WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

ИОГАНН ГОТЛИБ ФИХТЕ

Из работы

«Основоположения естественного права согласно принципам наукоучения [...] первое приложение естественного права»

Очерк семейного права.

(Философские науки. 1972. № 5. С. 120—125) первый отдел Дедукция брака [..] Брак — это не просто юридичес­кий союз (Gesellschaft), как, скажем, (государство, брак — это естественный и (нравственный союз.

Следующая дедукция, таким образом, не является юридической, но в учении о праве она необходима для того, чтобы прийти к пониманию подле­жащих далее установлению юридичес­ких положений.

§ 1 Природа под свою цель — продолже­ние человеческого рода — подвела ос­нование в виде естественного влечения двух различных полов, которое кажется существующим только ради самого себя и ни к чему не стремящимся, кроме свое­го собственного удовлетворения. Оно является самоцелью нашей природы, несмотря на то что оно — всего лишь средство для природы вообще. В то время как люди не стремятся ни к чему иному, как к удовлетворению этого ин­стинкта, цель природы достигается как естественное следствие этого удовлетво­рения без дальнейшего соучастия [во­ли] человека.

Человек, правда, впоследствии может узнать, благодаря опыту и абстракции, что это есть цель природы, и, благодаря моральному облагораживанию удовлет­ворения влечения, может сам поставить себе эту цель. Но до опыта и в естест­венном состоянии у него этой цели нет;

[его] конечной целью является простое удовлетворение влечения; так и должно быть, если цель природы должна быть непременно достигнута.

(Поскольку исследование этого воп­роса, собственно говоря, относится не сюда, я лишь вкратце остановлюсь на причине, почему природа должна была создать два различных пола, через союз которых только и возможно продолже­ние рода.) Образование существа определенного вида есть последняя ступень творческой силы в органической природе, и эта сила обязательно действует постоянно, когда созданы условия для ее действенности. Если бы эти условия существовали пос­тоянно, то в природе имел бы место постоянный переход в другие формы, но никогда не существовала бы устой­чиво та же самая форма,— было бы постоянное становление и никогда — бытие. А так как не существовало бы ничего, что могло бы переходить, то не был бы даже возможен и переход, [а это] немыслимая и противоречивая в самой себе мысль. (Это то же самое состояние, которое я выше наз­вал борьбой бытия и небытия.) В таком виде никакая природа невоз­можна.

Если бы она и была возможна, то род, кроме существования в виде рода, должен был бы обладать еще другим органическим бытием, однако, чтобы продолжаться, он должен всетаки су­ществовать и как род. Это было бы возможно только за счет того, что сила, создающая род, стала бы разделяться на две абсолютно взаимозависимые половины и была бы разорвана на две части, создающие продолжающееся це­лое только в их объединении. В таком разделении этой силой создается только индивидуум. Индивидуумы, объединен­ные в той мере, в какой они могут быть объединены, только и существуют и об­разуют только род. Ибо быть и созда­вать — это Единое в органической при­роде. Индивидуум существует исключи­тельно как тенденция образовывать род. И только так наступило спокойствие и равновесие силы, а со спокойствием — [образование] форм (Gestalt) в орга­нической природе, и только таким обра­зом она стала природой; поэтому данный закон взаимообособления двух соз­дающих полов проходит неукоснительно через всю органическую природу.

§ Специфическое определение этого природного установления состоит в том, что при удовлетворении влечения или осуществлении цели природы, что, соб­ственно, относится к акту зачатия, один пол ведет себя только как деятельный, а другой только как страдательный.

(И для этого более конкретного опре­деления можно привести причину. Си­стема всех условий для порождения тела такого же вида должна быть гдето объединена во всей целостности и, одна­жды приведенная в движение, разви­ваться по своим собственным законам. Пол, в котором содержится эта система, во всей природе называется женским. Только первый движущий принцип мо­жет и должен был отделиться, если должна существовать устойчивая фор­ма. Пол, в котором порождается этот принцип, отдельный от субстанции, под­лежащей созданию, во всей природе называется мужским.) § Природа разума есть абсолютная самодеятельность: одно только страдание ради страдания противоречит разу­му и совершенно уничтожает его. Сле­довательно, то, что первый пол ставит целью удовлетворение своего полового влечения, вовсе не противно разуму, ибо оно может быть удовлетворено [именно] посредством деятельности; а то, что второй пол ставил бы целью удовлетворение своего полового влече­ния, совершенно противно разуму, ибо здесь целью сделалось бы чистое стра­дание. Стало быть, либо второй пол по своей природной способности не яв­ляется разумным, что противоречит предпосылке, что они [женщины] суть люди, либо эта способность не сможет развиваться вследствие своей особой природы, а это противоречит самому себе, поскольку тем самым в природе предполагается способность, которой не существует; либо, наконец, он никогда не сможет поставить удовлетворение своего полового влечения [своей] це­лью. Такая цель и разумность совер­шенно уничтожают друг друга.

Однако всетаки этому второму полу присуще половое влечение, и его выра­жение и удовлетворение заложены в природе. Поэтому необходимо, чтобы это влечение у женщины появилось в другой форме и чтобы оно смогло суще­ствовать наряду с разумностью даже как влечение к деятельности, а именно как характерное природное влечение к такой деятельности, которая подобает этому полу.

Поскольку вся последующая теория основывается на этом положении, я по­пытаюсь представить его в надлежащем свете и предупредить возможные непра­вильные толкования.

1) Речь здесь идет о природе и есте­ственном влечении, т. е. о том, что женщина: без какоголибо ущемления ее свободы., предоставленная самой се­бе, найдет в себе нечто данное, перво­родное и не объяснимое из какихлибо ее предшествующих свободных дейст­вий, если только присутствуют оба усло­вия природы и природного влечения — разум и поведение пола. Однако для женщины вовсе не отрицается возмож­ность ни опуститься ниже своей приро­ды, ни, благодаря свободе, возвыситься над ней; такое возвышение не многим лучше падения. Ниже своей природы опускается женщина, если унижается до неразумности. Тогда половое влече­ние в своей подлинной (wahren) форме может стать сознательной и обдуманной целью действий.

(...] Второй пол стоит согласно уст­ройству природы на одну ступень ниже первого; он является объектом силы первого; так и должно быть: если оба пола соединены. Но как моральные сущности оба должны быть равны. Это было возможно лишь благодаря тому, что у второго пола появилась совсем новая ступень, которой совершенно недостает первому. Эта ступень есть форма (Gestalt), в которой проявляет­ся его половое влечение; у мужчины оно проявляется в его подлинной (wahren) форме; [...] § [...] Женщина вообще не может пре­даваться страсти, чтобы удовлетворить собственное влечение, а так как она всетаки должна ему покоряться, оно не может быть ничем иным, кроме как стремлением удовлетворить мужчину. В этом действии она становится сред­ством для цели другого, так как она не могла бы быть своей собственной целью, не теряя своей конечной цели — досто­инства разума. Несмотря на то что она становится средством, она утверждает свое достоинство тем, что делает это добровольно, из благородного своего естественного влечения, которое есть любовь.

Любовь, стало быть,— это форма, в которой в женщине проявляется поло­вое влечение. Любовь есть тогда, когда приносят себя в жертву ради другого, исходя не из понятия (Begriff), а из естественного влечения. Половое влече­ние само по себе не должно никогда называться любовью; предавать забве­нию все благородное в человеческой натуре — это грубое злоупотребление, которое, видимо, проистекает отсюда. И вообще, по моему мнению, нельзя ничто называть любовью, кроме того, что выше указано. У мужчины первона­чальна не любовь, а половое влечение;

вообще любовь у него не первоначаль­ное, а приобретенное, производное, раз­витое лишь благодаря связи с любящей женщиной влечение и имеет совсем иную форму, как это мы глубже увидим далее. Любовь, благороднейшее из всех природных влечений, врождена только у женщины, и только благодаря ей распространилась она среди людей. [...] У женщины половое влечение получает нравственную форму, ибо в природной форме оно вовсе бы устранило его нрав­ственность. Любовь — это самая интим­ная точка соединения природы и разу­ма, это единственное звено, где природа вторгается в разум, она, стало быть, есть превосходнейшее среди всего при­родного. Нравственный закон требует, чтобы себя забывали в другом, любовь сама отдает себя другому.

Все это я изложу короче: неиспорчен­ной женщине присуще не половое влече­ние, а исключительно любовь, эта лю­бовь — естественное влечение женщи­ны удовлетворить мужчину. Правда, это влечение, настоятельно требующее удо­влетворения; но удовлетворение его есть чувственное удовлетворение не женщи­ны, а мужчины, для женщины это есть только удовлетворение сердца. Ее пот­ребность — только любить и быть люби­мой. Только так влечение сохраняет характер свободы и деятельности, кото­рый ему необходим, чтобы оно могло существовать наряду с разумом. [...] Поэтому в соединении полов женщи­на не во всяком смысле — средство для целей мужчины, она есть средство для своей собственной цели: удовлетворить свое сердце. И только, поскольку речь идет о чувственном удовлетворении, она является средством для цели мужчины.

Приписывать образу мышления жен­щины самообман и говорить, что все же в конечном счете именно только половое влечение скрытым образом владеет ею, было бы догматическим заблуждением. Женщина не видит дальше любви, и ее природа не идет дальше любви. [...] § Становясь средством удовлетворения мужчины, женщина отдает свою лич­ность, но она приобретает ее и свое достоинство благодаря тому только, что поступает так из любви к этому Един­ственному [избраннику]. [...] § [...] Как в природе женщины нравст­венное содержание выражается через любовь, так в мужчине оно выражается через великодушие. Он хочет прежде всего господствовать, а кто ему отдает­ся с доверием, перед тем раскрывает он свое могущество.

[...] Вследствие этого природного ве­ликодушия мужчина в отношении со своей супругой самым настоятельным образом вынужден быть достойным ее уважения, ибо полное спокойствие ее зависит от того, чтобы она могла ува­жать его превыше всего. Ничто так не умерщвляет неукоснительно любовь женщины, как подлость и бесчестность мужчины. Другой пол прощает нашему вообще все прочее, только не трусость и слабость характера.

[...] Чем больше жертва, тем полнее удовлетворение ее (женщины] сердца. Отсюда зарождается брачная нежность (нежность чувств и отношений). Каж­дая сторона отдает свою личность, с тем чтобы господствовала только лич­ность другой половины, только в удовле­творении другого каждый находит свое удовлетворение, обмен сердец и стрем­лений станет совершенным. Только в союзе с любящей женщиной мужское сердце открывается любви, только в брачном союзе узнает женщина велико­душие, самопожертвование — сознате­льное и в соответствии с идеей (nach Begriffen); и с каждым днем брачный союз становится сердечнее. КОРОЛЛАРИИ 1) В союзе мужчины и женщины, т. е. в осуществлении целостного челове­ка как законченного продукта природы, и только в этом союзе находится внеш­нее побуждение к добродетели. Благо­даря естественному влечению к велико­душию мужчина вынужден быть благо­родным и достойным уважения, ибо от этого зависит судьба свободного сущес­тва, которое отдалось ему с полным доверием. Женщина вынуждена соблю­дать все свои обязанности благодаря прирожденной стыдливости.

[...] Мужчина, в котором еще сохра­няется великодушие, и женщина, в кото­рой еще сохраняется стыдливость, спо­собны, каждый из них, к облагора­живанию, однако они становятся на путь порока, если первый делается подлым, а вторая — бесстыдной. Это без исключений подтверждается на опыте.

2) Так здесь разрешается задача: как привести человеческий род к до­бродетели? Я отвечаю: исключительно посредством того, что между обоими полами восстанавливается естественный союз. Помимо этого, не существует никакого нравственного воспитания че­ловечества.

Pages:     || 2 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.