WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |

В. С. Х А З И Е В

ИЗ МЫШЛЕНИЯ

О ПЕДАГОГИКЕ

УФА 1998

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

В. С. Х А З И Е В

И З М Ы Ш Л Е Н И Я

О П Е Д А Г О Г И К Е

У Ф А 1 9 9 8

Печатается по решению

редакционноиздательского

Совета БашГПИ

УДК 37

ББК 74

Х 15

Хазиев В.С. Из мышления о педагогике / Башгоспединститут. Уфа,

1998. 200 с.

В трактате рассматриваются проблемы современной педагогики в аспекте философского, социального и индивидуального бытия Учителя и Ученика. В гносеологическом плане абстрактнотеоретическое рассмотрение сути педагогики дополняется и конкретизируется анализом эмпирических событий и описанием фактов превращения человеческого детёныша в разумное существо.

Рецензенты: Д.М. Азаматов, д.ф.н., профессор.

Э.Т. Ардаширова, д.п.н., профессор. ISBN 5879781038 У В.С.Хазиев, ПРЕДИСЛОВИЕ Автор склоняется к тому, чтобы именовать свой труд трактатом. Не из желания подражать милой его сердцу старине, а только из необходимости както отстраниться от жанра монографии, который сегодня стал очень формальным как по содержанию, так и по способам изложения. Трактат, хотя и является тоже трудом о чемто едином (в данном случае о педагогике), но оставляет некоторую свободу и в компоновке материала, и в пределах содержания. Такое стремление не субъективная прихоть, а необходимость. Просмотр педагогической литературы высветил факт, как часто авторы, пытаясь стандартизировать в виде монографии свой живой опыт, убивают суть своих идей. Ко дню сегодняшнему жанр монографии оказался узурпированным наукой, в гуманитарной области тем течением, которое получило название сциентизма (вариант технократизма). Суть этого течения исчерпывается предельно простыми лозунгами: наука высшая форма познания, наука всесильна, научное познание исчерпывающе охватывает все бытие, нет ничего, что могло бы быть принципиально недоступно научному познанию! В бытии много чего есть такого, что системно, упорядоченно и осуществляется по определенным законам и что можно выразить в логике научных понятий. Это так, и мало кто с этим спорит. Но в бытии не меньше и хаотичного, бессистемного, абсурдного, чувственного, подсознательного, что науке совершенно недоступно. Здесь она бессильна.

Представители сциентизма про эту область знают. Они пытаются обойти ее, унизив как чтото не заслуживающее познания, как бессмыслицу, бесполезную мелочь, не имеющую значимой ценности и недостойную серьезного внимания. Наука обижается напрасно. Здесь вины ее нет. Просто наука амбициозно ошибается в определении предела своего предмета. Она всесильна и незаменима везде, где есть порядок, системность, логика какие угодно по степени сложности. Но в мироздании много такого, что невозможно выразить в форме истинных знаний (законов) науки, их можно познать лишь в форме истинных знаний философии, искусства, религии.

Та часть бытия, что имеет хаотичную асимметрию, окружает нас, в каждом из нас, важна для нас не менее, чем законы, открытые наукой. Любовь, милосердие, вера, воля много такого, в чем, возможно, тоже есть моменты, доступные науке, но ими они не исчерпываются. В них есть много такого, что больше, выше, глубже, шире, чем доступно науке. Да и в любом явлении, охваченном наукой, можно обнаружить протуберанцы, выдавленные ею на периферию изза их непригодности для научного мышления. Можно назвать повсякому: иррационально, бессознательно, подсознательно, экстрасенсорно, трансцендентно, божественно дело не в терминах, а в сущности дела. А суть проста: притязания науки на роль абсолютного познания, способного исчерпывающе охватить все стороны бытия, несколько преждевременны и преувеличены, точнее, вовсе не состоятельны. Философское, религиозное, эстетическое и другие формы вненаучного познания имеют право на существование наряду с наукой. Их предмет не может полностью покрываться научным познанием. Здесь познание может быть не просто отличным от научного, а даже диаметрально противоположным. И науке с этим придется смириться. Конечно, даже величайшая родительская любовь не может отменить законов гравитации и позволить человеку летать. Но она способна совершить такое, что никакая наука не сможет объяснить, например, самопожертвование физическое или духовное. Наука тоже бессильна чтолибо изменить в безрассудстве родительской любви.



Речь не о том, что есть формы познания, отменяющие научное, а о том, чтобы точно определить границы научного познания. В этом для науки ничего унизительного нет. Такая точность как раз в ее духе.

Речь и не о том, что эти разные формы познания разделяет пропасть. Научное познание, например, может быть изящным, как искусство, которое, в свою очередь, может быть строгим и точным, как наука, но не теряя при этом своей специфики, составляющей основу их качественного различия.

По искреннему убеждению автора данного трактата предмет педагогики не может быть исчерпан лишь научными средствами и методами. Другими словами, педагогика больше чем наука, которая может охватить лишь ее отдельную сторону. Стремление сделать педагогику обязательно наукой значительно уменьшает её предмет и зону действия.

Педагогика одной лишь научностью не исчерпывается, ибо сердцевину ее предмета образует человек, душа которого в основной части за пределами научного мышления.

Хорошо ли это, плохо ли, но наше общество за последние годы изменилось. На фоне политической, экономической, правовой динамики бросается в глаза малоподвижность, константность мировоззрения людей, консерватизм основ духовности. Хотя уже формально отменена "единственно верная, единственно научная, единственно истинная", добавим, единственно допустимая тогда философия идеологизированного марксизмаленинизма, бывшая служанкой тоталитарного режима, каждый из нас, бывших граждан СССР, продолжает жить, мыслить и чувствовать в рамках якобы несуществующего философского мировоззрения. Бутафорные изменения декораций (цепь церквей и мечетей, сексуальные и нравственные вольности, плюрализм симпатий и высказываний) мало что изменили в мировоззрении людей, которые так и продолжают оставаться духовно теми же личностями, что и были. Это не удивительно. Мировоззрение образует "ядро", сердцевину индивидуального "Я". Изменение в мировоззрении изменяет "Я" ("самость") человека. Разрушение мировоззрения является для человека разрушением его "самости". Легче сдвинуть гору с места, чем перейти к качественно новому мировоззрению, ибо это значит, вопервых, потерю своего "Я" (того самого, с которым человек живет с раннего детства), вовторых, формирование нового, совсем иного "Я", что означает возникновение новой личности, нового субъекта. Для такого "скачка" нужно событие, равное по силе "чуду", нечто потрясающее, грандиозное, чрезвычайно маловероятное. Поэтому как бы не хотели и не спешили, нынешнему поколению российских граждан придется доживать со своим старым "Я", то есть старым мировоззрением, которое и будет в основном определять и чувства, и мысли, и слова, и дела. Социалистическая философия марксизмаленинизма умерла общественно, но осталась как ядро индивидуальных человеческих "Я", и в таком качестве она умрет не скоро, а рецидивы её социальной реанимации будут наблюдаться достаточно долго.

Но смена социальных реалий не может не повлиять на самоощущение и самосознание людей, которые хоть и болезненно, но начнут меняться не только в проявлениях (феноменально), но и в своей мировоззренческой сущности (ноуменально).

Одной из задач современной философии является задача увидеть, распознать, осознать симптомы, признаки, характеристики стихийно возникающего нового мировоззрения. Сколоченная на скорую руку из политических лозунгов, из ветхой религиозной рухляди, из восточных и западных заимствований идеология может стать официальной и действительной основой нового мировоззрения российских граждан в двух случаях. Вопервых, насильственно, репрессивно, в случае возвращения общества к тоталитарному режиму власти. Вовторых, если совпадает с теми духовными реалиями, которые возникают ныне из лучших гуманистических традиций народов России и ее истории.





Для идеологизированной философии социализма на самом деле человек не был нужен, хотя декларировалось, что все для человека, все для его блага. Прав был Ф. М. Достоевский в том, что всякое насильственное добро есть зло. Раньше человек не нужен был даже самому себе: партия за него думала, государство решало, Родина заботилась. Не было никакой необходимости задумываться над тем, кто я, откуда, зачем, куда, почему эти традиционные вопросы философии, уходящие корнями в античность (Феодот), были жизненно не интересны и не важны. В рыночном обществе ситуация резко изменилась. Теперь никто ни за кого не думает, не решает и ни о ком не заботится. Нужно и думать, и решать, и делать самому, а для этого надо знать, чего ты хочешь, что можешь и умеешь, что нужно тебе, а что лишнее, где главное, а где второстепенное, — и вообще: кто ты такой, откуда взялся, зачем в этом мире бултыхаешься, куда идешь, зачем и почему, то есть на повестку встали старые вопросы философии о человеке. Со временем будет найдено подходящее название для этого нового мировоззрения. Пока назовем его "философией человека", которая оказалась не ласковой нянькой, как думалось, а строгим судьей, требующим творчества и самостоятельности мышления и практики. В этой философии на человека взвалили ответственность и за него, и за общество, и за человечество. Бердяевское понимание абсолютной свободы человека в современных реалиях российской действительности нашло неожиданное подтверждение и продолжение. Но абсолютная свобода предполагает абсолютную ответственность, то есть ответственность за все. Такие представления через Бердяева уходят корнями к Достоевскому и Соловьеву, дальше к Чаадаеву, за которым просматриваются декабристы, Радищев. Так гуманистические традиции отечественной духовности продолжаются в сегодняшней действительности. Но это первые симптомы, которые станут нормальным, естественным восприятием человеком себя и мира, в котором он живет, в следующих поколениях граждан России.

Таково основное противоречие современной правды жизни: новые конкретноисторические реалии штурмуют старые мировоззренческие принципы в фундаменте нашего индивидуального "Я". И нам нужно выбирать: или сопротивляться новому, стараясь сохранить нашу сложившуюся с детства духовность, или с болью перевоплощаться в иных "Я", то есть новые личности. В той части, где наша субъективность, наш внутренний мир не входит в мировоззрение, это сделать легко. Во всех аспектах легко: бытовых, политических, нравственных, религиозных, эстетических. Вечером — коммунист, утром — демократ, сегодня — атеист, завтра — православный, в обед — спекулянт, после обеда — бизнесмен. Такие превращения возможны, но именно они доказывают, что эти представления не входят в "ядро" индивидуального "Я", то есть в мировоззрение личности. Вот если человек не ел и не может заставить себя съесть, скажем, свинину или ножку лягушки, тогда, понятно, нормы национальной или религиозной кухни уже вошли в мировоззрение, теперь просто так, в мгновенье ока эти элементы субъективности не поменяешь. Человек не может есть эти продукты вовсе не потому, что они физиологически не пригодны к употреблению (для многих других народов это любимое блюдо), а потому, что этого не допускает мировоззрение. Точно так же и с политическими, правовыми, нравственными, эстетическими и другими элементами духовного мира личности: среди них есть такие, которые можно легко и безболезненно пересмотреть, но есть и такие, которые стали нашим "естеством", да и еще таким, что покрепче, чем природнотелесное естество. Совокупность этих последних и образует наше индивидуальное мировоззрение — ядро нашего "Я", остающегося для нас инвариантным в течение всей нашей жизни. Потерять мировоззрение — это значит стать другим "Я", другой личностью. Как это нелегко, думается, понятно всем.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 33 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.