WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

Опубликовано в кн. Мировоззрение как субъективная реальность. Уфа. 2004. С.2735

В.С. ХАЗИЕВ

КАК МОЖНО ФИЛОСОФСТВОВАТЬ, ИЛИ ЕЩЕ ОБ ОДНОМ ВАРИАНТЕ СУЩНОСТИ ИСТИНЫ

Философствовать можно поразному. На то и существует множество философских школ. Я, например, материалист и рационалист в том смысле, что истинные знания преимущественно можно получить лишь при помощи разума (сознания, мышления), опирающегося на человеческие чувства в процессе практической и логической деятельности.

В XIX XX веках возникло множество философских течений, авторы которых занимались анализом духовной природы человека и в большинстве своем излагали свои исследования не специальным языком традиционных философских категорий, а словами обычного разговорного языка. До известных событий 90х годов для отечественных философов такие формы философствования были недоступны, запрещены и опасны для жизни во всех смыслах. Ныне наступил период свободы, и многие, особенно молодые коллеги охотно и с азартом бросились в новые для нас формы философствования. У некоторых получается даже неплохо[i]. Но, к сожалению, чаще вместо новизны получаются имитации, т.е. пересказ затасканных "диаматовских" представлений в терминах плохо усвоенных философских концепций.

Глупо выступать против хороших работ, даже если они не в твоем стиле и вкусе. Хорошая философская вещь – интересна и полезна всегда. Полагаю, что течения, о которых идет речь, возникли в лоне культуры человечества тоже неспроста. Если звезды зажигают, то, вероятно, комуто они нужны для чегото. Пусть. Все философские модели имеют право на существование. Но когда в потоке из сотен таких работ лишь однадве интересные, трудно устоять перед искушением пародировать.

Жанр пародии в философии употребляется не очень часто. Вспоминается, разве что, Гегелевское "Кто мыслит абстрактно?", где великий диалектик весьма язвительно пародирует "глубокомыслие" обыденного рассудка.

Мне, например, набили уже оскомину цитаты или пересказы мысли М.Хайдеггера о том, что "алетейя" означает бытийное открытие сокрытости сущего. Как возьмешь работу, затрагивающую тот или иной аспект истины или истинности, так тут как тут "истина – это открытие сокрытого". "Переход сокрытого в несокрытое – истина"[ii]. Мысль Хайдеггера стала ходячей и тиражируемой на всякие лады многими. Будто забыли, что можно порой поразмышлять и самому.

Не из желания перечить признанного великим философу, хотя, на мой взгляд, величие сильно преувеличено в силу созвучия творчества исторической конъюнктуре. Основная заслуга Хайдеггера разве что в том, как он с невиданным упорством навязывает своим творчеством отказ от устоявшихся за 2,5 тысячи лет категорий философии. Добивается подмены их словечками из бытового языка, досочиняя для них заумное и мудреное содержание. Надо признать, что преуспел. Причина этого успеха тема отдельного серьезного разговора. Возможно, он величина в экзистенциализме, персонализме, герменевтике и пр., возможно, во мне говорит материалистдиалектик и рационалист, но, на мой взгляд, названные выше течения внесли в понимание человека и мира, в котором мы живем, лишь путаницу и тревоги[iii]. "Сегодня герменевтика уже не вызывает прежнего энтузиазма и розовых надежд"[iv]. И не только герменевтика, а все то направление, которое восходит корнями к Шопенгауэру. Какая скука – изучать Ницше. Читать – еще ничего, есть интересные афоризмы, но изучать – тоска: сплошные интерпретации. Возникло историческое недоразумение. Для этого направления следовало бы придумать какоето свое название, оставив название "философия" за старой философией, которая есть "мировоззрение в понятиях". Понятия иррационального течения, хотя и тоже понятия, но совершенно иного характера. Отсутствие ясной и понятной межи приводит к путанице, обидам и оскорблениям.



Так случилось и с категорией "истина". Предлагаемая пародия вовсе не против хороших работ иррациональных философских школ, а против поверхностного подражательства.

Не составляет никакого труда импровизировать на манер, например, Хайдеггера. И никакой философии, полагаю, в этом нет. Вот сюжет а ля Хайдеггер на тему истины. Для усиления юмора сделаем предельно просто "Хайдеггер наоборот".

Для большей понятности будем пользоваться "философским языком" Хайдеггера, вкладывая в термины, разумеется, собственный смысл.

*** Итак, на наш взгляд, истина есть переход открытого в сокрытое. Не надо быть особенно большим знатоком мертвых языков и специалистом по герменевтике, чтобы понять, что "алетейя" расшифровывается как отрицание ("а" – не) Леты – реки забвения. "Алетейя" – это "неЛета". Алетейя то, что не может кануть, отдаться забвению, мучается от того, что не может сокрыться. То, что не сокрыто, не истинно. Истино то, чему удается перейти этот барьер "а", и кануть в Лету, утонуть в пучине забвения. Но забвение и беспамятство не одно и то же. Гениальная интуиция античного языка и античных мыслителей в том, что они уловили сущность бытия истины как сокрытости. А сокрытое не очевидно, оно требует рефлексии, т.е. философствования. Не случайно философия во все века определялась не только как мировоззрение в понятиях, но и как поиск Истины. Философ должен сокрыться, спрятаться от посторонних и нескромных взглядов, он должен укрыться своим одиночеством и молчанием от шума суетливого говорения. Философское дело, как известно, не терпит суеты. В толкотне трудно найти истину. Философствование не только приближает к постижению истины, оно есть само сотворение истины бытия путем сокрытия его сущности. Философствующий сокрывает то, что без него – без философствующего бессильно кануть в Лету, что мучается от этой беспомощности, зовет философствовать. Философия – это зов мирозданием человека сокрыть истину, т.е. помочь сущности бытия упасть в воды Леты, достичь наслаждения забвения. Философствование и есть купание в Лете, наслаждение сокрытостью, превращение холодного, одинокого, беспомощного мира в сокрытый теплый райский уголок. Познание и практика людей есть совместное "сокрытие", укрывание, прятанье, маскировка того, что лежит замерзшим, открытым, обнаженным, голым в сущем. Сокрыть – это значит построить крышу, завершить строительство дома, отогреть, дать тепло, свет, огонь. Не случайно о человеке говорят "крыша поехала", когда хотят сказать о его неразумности, о потере им человеческой сущности, о его открытости для всего хаотичного, бессмысленного, немотивированного и недетерминированного. У него нет крыши, дома, сокрывающего и согревающего его, поэтому можно говорить о нем все, что угодно. Он без дома есть всеобщее ничто. Все и ничего одновременно. Он – слово без содержания, и содержание без понятия.

Сущее без человека еще не приобрело сущностных параметров, структуры и функций, оно без сокрытия еще не у себя дома, оно еще без крыши. Крыши бывают разные: от собачей конуры до скворечника, дома и звездного неба над головой, которое приводит в восторг и удивление философа. Сущее в чистом виде есть абсолютный хаос, абсурд, бессмыслица. Нужен человекфилософствующий, чтобы сущее приобрело сущностную структуру. Нужен человек, видящий свое счастье в любви к мудрости и получающий удовольствие от этой любви. Лета приносит забвение от прошлого одинокого хаоса, от заброшенности и отчужденности, от бесполезности и ненужности, от пустоты и бесплодного покоя. Но начало философствования в сущем, а сущее без философствования открыто, т.е. бессмысленно. Сущее и начало философствования совпадают. В истине онтология и гносеология сокрываются, соединяются, объединяются под единой крышой. И, как говорит Ницше, "где есть счастье, есть и удовольствие от бессмыслицы"[v], которая канула в Лету. Философствование начинается от бессмысленного удовольствия, точнее, от предвкушения этого удовольствия. Сущее в человеке онтологически присутствует как ожидание философствования. Этот зов из глубин бытия толкает каждого человека в доступных ему формах образованности и традиций культуры, где он родился и вырос, философствовать. Реализуясь в философии сам, человек, реализует глубинные основания сущего, придавая его хаотичности и абсурду формы упорядоченности и смысла. Философствующий сбрасывает мучающееся в своем бессилии сущее в темные воды Леты, которое, сокрываясь в них, приобретает свою истину, превращается в истину, находит свою истину в себе, возвращается в себя в своей истинной форме. В философствовании человека сущность бытия находит адекватное себе существование. Философствование есть становление онтологической истины бытия сущего. Смыслотворчество человека есть натуро и гомотворчество одновременно. Эти векторы диаметрально противоположны: к объекту и к субъекту, или от объекта и от субъекта. Но противоположности неразрывны. Поэтому реализация сущего через философствование всегда антиномично, виртуально и поливариантно. Человекфилософствующий оказывается оторванным от хаоса и абсурда сущего, которые он топит в водах "аЛеты". Он через философствование приобретает свободу, не теряя генетического единства с сущим, которое до человека не могло дойти до берегов Леты, не могла сокрыться. Сущее для бытия всегда открыто, иначе мир был бы вне движения, сам в себе зацикленным целым, никому и ничему ни изнутри, не из вне недоступным. Сущее бытия открыто и доступно в ожидании Сокрывающего, т.е. человекафилософствующего: любящего и творящего. Человек освобождает сущее бытия от мучения открытости, неопределенности, хаоса безграничного и безвременного. Через истину ("алетейя") сущее вместе с философствующим человеком обретает свое действительное бытие. Действительное без истины лишь возможное. Возможное сущее, сокрытое человеком в философствовании, превращается в действительность бытия сущего.

Это томление (Quel – мучение) сущего отразилось в религиозном мировоззрении как воля Бога, толкнувшего Его к творению (сокрытию) мира в формах разумности. "Отвратить взор свой от себя захотел Творец – и тогда создал он мир"[vi]. Человек продолжает начатое Богом, он собирает и сокрывает в себе и в искусственно творимой им природе в форме мысли и вещей открытость (абсурдность, хаотичность) мира человеку, что и есть суть принципа антропности в науке и суть божественной одухотворенности человека в религии. Это первая ступень лестницы "людских сокрываний": оживить в мыслях то, что без человека духовно мертво. Бытие есть сущее, сокрытое человекомфилософствующим.

Если не обращать внимания на этот первый шаг и рассматривать теперь бытие мышления само по себе как самостоятельное бытие, то мысли открыты множеству субъектов и тем самым еще не достигли порога истинности (сокрытости). Достаточен простой пример. То, что создано умом всего человечества, лежит открытым для всех новорожденных детей планеты. Но каждый будет черпать из этого открытого источника только то, что сумеет "сокрыть" для него родная отечественная культура и особенно родной язык. Язык, живущего в изоляции от мира племени, не сумеет "сокрыть" для своих детей тайны современной науки. Для них эти достижения человечества останутся открытыми, в ожидании того часа, когда эта открытость канет в Лету, и наличный планетарный ум сокроется вместе с ними под одной крышой, станет для них истиной. Но для этого племени необходимо философствовать день за днем сокрывать своей практической, интеллектуальной, чувственной, интуитивной, подсознательной, бессознательной и т.д. деятельностью сущее бытия, догоняя ушедших вперед представителей земной цивилизации. Мышление сокрывает сущее, но это только начало.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.