WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Ритуалы расписывали жизнь человека как сценарий. Только ритуал продляет жизнь Космосу. В нем нет ничего непонятного, непредсказуемого, случайно пришедшего на ум. Жизнь человека – это повторение жизни первопредков, повторение тех событий, которые происходили в начале времен. В соответствии с поступками первопредков конструировалась и сверялась жизнь каждого человека, причем, степень сходства с мифологической моделью являлась критерием оценки пройденного жизненного пути. Здесь надо сказать, что "каждый индивид не буквально копировал поступки культурного героя, а воспроизводил основные этапы его жизненного цикла. Тем самым, поведение мифического героя воспринималось человеком на уровне архетипов, формируя в себе фундаментальные принципы традиционного мироощущения, основанного на единстве Космоса и общества"[xl]. Свадьба земная это прообраз свадьбы небесной первой божественной пары. И потому эротизм считался мощным магическим культом, участвующим в воссоздании благополучия в Космосе. Символ плодородия и гармонии в целом. Рождение ребенка – рождение мира из Хаоса, не случайно, например, в Бурзянском и Мелеузовском районах повитуху иногда называют, "водяная мать", "мать, вырастившая, поливая воду"[xli], а повитуха говорила о ребенке, например, о мальчике, которого она принимала: "Из земли взятый сын мой стал мужчиной"[xlii]. Особое место среди ритуалов рождения ребенка занимает получение новорожденным имени. Получив имя, предмет выделяется, начинает существовать сам. Давая названия и имена, Богтворец проясняет, разделяет то, что в Хаосе существовало в неразделенном виде. Когда ребенок рождался, ему обязательно давали, хотя и временное, имя – "пеленочное имя", "пуповое имя". Оно является и своеобразным заклинанием от зловредных духов. Нарекая младенца, повивальная бабка давала им знать, что ребенок уже отмечен ею, а иначе, злые духи могут заменить детей на своих уродцев, или ребенок может заболеть… Имя – это амулет, охраняющий человека до конца жизни:

"Этот амулет на каждого надет И не снимается до скончания лет"[xliii].

В загадках имя "нарукавник золотой", "медный амулет", "кумган медный". Имя загадывается как то, что в огонь кинешь не горит, в воду кинешь не тонет[xliv].

Магическим считалось не только имя, но и любое слово. Древние верили в магическую силу слова: "Если назовешь "клоп" – (в тело) всосется, скажешь "мякина" – высохнет. Назовешь змеей – заставляет плакать, скажешь "плеть" – спокойно лежит"[xlv].

Любое изображение, любой знак также символизирует Космос. Башкирский орнамент почти всегда симметричен (как отдельные элементы, так и вся композиция). В орнаментальных композициях "противопоставления мира: день – ночь, жизнь – смерть, свет – тьма, мужское – женское, левое – правое и т. д. показаны через противопоставления фигур животных. Для того, чтобы противоположности во взаимной борьбе не уничтожили друг друга необходим третий элемент композиции, их разграничивающий – золотая середина, точка отсчета, символическое изображение оси мира"[xlvi]. Чаще всего это женская фигура (богиня всего сущего), дерево (древо мировое, древо жизни), ромб (символ земли). И будучи символом Космоса орнамент обладает магической силой. Назначение орнамента, как знакаамулета, защититься от злых духов. В одежде орнаментом украшались прежде всего края, разрезы, отверстия, через которые могли проникнуть злые духи. В домах тоже украшались прежде всего отверстия: ворота, ставни, наличники окон, края крыш. Это обозначение границ – определение зоны "интимности": ближе могут подойти только те, кому разрешено или ближайшие родные, друзья, любимые. Орнамент текстуален: он сообщает "своим", сведущим, понимающим, что перед ними друг или сородич. Те, кто не умеет прочесть знаки орнамента, выдают себя, их надо опасаться. Прежде чем начать общаться необходимо совершить определенный ритуал на выяснение намерений "чужого".

Ритуал также средство победы над злом. Нарушение любого ритуала – преступление против народа, потому что от любого ритуала зависит благополучие всего Космоса. Не оттуда ли такая нетерпимость к тем, кто пытается делать посвоему? Проходит много времени, прежде чем люди понимают, что тот, кто нарушает порядок, может служить не Хаосу, а явился как Творец Космоса, но более совершенного.

Любой творец добра космичен, главное, понять, что есть добро.

Древнего человека зло поджидало не только под землей или под водой, но и на земле его всюду окружали злые и добрые духи. Добрые: йорт иясе, ой иясе, абзар иясе… Злые: шурале, пярий, убыр, убырлы карсык, албасты, бисура… Болезни тоже считались злыми духами, поэтому существовали специальные ритуалы, изгоняющие их. Болезни представлялись живыми, иногда даже антропоморфными. Например, лихорадку видели в образе человека в рысьей шапке. Болезни могли принимать вид животных, чаще всего сороки. Существовал такой способ изгнания лихорадки: "Натощак или совсем ничего не поев накануне, больной брал горшок с кашей или чемнибудь другим съедобным, уходил в поле или за реку, ставил на землю горшок и раскрывал рот. Голодная лихорадка набрасывалась на кашу, а больной тем временем бежал домой и по дороге переходил вброд речку или ручей, чтобы наевшаяся и погнавшаяся по его следам лихорадка, потеряв след, не настигла его"[xlvii]. Злыми духами всегда пугали детей, когда те не желали слушаться. В современном человеке много от первобытного, как во взрослом детского. Юха в современном башкирском языке обозначает лицемерного человека, притворщика; убыр – обжору; аждаха – изверга, злодея. "Албасты басыу" говорят о мучительном сновидении. Представления древних о Космосе и Хаосе до сих пор не отпускают нас. "Если рассыпались бусы к несчастью" говорят в народе. Если рассыпаются бусы – твои звезды, твой мир рассыпается, ломается. Разрушается Космос и превращается в Хаос.. А чтобы определенный порядок не нарушался, чтобы бусины не рассыпались, их стали нанизывать на нитку.

До сих пор существует в нас страх перед неизвестностью и любовь к стабильности и определенности. До сих пор мы любим день и боимся ночи, полной тайны:

"И бездна нам обнажена Со всеми страхами и мглами, И нет преград меж ней и нами – Вот почему нам ночь страшна…"[xlviii].

Конечно же, мы, современные люди, в отличие от древних, вкладываем в понятия Космос и Хаос немного другой смысл. Но все же принцип противостояния Космоса и Хаоса, возникновения Космоса из Хаоса и обращения Космоса в Хаос проходит через всю нашу жизнь. Зачиная, создавая, обустраивая, человек превращает Хаос в Порядок; разрушая, разбирая, наоборот: порядок в Хаос. Вокруг каждого, в каждом "свой мир", свое восприятие окружающего, своя интерпретация мира. Творя "свой мир", человек делает его отличным от окружающего, согласно своей личности. У одних "свой мир" беден, у других богат; у одних более хаотичен, у других более космичен. Образец же, некий абсолют – настоящий мир, создание Богов в своей первозданной порядочности, с еще не попранными законами, абсолютными истинами. Абсолют, образно выражаясь, душа центра мира. Чтобы постичь Абсолют, надо следовать правилам Космоса, познав Хаос.

Между Абсолютом и Хаосом лежат "свои миры" людей. Ближе к Абсолюту – более космические, а значит, нравственные, дальше от него более хаотичные, безнравственные, плавно переходящие в Хаос. И опять же, борьба между Космосом и Хаосом за влияние, территорию происходит в душах людей.

"И вечна в нас борьба добра и зла.

Мир – это благоухающий сад, А существа, живущие там, Подобны растениям и цветам.

Одни тот сад засоряют собою, Другие растут, восхищая красою… То, что на земле остается, Чем все лучшее создается, Сада краса и благоухание – Это добро и благодеяние.

В огне не сгорит – благодеяние, В воде не утонет благодеяние, До неба возвысится – благодеяние, Останется в памяти – благодеяние, Оно – голова всех дел, Для всех живущих на свете людей Пребудет как мира высший удел"[xlix].

Башкирское мифологическое мировоззрение развивалось в русле общечеловеческих ценностей. В нем присутствуют все основные черты духовной жизни людей данного уровня социального развития. И оно потенциально содержит те же возможности, которые были, например, в древнекитайской, древнеиндийской или древнегреческой мифологии. Если бы в результате какихто природных или социальных катаклизмов культура этих народов пересеклась в глубокой древности, то через несколько столетий из духовной жизни других народов, например, башкир, которые набирали в это время силу на ойкумене, возникли бы те же ценности, получились бы те же результаты. Все обошлось благополучно и подстраховка истории не пригодилась. И народы, стартовавшие более медленными темпами, различными способами оказались втянуты в исторический процесс в русле передовых народов. Такой внешний и часто насильственный прогресс не обязательно оценивать как нечто негативное, ибо сохраненная сила народов "догоняющих культур" может оказаться зарезервированной историей для более поздних времен и для более исторически прогрессивных целей. Это гипотеза говорит в пользу бережного отношения к "малым народам", социальный потенциал которых должен быть сохранен подобно тому, как экологи стремятся сохранить генотип вымирающих растений и животных. Ибо их историческое предназначение и ценность на сегодня до конца неведомо. Вероятно, настает пора говорить уже не только об "экологии человека", но и об "экологии народов", которые в результате техногенного развития могут исчезнут в исторической арены. И их потеря для будущего человечества может оказаться трагической потерей самого жизненнонеобходимого звена.

ЛИТЕРАТУРА i Разумеется, функции мифа только перечисленными не ограничиваются. Но специальный вопрос о мировоззренческой, методологической, аксеологической, регулятивной, коммуникативной и других функциях мифа мы выносим за пределы данной статьи.

ii Татар мифлары. Казан. 1999. Т.2. С.188. iii Котов В. Древность эпоса "Уралбатыр" // Ватандаш. 1997. № 8. С.173.

iv Мифы народов мира. Энциклопедия / Гл. ред. С.А.Токарев. М., 1992. Т. 2. С.579.

v Хазиев В.С. Философское понятие истины // Автореф. дисс. на соискание уч. степени док. филос. наук. Уфа. 1994. С. 67. В диссертации дана рационалистическая трактовка категории "хаос".

vi Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.141.

vii Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.167.

viii Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.141.

ix Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.174.

x Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.123.

xi Хазиев В.С. Философское понятие истины // Автореф. дисс. на соискание уч. степени док. филос. наук. Уфа. 1994. С. 18.

xii Мифы народов мира. Энциклопедия / Гл. ред. С.А.Токарев. М., 1992. Т. 2. С.582.

xiii См. Башкирское народное творчество. Т.2. Предания и легенды. Уфа. 1987.

xiv Франкфорт Г., Франкфорт Г.А., Уилсон Дж., Якобсон Т. В преддверии философии. Духовные искания древнего человека / Пер. с англ. Т. Толстой. СПб. 2000. С.24. xv Башкирское народное творчество. Т.3. Богатырские сказки. Уфа. 1988. С. 87.

xvi Башкирское народное творчество. Т.3. Богатырские сказки. Уфа. 1988. С. 39.

xvii Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.48.

xviii Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.46.

xix Герберт Ф. Богимператор Дюны. Роман / Пер. с англ. П.Вязникова. М., 2000. С.325.

xx См. Абдуллин А.Р. Культура и символ: (На примере анализа древних эпических памятниковсказаний башкирского народа) / Академия наук РБ. Отделение соц. наук. Уфа. "Гилем". 1999.

xxi См. Давлеткулов А.Х. Проблемы художественноэстетического осмысления истории этноса в башкирском эпосе: Опыт социальнофилософского анализа. Уфа. БГПИ. 1998.

xxii См. Хазиев В.С. Гуманизм евразийской идеи и практики // Евразийское сознание: формирование мировоззренческой парадигмы в образовательном пространстве современной России. Материалы Круглого стола. Часть 1. Уфа. 2002.

xxiii Асов А.И. Славянские боги и рождение Руси. М., 2000. С.418.

xxiv Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.95.

xxv Башкирское народное творчество. Т.1. Эпос. Уфа. 1987. С.57.

xxvi См. Давлеткулов А.Х. Проблемы художественноэстетического осмысления истории этноса в башкирском эпосе: Опыт социальнофилософского анализа. Уфа. БГПИ. 1998.

xxvii Башкирское народное творчество. Т.7. Пословицы, поговорки, приметы, загадки. Уфа. 1993. С.9.

xxviii Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI века. Уфа. 2000. С.35.

xxix Мифы народов мира. Энциклопедия / Гл. ред. С.А.Токарев. М., 1992. Т.1. С.240.

xxx Башкирское народное творчество. Т.3. Богатырские сказки. Уфа. 1988. С.43.

xxxi Башкирское народное творчество. Т.7. Пословицы, поговорки, приметы, загадки. Уфа. 1993. С.329.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.