WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Космос построен на противопоставлениях, дабы сохранить ритм. И у Космоса есть антипод Хаос вторичный – царство стоячих озер. Башкирские поверья говорят, что глубокие озера и омуты опасны, а реки во всем прекрасны для людского пользования. Стоячая вода – символ Хаоса, бездвижья, вечности, застоя, прекращения активности и смерти. Стоячая вода вечности потекла рекой времени. И с этого момента началась жизнь Космоса. Глубокие озера и омуты – остатки Хаоса на земле. Говорят, у них вообще нет дна, что соединяются они с подземным морем. И потому зло в них неистребимо. Это и к лучшему: Хаос нужен Порядку, чтобы сказали – это Порядок, а это Хаос. "Вещь познается своей противоположностью"[xix]. Противостояние Космоса и Хаоса и есть сущность этого мира. Противостояние это пронизывает всю жизнь человека.

В башкирской мифологии нет прямого указания на то, что человек и его жизнь есть микрокосм, но все в конечном мире копирует основные формулы мироздания в собственных масштабах. Жизнь каждого человека есть уменьшенная в размерах жизнь мира. В его частной жизни просматриваются те самые антитезы Хаоса и Космоса. Здоровье – это космос, болезнь – хаос. Разум – космическое явление, а безумие – хаотическое. Нравственность – космос, а аморальность – хаос. И так во всем. Ритмы накладываются друг на друга, перекручиваются, повторяют друг друга. Каждое утро Акбузат спасает ХомайСолнце, проглоченную Заркумомрыбой, вероломным служителем мракахаоса, как это было в первый день творения, и как это происходит ежегодно в первый день нового года. Ночь – это проглатывание Хомай Заркумомрыбой, день – освобождение ее Акузатом. День – когда Неркес выплывает из озера отца Шульгена в образе золотой уточки и озаряет все вокруг, ночь – когда она снова погружается в озеро. Беззаботное ее плавание в озере Хаоса закончилось, когда она встретила творца мира Хаубана. Она полюбила его и подарила Акбузата, вместе с которым и был сотворен мир. Зимой аждаха забирает воду у людей, весной приходит батыр и убивает аждаху, возвращая воду людям. Утки (Неркес) и лебеди (Хомай) прилетают с появлением тепла и Солнца, с разливом рек (всемирный потоп). Их прилет – начало нового цикла, символ победы Космоса, т.е. возвращение Урала или Хаубана верхом на солнечном коне Акбузате. И снова, зима и ночь тогда царят в мире, когда солнце украдено злой старухоймяскяй и спрятано ею под землей, а весна и день наступают, когда батыры Айна и Гайна освобождают солнце с помощью оленя (переплавляют через реку на рогах оленя). Три ритма: день – ночь, годичный и ритм Вселенной сливаются воедино, воспринимаются как нечто по сути единое. Каждый восход солнца подобен первому дню сотворения мира.

Борьбой Хаоса и Космоса (порядка и беспорядка) пронизано все бытие. Но в этой борьбе на любом уровне полюса имеют разные характеристики.

Силы Космоса – силы добра, никогда не стремятся, в отличие от сил Хаоса, к мировому господству. Силы Хаоса жаждут полного господства. Стремятся восстановить безвременность, когда был Золотой век змеиного бытия. Силы Хаоса пытаются уничтожить Космос, достичь Конца света, абсолютного торжества черной неопределенности. Понятно, что такие представления в мифах выражены в чувственнохудожественной форме. Конец света – это всемирный потоп, вызванный злыми силами, соединение верхнего и нижнего миров. Торжество смерти. Атрибуты конца света, спутники смерти – огонь и вода. (Судя по всему, огонь и вода усматриваются в основе всех форм бытия – с них Вселенная начинает свое существование, ими же и заканчивает). Нет ни дня, ни ночи, только вечное зарево. Как верно указывает Абдуллин А.Р. в мифах зарево служит демаркационной линией между хаосом и космосом"[xx]. Но зарево время и мироустройства. Царь Катил тоже приносил человеческие жертвы огню и воде, пока не пришел Уралбатыр и не уничтожил это хаотическое, разрушающее существо, установив в царстве Катила счастливую жизнь людей.

Земля создается в борьбе, тем самым уже в генетическом начале становится антиномичным, обреченным на постоянную борьбу противоположностей. Наш мир вечного противостояния, неразрешаемых противоречий неуклонно движется вперед, наворачивая круги. Давлеткулов А.Х. пишет, что картина мира в башкирской мифологии отличается диалектической напряженностью, ее гармония не пассивна и безжизненна, а возникает как итог столкновения противоположных сил.

Далее он утверждает, что в этом есть "глубинное созвучие" с идеями Янь и Инь в китайской философии или даже с "мыслеобразами" Гераклита Эфесского[xxi]. Здесь необходимо сделать несколько принципиальных оговорок. Миф на векторе истории показатель определенного уровеня духовного освоения человеком мира, который на порядок ниже философии. Следовательно, если образы башкирской мифологии "созвучны" философским идеям народов, которые на тысячелетие опередили башкир в своем развитии, необходимо расставить все точки над "и". Три варианта: 1. башкирское мифологическое сознание в своем развитии опиралось на китайские и греческие заимствования. В этом предположении больше проблем, чем позитивных находок. Почему произошло упрощение? Потому что башкиры в своем историческом развитии находились на более низком уровне материальной и духовной культуры? Тогда зачем им надо было заимствовать ненужные абстракции других народов? 2. Духовное развитие всех народов планеты, где бы и когда бы они не жили, проходит одинаковые во многом этапы и содержит схожие мысли. И опятьтаки, тогда непонятно, почему австралийские аборигены до начала ХХ века оставались на уровне домифологических типов мировоззрения, хотя их история такая же длинная, как и история китайцев или европейцев? 3. Если это было лишь "глубинное созвучие", а не заимствование, почему из аналогичных мифологических образов у китайцев и древних греков возникла философия, а у башкир нет? Позволим себе иррациональную гипотезу о возможном наличие у человечества в целом метафизической духовной истории. Планетарная духовность, как и воздух планеты, доступен всем людям и всем народам. Но каждый пользуется им по своему в зависимости от обстоятельств, внешних и внутренних. Независимо от антропологических особенностей, расовых различий, этнических характеристик, от географии проживания и других факторов мы все на Земле люди – существа одного вида. И тысячами нитей, видимых и невидимых, мы взаимосвязаны материально и духовно. Не было в далеком прошлом и нет сегодня народов, которые развивались в полной изоляции от того уровня развития, которого люди достигают на векторе исторического времени. Это означает, что на планете поочередно в силу какихто причин одни народы оказываются в роли доноров для всех, другие в роли догоняющих, третьи в роли "топчущихся на месте". Судьба последних трагична. Планетарная судьба не дает им возможности не спеша пройти все ступени развития. Ушедшие вперед бесцеремонно перетаскивают отставших на уже достигнутый уровень материальной и духовной жизни. Классический пример тому – история колонизаций. Из этого следует, что если башкиры были бы изолированы от всех народов, то они когданибудь создали бы философию подобную философии других народов, в этом они ничем не уступают всем остальным народам. Но так случилось, что они оказались в роли отставших. Китайская и древнегреческая философия родилась за тысячу лет до того, как у башкир стало формироваться мифологическое мировоззрение. И нет ничего удивительного в "таком глубинном созвучии", о котором пишет Давлеткулов А.Х. Эта статья академическая, и никаких политических выводов не содержит. Хотя он очевиден. Нечего сожалеть о том, что не произошло или могло произойти. Чтобы в очередной раз не оказаться в роли отставших или догоняющих, необходимо сегодня смотреть не столько назад, сколько вперед. Так, как это делают восточные государства: усвоив западные технологии на почве собственных духовных ценностей, они превращаются в исторических доноров. Они создают действительно прогрессивную евразийскую духовность, синтезирующую достижения культур Запада и Востока. Но эта другая тема, требующая отдельного исследования[xxii]. Вернемся к мифологическим представлениям башкир.

Мир, что весы: на одной чаше весов Хаос, на другой – Космос. И они должны быть в равновесии. И в то же время мир – это маятник, на конце которого прикреплены весы. Вроде бы в чашах равный груз, но отклоняется то одна, то другая чаша. Учитывая ритмичность Космоса, конец является и началом.

Поэтому эти две битвы часто совпадают. Это время великого противостояния сил Космоса и Хаоса. В битве рождаются новые миры. Поется же в древнерусской "Книге Велеса": "О те, что пали в бою, те которые шли, вечно живите вы в войске Перуновом!"[xxiii].

Более повседневен и менее значителен легкий перевес сил, как это бывает в мелких стычках со злыми духами и чудовищами. Дивы крадут здесь жен и сестер, змеи норовят проглотить, аждахи скрывают от людей воду… Но есть у людей защитник – батыр. Батыр – защитник Космоса.

Батыр – это человек необычного происхождения, обладающий недюжинной силой, чистым сердцем, благородный, не агрессивный, непримиримый с угнетением, отважный:

"Батыр без лестницы в небо войдет, Земную глубь без ключа отомкнет"[xxiv].

"Злодеям батыр уступит ли путь, Их устрашится ль когданибудь?"[xxv].

Нравственноаксеологическая функция мифов наиболее ярко выражена именно в образе батыров – людей, которые сумели подавить в себе зоологические стимулы и живут по социальным нормам и идеалам.

Батыр следует неуклонно установленным нормам поведения. Он не может допустить нарушения своего кодекса: в противном случае он перестанет быть батыром. Существует несколько моделей поведения батыра в разных ситуациях: он может действовать прямолинейно и открыто, демонстрируя нормы рыцарского поведения. Но батыр может там, где это необходимо для добрых дел и направлено против злых сил, прибегнуть к хитрости, ввести врага в заблуждение. Батыр, может обратиться за помощью, если этого требует ситуация[xxvi]. Но батыр никогда не пойдет на вероломство, не нарушит данного слова. Его принципы всегда четко очерчены и ясны. Он готов защищать Космос всегда, в любую минуту, на любой призыв о помощи, даже не будучи лично в этом заинтересованным. Отношение батыра к матери, жене, брату, сестре, другу, врагу всегда идеальное. Нам кажется, он слишком положителен, но ему нельзя быть другим. Он идеал, образец для подражания – крайняя точка вселенских противоположностей, олицетворение космических сил. Люди должны походить на батыров смелостью и удалью, бескорыстием и честностью, а также умением не поддаться соблазну. Регулятивная и коммуникативная функции мифов оказываются составляющими педагогической функции. Есть еще одна тема, которую можно обсудить сегодня с некоторой долей юмора: батыр никогда не берет взяток, отказывается от "подарков" Хаоса. Мораль очевидна, если хочешь походить на человека, бери пример с батыра. Самым первым батыром был тот, кто сотворил землю, победив силы Хаоса в борьбе, – Уралбатыр (Хаубанбатыр). Остальные батыры его прообразы. Батыр не знает или только догадывается о своем предназначении, но живет и действует в соответствии с ним. Батыр управляем Судьбой. Батыр ведом Судьбой, главное предназначение которой, соблюсти ритм. И она действует через игру в случайности, например, через жребий. Тонко зная, что будет, она вертит колесо ритма. Например, как только Шульген нарушил отцовский запрет, то есть встал на путь Хаоса, почти сразу же появилась Хомай, говорящая о бессмертии, и тем подстрекая Урала выступить против смерти, то есть встать на путь Космоса. Но она прилетает не сама, а случайно попадает в руки охотников. Судьба сводит персонажей. Например, она организовала встречу Заркума и Урала, также как и Заркума и Шульгена. Зная, предназначение каждого, она знает, что каждый из них вынесет из этих встреч. Она везде вовремя, везде успевает. Она подсылает мудрого старика к Уралу, когда тот готов отпить глоток живой воды.

Символ судьбы, бог судьбы Ворон. "Ворона каркает к несчастью" говорит одна из башкирских пословиц[xxvii]. Ворона – птицавещун, предупреждающая людей об опасности. В эпосе "Уралбатыр" в начале повествования, когда наивный Урал призывает покончить со смертью (то есть, по сути, покончить с мировым порядком), Ворон говорит практически то же, что и старикпредок в конце повествования: не надо нарушать естественного порядка вещей. Такая строгость к естественному порядку – предвосхищение научного понимания человеком себя и мира, в котором он живет. Башкирские мифы, как и мифы других народов, несут в себе зародыш будущих более содержательных типов мировоззрения – религиозного, философского и научного.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.