WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Тогда у Вас также будет больше простора и возможностей для изображения истории одной Пруссии как частицы общегерманского убожества. Это и есть тот пункт, в котором я кое в чем расхожусь с Вами, именно с Вашим пониманием предпосылок раздробленности Германии и неудачи немецкой буржуазной революции XVI века. Если мне удастся переработать историческое введение к моей “Крестьянской войне” 13), что случится, надеюсь, ближайшей зимой, то я смогу развить там относящиеся к этому вопросы. Не то чтобы я считал приведенные Вами предпосылки неправильными, но я выдвигаю наряду с ними и другие и несколько иначе группирую их.

При изучении немецкой истории, которая представляет собой одно сплошное убожество, я всегда убеждался, что лишь сравнение с соответствующими периодами истории Франции дает правильный масштаб, ибо там происходило как раз противоположное тому, что у нас. Там — образование национального государства из disjectis membris 14) феодального государства, у нас в это же время — самый глубокий упадок. Там — редкостная объективная логика во всем ходе процесса, у нас — дикий, все усиливающийся сумбур. Там — в период средневековья английский завоеватель, вмешиваясь в пользу провансальской народности против северофранцузской, является представителем чужеземного вторжения. Войны с англичанами представляют собой своего рода Тридцатилетнюю войну 10, которая, однако, оканчивается там изгнанием вторгшихся иностранцев и подчинением Юга Северу. Затем следует борьба центральной власти против опирающегося на свои иностранные владения бургундского вассала 15), роль которого соответствует роли Бранденбурга — Пруссии, но эта борьба оканчивается победой центральной власти и завершает образование национального государства. У нас же как раз в этот момент национальное государство разваливается окончательно (если только “немецкое королевство” в пределах Священной римской империи" можно назвать национальным государством) и начинается, в больших масштабах, разграбление немецких земель. Это для немцев в высшей степени постыдное сравнение, но именно поэтому оно особенно поучительно, а с тех пор как наши рабочие снова выдвинули Германию в первые ряды исторического движения, нам стало несколько легче мириться с позором прошлого.

Совершенно особая отличительная черта немецкого развития состоит также в том, что две составные части империи, в конце концов разделившие между собой всю Германию, обе не являются чисто немецкими, а были колониями на завоеванной славянской земле: Австрия — баварской, Бранденбург — саксонской колонией; и власть в самой Германии они добыли себе только потому, что опирались на свои иноземные, не немецкие владения: Австрия—на Венгрию (не говоря уже о Богемии), Бранденбург — на Пруссию. На западной границе, подвергавшейся наибольшей опасности, ничего подобного не было, на северной границе защищать Германию от датчан предоставили самим датчанам, а Юг так мало нуждался в защите, что те, кто должен был охранять границы — швейцарцы,— даже смогли сами отделиться от Германии! Однако я увлекся всевозможными рассуждениями;

пусть эта болтовня послужит Вам по крайней мере доказательством того, как живо заинтересовала меня Ваша работа.

Еще раз сердечная благодарность и привет от Вашего Ф. Энгельса Печатается по тексту Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, изд. 2, т. 39 стр. ЭНГЕЛЬС В. БОРГИУСУ В БРЕСЛАВЛЬ 16) Лондон, 25 января 1894 г.

Милостивый государь! Отвечаю на Ваши вопросы:

1. Под экономическими отношениями, которые мы считаем определяющим базисом истории общества, мы понимаем тот способ, каким люди определенного общества производят средства к жизни и обменивают между собой продукты (поскольку существует разделение труда). Таким образом, сюда входит вся техника производства и транспорта. Эта техника, согласно нашим взглядам, определяет также и способ обмена, затем способ распределения продуктов и тем самым после разложения родового строя также и разделение на классы, отношения господства и подчинения, государство, политику, право и т. д. В понятие экономических отношений включается далее и географическая основа, на которой эти отношения развиваются, и фактически перешедшие от прошлого остатки прежних ступеней экономического развития, которые продолжают сохраняться зачастую только по традиции или благодаря vis inertiae 17), а также, конечно, внешняя среда, окружающая эту общественную форму.

Если, как Вы утверждаете, техника в значительной степени зависит от состояния науки, то в гораздо большей мере наука зависит от состояния и потребностей техники. Если у общества появляется техническая потребность, то это продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов. Вся гидростатика (Торричелли и т. д.) была вызвана к жизни потребностью регулировать горные потоки в Италии в XVI и XVII веках. Об электричестве мы узнали коечто разумное только с тех пор, как была открыта его техническая применимость. В Германии, к сожалению, привыкли писать историю наук так, как будто бы науки свалились с неба.

2. Мы считаем, что экономические условия в конечном счете обусловливают историческое развитие. Раса же сама является экономическим фактором. Здесь, однако, не следует забывать о двух моментах:

a) Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга н на экономический базис. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а все остальное — лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе путь. Государство, например, оказывает влияние при помощи покровительственных пошлин, свободы торговли, хорошей или дурной фискальной политики. Даже смертельная усталость и бессилие немецкого мещанина, обусловленные жалким экономическим положением Германии в период с 1648 по 1830 г. и выразившиеся сначала в пиетизме, затем в сентиментальности и в рабском пресмыкательстве перед князьями и дворянством, не остались без влияния на экономику. Это было одним из величайших препятствий для нового подъема, и препятствие это было поколеблено только благодаря тому, что революционные и наполеоновские войны сделали хроническую нищету острой. Следовательно, экономическое положение не оказывает своего воздействия автоматически, как это для удобства коекто себе представляет, а люди сами делают свою историю, однако в данной, их обусловливающей среде, на основе уже существующих действительных отношений, среди которых экономические условия, как бы сильно ни влияли на них прочие — политические и идеологические,— являются в конечном счете все же решающими и образуют ту красную нить, которая пронизывает все развитие и одна приводит к его пониманию.

b) Люди сами делают свою историю, но до сих пор они делали ее, не руководствуясь общей волей, по единому общему плану, и даже не в рамках определенным образом ограниченного, данного общества. Их стремления перекрещиваются, и во всех таких обществах господствует поэтому необходимость, дополнением и формой проявления которой является случайность. Необходимость, пробивающаяся здесь сквозь все случайности,— опятьтаки в конечном счете экономическая. Здесь мы подходим к вопросу о так называемых великих людях. То обстоятельство, что такой и именно вот этот великий человек появляется в определенное время в данной стране, конечно, есть чистая случайность. Но если этого человека устранить, то появляется спрос на его замену, и такая замена находится — более или менее удачная, но с течением времени находится. Что Наполеон, именно этот корсиканец, был тем военным диктатором, который стал необходим Французской республике, истощенной войной,— это было случайностью. Но если бы Наполеона не было, то роль его выполнил бы другой. Это доказывается тем, что всегда, когда такой человек был нужен, он находился: Цезарь, Август, Кромвель и т. д. Если материалистическое понимание истории открыл Маркс, то Тьерри, Минье, Гизо, все английские историки до 1850 г. служат доказательством того, что дело шло к этому, а открытие того же самого понимания Морганом показывает, что время для этого созрело и это открытие должно было быть сделано.

Точно так же обстоит дело со всеми другими случайностями и кажущимися случайностями в истории. Чем дальше удаляется от экономической та область, которую мы исследуем, чем больше она приближается к чисто абстрактноидеологической, тем больше будем мы находить в ее развитии случайностей, тем более зигзагообразной является ее кривая. Если Вы начертите среднюю ось кривой, то найдете, что чем длиннее изучаемый период, чем шире изучаемая область, тем более приближается эта ось к оси экономического развития, тем более параллельно ей она идет.

В Германии величайшим препятствием к правильному пониманию является непростительное пренебрежение в литературе к экономической истории. Не только очень трудно отвыкнуть от представлений об историческом развитии, привитых в школе, но еще труднее собрать материал, необходимый для этого. Кто читал, например, хотя бы старого Г. фон Гюлиха, который в своем сухом собрании материалов13 поместил столько ценного для объяснения бесчисленного множества политических фактов! Вообще же я думаю, что тот прекрасный образец, который Маркс дал в “Восемнадцатом брюмера” 18), должен дать Вам довольно полный ответ на Ваши вопросы как раз потому, что это — практический пример. Большинство вопросов, как мне кажется, затронуто в “АнтиДюринге”19), отдел первый, гл. IX—XI, отдел второй, гл. II—IV, отдел третий, гл. I или во введении, а кроме того, и в последней главе “Фейербаха”20).

Прошу Вас не относиться придирчиво к каждому слову из вышеизложенного, а все время иметь в виду общую связь; у меня, к сожалению, не было времени изложить Вам все так ясно и четко, как следовало бы, если бы это предназначалось для печати...

Печатается по тексту Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, изд. 3, т. 39, стр. 174— ПРИМЕЧАНИЯ 1 Речь идет о книге П. Барта “Die Geschichtsphilosophie Hegels und. Hegelianer bis auf Marx und Hartmann” (“Философия истории Гегеля и гегельянцев до Маркса и Гартмана включительно”), вышедшей в Лейпциге в 1890 году.

2 “Deutsche Worte” (“Немецкое слово”) — австрийский экономический и общественнополитический журнал, выходил в Вене с 1881 по 1904 год.

Статья М. Вирта “Бесчинство по отношению к Гегелю в гонения на него в современной Германии” была опубликована в № 5 журнала за 1890 год, 3 “Berliner YolksTribune” (“Берлинская народная трибуна”) — еженедельная социалдемократическая газета, близкая к полуанархистской группе “молодых”; выходила с 1887 по 1892 год.

Материалы дискуссии по вопросу “Каждому — полный продукт его труда” печатались в газете с 14 июня по 12 июля 1890 года.

4 Исключительный закон против социалистов был введен в Германии 21 октября 1878 года. По этому закону были запрещены все организации социалдемократической, партии, массовые рабочие организации, рабочая печать, конфисковывалась социалистическая литература, социалдемократы подвергались репрессиям. Под напором массового рабочего движения закон был отменен 1 октября 1890 года.

5 Под кодексом Наполеона Энгельс имеет в виду не один лишь Гражданский кодекс (Code civil), принятый при Наполеоне I в 1804 г. и известный под названием “Кодекс Наполеона”, а в широком смысле всю систему буржуазного права, представленную пятью кодексами (гражданским, гражданским процессуальным, торговым, уголовным и уголовнопроцессуальным), принятыми при Наполеоне I в 1804—1810 годах. Эти кодексы были введены в завоеванных наполеоновской Францией областях Западной и ЮгоЗападной Германии и продолжали действовать в Рейнской провинции и после присоединения ее к Пруссии в 1815 году.

6 Название “славной революции” в английской буржуазной историографии получил государственный переворот 1688 г., в результате которого в Англии была низложена династия Стюартов и установлена конституционная монархия (1689) во главе с Вильгельмом Оранским, основанная на компромиссе между землевладельческой аристократией и крупной буржуазией.

7 Деизм — религиознофилософское учение, признающее бога как безличную разумную первопричину мира, но отрицающее его вмешательство в жизнь природы и общества.

8 Статья Меринга “Об историческом материализме” была напечатана в 1893 г. в качестве приложения к его книге “Легенда о Лессинге”.— 9 “Die Neue Zeit” (“Новое время”) — теоретический журнал германской социалдемократии, выходил в Штутгарте в 1883— 1923 годах. В 1885—1894 гг. Энгельс опубликовал в журнале ряд своих статей.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.