встречавшуюся в первой формуле в свернутой форме.

Велика и восхитительна задача увидеть истинный лик мира как целого. Она не может оставить равнодушным никого. И прав Декарт, утверждавший, что "удовольствие, которое мы получаем при созерцании вещей, видимых нашему глазу, отнюдь не сравни­мо с тем удовольствием, какое доставляет нам познание того, что мы находим с помощью философии" (Антология мировой философии. М., 1970. Т.2. С. 233).





Всплеск эмоций,, порождаемый жаждой истины, отливается в такую страсть, которую неспособны остановить ни страшные муки, ни даже смерть. История философии полна такими трагическими судьбами, принесенными на алтарь Истины. Они общеизвестны. Их пример восхищает, но подражать им не под силу всякому. Со­знаюсь, мне тоже. И не мне одному.

Философское понимание истины включало единство "веритас рей" и "веритас интеллектум". А в отечественной философии "истинность вещей" исчезла совсем. Со временем стало казать­ся, что этой формулы и не было вообще. Мало того и быть не может (Н.И.Кондаков, А.Г.Спиркин, Н.К.Вахтомин и др.).

В предлагаемой диссертации обосновывается одно предположе­ниеобъяснение возникновения абортированного понимания истины в советской философии. Вкратце суть дела в том, что В.И. Ленин в период работы над "Материализмом и эмпириокритицизмом" позаимствовал свои взгляды на истину у английских и французских материалистов ХVIIХVIII веков. Те в свою очередь развивали концепции, отвергавшие "онтологическую" версию истины как тео­логическую. И в пылу страстной борьбы со средневековой схолас­тикой не заметили, что формула "веритас рей" может иметь и материалистическую интерпретацию. Ленинский гносеологизм со временем при известных обстоятельствах стал догмой, намертво закрыв вход в нашу философию иной трактовке истины, кроме то­го, что истина это знание, соответствующее действительности. Эта формула называется "гносеологической корреспонденцией". Сила догматизации недостаточных взглядов Ленина была настоль­ко сильной, что советским философам пришлось приложить немало усилий даже для дополнения указанной схемы определения истины другой, близкой формулой "гносеологической когеренцией". То есть надо было иметь мужество и силу характера, чтобы настаи­вать, что истинность знаний может определяться не только че­рез соответствие действительности, но и через соответствие другим знаниям, истинность которых установлена заранее. Отход от догм наказуем. Честь и хвала советским философам, которые вынесли на своих плечах обвинения в "заимствовании задов пози­тивизма", "низкопоклонничестве перед западной субъективноиде­алистической философией", "ревизионизме" и пр.

Справедливости ради отметим, что Ленин в период "Философ­ских тетрадей" натолкнулся на "веритас рерум". Из работ Арис­тотеля, Гегеля, Дицгена, Рея он выписал фрагменты, которые пометил значками, обозначавшие у него "нужно обдумать", "нуж­но вернуться ещё раз" и т.д. Но, к сожалению, дальше конспектов дело не пошло. Потому догмой стало понимание истины, из­ложенное в "Материализме и эмпириокритицизме", бывшее, как уже сказано, "гносеологической корреспонденцией". Первая брешь была пробита в догме в 6070ые годы дополнением этого понимания "гносеологической когеренцией".

Объективную истину, после Ленина, стали трактовать как "содержание знаний, соответствующее действительности". Такое содержание, конечно, бывает. Авторы, этого желающие, могут даже называть его "объективной истиной", запутывая себя и других. На наш взгляд, было бы корректнее называть этот ас­пект знаний так, как называл К.Маркс, "предметным содержа­нием". А "объективной истине" вернуть первоначальный смысл истинность вещи, независимой от человеке, его воли и знаний. Это же так просто! Вещь истинна, если соответствует своей при­роде, сути, собственным законам, когда её реальность, сущест­вование соответствует её идеальности. Если она деформирована внешними воздействиями настолько, что её бытие (развитие) от­клонено от нормы так, что вещь перестала быть сама собой, то она ложная. Где здесь может быть "схоластическая теологиче­ская интерпретация" истины? Прочти материалисты Нового време­ни формулу "веритас рей" так, наша философия, после Ленина, выглядела бы в этом вопросе совсем иначе. Конечно, если истин­ность вещи определять через соответствие "божественной её сути", то эта теологический подход. Но ведь материалистическое прочтение лежит почти на поверхности. В восьмидесятые годы по­явились авторы, которые стали ратовать за возврат в гносеологию диалектического материализма тех или иных аспектов материалис­тически прочитываемой формулы "истинности вещи" (П.Л.Кулиш, М.А.Лифшиц, А.М.Коршунов, В.В.Мантатов, Г.В.Лобастов и др.).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.