WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 ||

§ Союз, описанный выше, называется браком. Брак — это совершенный союз двух лиц обоего пола, основанный на половом влечении и являющийся своей собственной целью. Для исследующего философа он учреждается благодаря половому влечению, присущему каждому полу. Однако вовсе не обязательно, чтобы ктолибо из двух лиц, желающих вступить в брак, это осознавал. Женщина вообще никогда; не может этого сознавать, она может осознавать только любовь. И постоянство брака никоим образом не обуслов­лено удовлетворением полового влече­ния. Цель эта может полностью отпасть, и тем не менее брачный союз в полной своей сердечности может сохраняться в дальнейшем.

Философы, считавшие себя обязан­ными указать на цель брака, отвечали на этот вопрос различным образом. Од­нако брак не имеет какойлибо цели помимо его самого. Он есть своя соб­ственная цель. Брачное состояние — подлинный, требуемый природой способ существования взрослого человека того и другого пола. Только в этом союзе раскрываются все его способности (Anlagen). За его пределами многие и как раз самые замечательные стороны человечества остаются нереализован­ными (unangebaut). Насколько мало следует относить существование челове­ка вообще только к какойлибо чувст­венной цели, настолько мало она явля­ется необходимым способом [существо­вания] брака.

Брак есть союз двух лиц: одного муж­чины и одной женщины. Женщина, от­давшаяся полностью одному, не может отдаваться другому, ибо ее достоинство зависит от того, чтобы она полностью принадлежала одному этому Единст­венному. Мужчина, который должен стремиться к удовлетворению стремле­ний и малейших желаний [своей] Един­ственной, чтобы сделать ее счастли­вой, не может выполнить желаний еще и других, которые не соединены с ним. Полигаления послужила предпо­сылкой мнения, [распространенного среди] мужчин, будто женщины в отличие от мужчин — неразумные существа, безвольные и бесправные орудия в ру­ках мужчин. [...] § Следовательно, брак — не выдуман­ный обычай и не произвольное установ­ление, но это необходимое и совершен­ное отношение, определенное природой и разумом в их единении. [...] К учреж­дению или установлению брака не имеет никакого отношения правовой закон, но стоящее гораздо выше него законо­дательство природы и разума, которое благодаря своему наличию создает сферу юридического законодательства. Рассмотрение брака только как юри­дического союза привело бы к неприс­тойному и безнравственному представ­лению. Возможно, изза этого создалось ошибочное мнение, что брак — это [всего лишь] совместная жизнь свобод­ных существ, как и все, что опреде­ляется через понятие права. Было бы дурно, если бы эта совместная жизнь основывалась и регулировалась всегонавсего принудительными законами. Брак должен быть прежде брачного права, так же как сначала должны быть люди, прежде чем можно вообще вести речь о праве. Откуда появляет­ся первое, об этом правовое понятие спрашивает так же мало, как и от­куда появилось и последнее. Если брак уже дедуцирован, как это и про­изошло, то тогда только пора поставить вопрос: насколько к этой [взаимной] связи [людей] применимо правовое понятие, какие судебные тяжбы могли бы возникнуть и каким бы образом они разрешались или, поскольку мы обуча­ем реальному естественному праву, какие права и обязанности могло бы иметь государство — воплощение (der sichtbare Verwalter) права — в частно­сти, в брачных делах и вообще в области взаимоотношений полов. [...] Система учения о нравственности согласно принципам наукоучения § Об обязанностях человека в соответствии с его особым природным состоянием Среди разумных чувственных су­ществ, которых мы называем людьми, существует только два природных отно шения, оба из которых основаны на при­родном установлении, [направленном] к продолжению рода: отношения супру­гов друг к другу и отношения родителей и детей. И о тех и о других мы обстоя­тельно говорили в нашем естественном праве. Поэтому мы отсылаем читателя туда, а здесь только подведем итоги сказанному.

А. О взаимоотношениях супругов Отношения супругов основываются, как сказано раньше, на организации природы в двух различных полах для продолжения рода. Средство, природа которого служит здесь, как и повсюду, достижению цели в свободном сущест­ве,— это природное влечение, и отноше­ние этого особого влечения к свободе [такое же], как и отношение всех при­родных влечений, что достаточно обсу­ждалось выше. Само влечение не может ни создаваться, ни уничтожаться посре­дством свободы — оно дано. Природная цель достигается постольку, поскольку действие свободного существа порож­дается непосредственно влечением. Это правило действует при природном стре­млении полов к соединению в большей мере, чем при какомлибо другом влече­нии. Идея (Begriff) может лишь препят­ствовать или способствовать тому, что влечение становится действием, но его самого искоренить или себя поставить на его место так, чтобы действие было обосновано непосредственно в понятии цели, а не только дано опосредованно во влечении, она не может. Человечес­кий род продолжается не согласно иде­ям, возникающим в результате свобод­ных решений воли.

Следовательно, на первый взгляд ка­жется, что об удовлетворении этого при­родного влечения следовало бы сказать то же самое, что уже было сказано об удовлетворении природного влечения вообще. Влечение, действительно, дол­жно иметь место, а его потребность не должна искусственно создаваться си­лой воображения. Его удовлетворение можно себе позволить исключительно как средство для достижения цели. Ближайшая цель здесь — продол­жение нашего рода. Эта цель долж­на быть отнесена к нашей высшей ­ конечной цели — господству разу­ма. […] II Наше исследование было бы закон­чено и не было бы никакого брачного отношения и никаких брачных обяза­тельств, если бы цель природы требова­ла только деятельности двух лиц. Изве­стно, и выше напоминалось снова, при каких условиях можно действовать, исходя из требования природного влече­ния, и также не представляет затрудне­ний считать дозволенным свободное взаимодействие двух лиц при условии согласия обоих.

Но это сюда не относится. [...] Невозможно, чтобы разумное сущес­тво стремилось вести себя только как страдательное и подвергаться чужому влиянию в качестве простого объекта пользования. Голое страдание противо­речит разуму и исключает (ЬеЫаиГ) его. Из этого следует: в женщине, несомнен­но, разум присутствует и оказывает вли­яние на формирование ее характера, ее половое влечение не может проявля­ться как влечение к простому страда­тельному состоянию, напротив, оно дол­жно точно так же превратиться во вле­чение к деятельности. Без ущерба для природного установления, которое ведь также должно существовать, это может быть только влечением удовлетворить мужчину, но не самое себя, отдаваться не ради себя, а ради другого. Такое влечение называется любовью. Лю­бовь — это природа и разум в их первоначальном объединении.

Нельзя сказать, что долг женщины — любить, ибо к любви примешивается природное влечение, не зависящее от свободы; но можно сказать, что там, где только есть расположение к нрав­ственности, природное влечение не мо­жет проявляться ни в какой другой форме (Оез^аН), кроме любви. [...] Нецеломудрие сердца женщины, заклю­чающееся как раз в том, что половое влечение проявилось у нее непосредст­венно,— если даже оно по какимлибо причинам никогда не выражается в действиях,— является причиной всех пороков; напротив, женская чистота и целомудрие, состоящие как раз в том, чтобы ее половое влечение никогда не проявлялось как таковое, а только в форме любви, являются источником всего благородного и великого в жен­ской душе. Для женщины целомуд­рие — принцип всей ее нравственности.

III Если женщина отдается мужчине из любви, то отсюда с моральной необхо­димостью возникает брак.

Прежде всего о женщине.

[...] В простом понятии любви содержится понятие брака в вышеуказанном значении, и сказать, что нравственная женщина может отдаваться только из любви,— значит одновременно сказать: она может отдаваться только при усло­вии брака.

О мужчине. Весь нравственный ха­рактер женщины определяется данными условиями. Однако никто не может тре­бовать жертвы человеческого характе­ра. Мужчина поэтому может принять отдачу себе женщины только на усло­виях, на которых она сама может отда­ваться. В противном случае он обра­щался бы с ней не как с моральным существом, а как с вещью. Даже если бы женщина отдалась по свободной воле на других условиях, мужчина не мог бы принять ее покорности. Это ни в коей мере не касается законодатель­ства: с кем поступают в соответствии с его волей, с тем не поступают неспра­ведливо. Но мы не могли бы восполь­зоваться безнравственностью друго­го — здесь это абсолютная подлость,— сохранив при этом собственную нрав­ственность.

Из этих положений вытекает, что удовлетворение полового влечения поз­волительно только в браке (в указан­ном смысле слова), а вне его означало бы для женщины полное уничтожение ее нравственности, для мужчины же — соучастие в этом преступлении и исполь­зование животной склонности. Никакой другой союз лиц обоего пола, заключен­ный для удовлетворения влечения, не может быть нравственным помимо со­вершенного и неразрывного брака. То­лько в браке союз полов, несущий на себе следы животности, приобретает совсем иной, достойный разумного су­щества, характер. Он становится совер­шенным сплавом двух разумных инди­видуумов в единое целое. Безусловная отдача со стороны женщины, обет сер­дечной нежности и великодушия со сто­роны мужчины. Женская чистота оста­ется нетронутой в браке, и только в нем. Женщина всегда отдается только люб­ви, и даже у мужчины природное вле­чение, в котором, кроме того, он может себе признаться, принимает иную фор­му,— оно становится взаимной любо­вью.

Союз супругов расширяется с помо­щью взаимных отношений, сердечность его растет вместе с длительностью бра­ка. [...] Нельзя указать на какиелибо требо­вания к брачным отношениям. Если таковые есть и должны быть, то брак сам есть свое требование; если он не таков, то он оказывается единствен­ным обоюдным преступлением, которое не поддается исправлению посредством правил нравственности.

Я хотел бы сделать некоторые выво­ды. Абсолютное предназначение каждо­го индивидуума обоих полов — всту­пить в брак. Физический человек, так же как и человек моральный,— это не есть мужчина или женщина, но есть их единство (beides). Имеются черты чело­веческого характера, и притом самые благородные, которые могут сформиро­ваться только в браке,— преданная лю­бовь женщины, жертвующее всем для своей подруги великодушие мужчины, необходимость быть достойным уваже­ния, когда хотят исходить не из собст­венных желаний, а из желаний супру­га, истинная дружба — дружба воз­можна только в браке, так как она обязательно в нем возникает, отцовские и материнские чувства и т. д. Первона­чальные стремления человека эгоистич­ны; в браке сама природа направляет его забываться в другом человеке; брач­ный союз обоих полов — единственный способ облагородить человека, [выводя его из состояния] природности. Не сос­тоящее в браке лицо — человек лишь наполовину.

Pages:     | 1 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.