WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 34 |

Существуют традиционные опасения по поводу того, что определенная информация может попасть в «дурные руки». Я обсуждал эту проблему со многими философами, учеными, мистиками и ча­родеями и пришел к выводу, что такие опасения со­вершенно беспочвенны. Помоему, на вопрос о том, что из себя представляют «дурные руки», так и не было дано удовлетворительного ответа; обыч­но под этим подразумеваются люди с иными ре­лигиозными, философскими, культурными или по­литическими воззрениями. То же самое справедливо для любой области науки: технология изготовления ядерного оружия может попасть и в «дурные руки», а те самые знания, которые позволяют врачу лечить людей, можно использовать и для убийства. Более того, одержимость всевозможными тайнами всегда вызывала у меня недоверие. В ее основе редко ле­жат альтруистические побуждения, и в конечном счете она обычно используется для оправдания тира­нии. Тот, кто использует психическую силу во зло, чаще причиняет себе больше вреда, чем комулибо еще, поэтому для успеха в магической прак­тике очень важно иметь уравновешенный взгляд на жизнь.

Наконец, информация, содержащаяся в таких книгах, как эта, должна как можно скорее стать доступной наибольшему числу людей, потому что (а) некоторые правительства, включая и наше, уже проводят обширные разработки в области методов психического контроля; и (6) наша планета пребы­вает в столь глубоком политическом и экономичес­ком кризисе, что возникают сомнения, доживет ли человечество в целом до 2000 г. Чтобы выжить, нам понадобится несколько «чудес»; введение не­больших изменений едва ли ухудшит уже имею­щуюся ситуацию, а скорее всего улучшит ее. В за­падном мире развитие этики примерно на пятьсот лет отстает от развития технологии. Таким образом, новое обращение к гуманистическим и, если хо­тите, духовным ценностям жизненно необходимо. Но общество не примет новые идеи, если их нельзя будет доказать и применить на практике.

Я отказываюсь занимать позицию, наделяющую меня правом решать, что нужно знать другим людям, а что — нет. Я испытываю сильную неприязнь к различным организациям — религиозным, полити­ческим или иным — пытающимся любыми спосо­бами утаивать знания от общества. Всякий человек, желающий получить образование в любой области знаний, должен иметь право доступа к информа­ции. Таким образом, в этой книге содержится буквально все, известное мне в достаточной степени, чтобы объяснить свои знания. Хотя в книге и гово­рится о самых элементарных вещах, ее содержание позволит любому человеку развивать свои знания так глубоко, насколько ему заблагорассудится, пу­тем простых логических выводов из усвоенного ма­териала.

Одним из моих главных орудий исследования яв­ляется малоизвестный принцип «бритвы Оккама», сформулированный епископом Уильямом Оккамом и гласящий: «Не приумножайте сущности больше надобности». Там, где подходят простые объяснение, интерпретация или гипотеза, вполне можно обой­тись без замысловатых и туманных выражений. Если одна теория или догадка объясняет некоторые явления проще, чем другая, пользуйтесь ею! Я прек­расно сознаю, какой сокрушительный удар может нанести всеобщее применение этого правила в сов­ременной науке, не говоря уже о политике и ре­лигии, но все равно буду пользоваться им. Только не говорите никому, ладно? «Бритва Оккама» используется для отсечения ус­ложненных объяснений. Как вы, несомненно, уже обнаружили, оккультизм (древний, средневековый и современный) является, наверное, самой запутан­ной и туманной областью знаний в истории чело­вечества. Оккультные схемы и принципы во всем мире образуют клубок, который почти невозможно распутать, даже с помощью бритвы.

Одна из главных целей моей книги заключается в исследовании этих старых принципов и попытке систематизировать их, то есть разобраться, соотно­сятся ли некоторые из них с другими областями че­ловеческих знаний, в которых достигнута хотя бы некоторая ясность, и можно ли «перевести» их в термины, пригодные для изучения в современной лаборатории. Другая цель — вскрыть ошибки и явные подтасовки, в течение столетий сопровождавшие оккультные знания. «Оккультный» означает «тай­ный, скрытый». Что ж, отныне оккультное пере­станет быть тайным, и завеса в храме будет ра­зорвана* — задача, посильная лишь Дураку** ибо ангелы боятся и безмолвствуют.

* Св Благовествование от Луки, 25, 48. — Прим.пер.

** Имеется в виду персонаж из колоды карт Таро. — Прим.пер.

Эта книга предназначена, вопервых, для широ­кого круга читателей, и лишь вовторых, для на­учных и оккультных обществ. Я знаю, что ученые и оккультисты еще сильнее рассердятся на меня, так как для них нет ничего более ненавистного, чем «популяризация». Тем не менее я собираюсь свести технический жаргон к минимуму (хотя и не смогу вовсе избежать его) и не стану скрывать свое не­вежество в том или ином вопросе за искусно спле­тенными фразами. Любой термин, который я вы­нужденно использую, будет определен в тексте один или два раза и отдельно выделен в глосса­рии; кроме того, он будет выделен курсивом, хотя курсив используется еще и для усиления оттенков смысла. Длинные фразы по возможности будут сокращены. Если, избегая слов из 17 слогов, я уп­рощу объяснение до такой степени, что оно станет ошибочным, то, я полагаю, ктонибудь любезно укажет мне на это. Я так же оставляю за собой право на ужасные каламбуры, игру метафорами, иронические преувеличения или преуменьшения и даже на игнорирование великого бога Словесности, если это позволит мне лучше донести свою мысль до читателей.

Некоторые решат, что мои ошибки вызваны иными причинами или даже (о, ужас!) что книга «ненаучна» изза се легкомысленного стиля. Поэто­му, чтобы отблагодарить моих многочисленных благодетелей, озадачить неверующих и показать, с какой ловкостью представители моей профессии умеют «переворачивать столы», я отмечу, что еще до публикации моя рукопись подверглась тщатель­ному изучению со стороны видных ученых и спе­циалистов, а также некоторых меньших светил, представляющих разнообразные области науки и ис­кусства. Каждому был задан вопрос: «Видите ли вы крупные ошибки, фактические или логические, которые относятся к вашей области знаний?». Каж­дый отвечал либо «нет», либо «да, вот они». Все эти люди проявили великодушие, доброту, муже­ство, жестокость и абсолютную безжалостность, за что я им бесконечно благодарен.

Отнюдь не все из них были «верующими». Не­которые возражали против самой концепции кни­ги. Однако около 90% исправлений и дополнений были внесены в текст перед направлением руко­писи в издательство. Неприемлемые предложения делились на две категории:

а) требование сносок и обширных цитат. Если бы я выполнил это 1ребование, то на каждой стра­нице появилось бы от пяти до десяти сносок либо приложение, равное но размерам самой книге;

б) вопросы, в которых рецензенты противоре­чили друг другу, либо абстрактное мнение рецен­зента отличалось от конкретного личного опыта ав­тора.

Разумеется, даже после всех этих усилий в ру­кописи остались ошибки, ответственность за кото­рые не несет никто, кроме автора. В конце кон­цов, я написал эту книгу. Однако если даже крупные специалисты не смогли заметить ошибку или сочли ее незначительной для широкого круга читателей, то я определенно не должен чувствовать себя виноватым. Я сделаю все возможное, чтобы ис­править неточности в следующем издании. Далее в книге я не раз буду говорить о том, что не только ожидаю появления ошибок, но и хочу, чтобы вы нашли их.

И наконец, я хочу выразить глубокую призна­тельность некоторым людям за их великодушное со­действие и полезные советы. Поскольку многие из них не пользуются широкой известностью вне сво­его профессионального круга, я отмечу для читате­лей род их занятий и квалификацию. Лишь бла­годаря этим людям читатель может быть уверен, что книга, которую он держит в руках, точна по смыс­лу и научна по содержанию, насколько позволяет современное состояние человеческих знаний.

Аллеи Ангофф — административный секретарь и заведующий Фондом парапсихологических ис­следований.

Др Марк Элтон Бартл — специалист в об­ласти криминологии, юриспруденции, археоло­гии, нудизма, каббалы.

Др Лоуэлл Джон Вин — антрополог, специа­лизируется в шаманизме.

Др Оуэн Чемберлен: — физик, лауреат Но­белевской премии.

Люсенсиадо Хосе Феола — биофизик, парап­сихолог. Президент Миннесотского общества па­рапсихологических исследований.

Др Джозеф Фонтенроуз — заслуженный про­фессор. Занимается мифологией, сравнительной тео­рией религий; ученый и джентльмен.

Др Уонни Гурджин — специалист в кримино­логии, статистике, философии науки, социологии знаний, интерпретации символов.

Др Льюис Р. Ланкастер — занимается восточ­ными языками и религиями; тантрами...

Преподобный Сигурд Т. Локкеп — лютеранс­кий священник и теолог.

Дональд МакКуиллинг — физик, философ; президент Калифорнийского общества психических исследований.

Др Телъма Мосс — нейропсихиатр, парапси­холог.

Джон Реймонд — журналист, гипнотизер, ок­культист; мой друг.

Др Фрэнсис Израэль Регарди — вероятно, са­мый выдающийся западный специалист по оккуль­тным наукам.

Миссис Элли Рейнольде — психолог; книжный обозреватель и критик; мой друг.

Уильям Дж. Ролл — парапсихолог, специалист по феномену полтергейста.

Др Майкл Скрайвен — философ, парапсихо­лог.

Дональд Симпсон — изобретатель, художник, электронщик.

Аллен Спаггетпг — писатель, журналист, па­рапсихолог.

Уильям Тобин — химик, геолог, преподаватель.

Ч елей Куинн Ярбро — писатель, драматург, мим, критик.

Др Ханс Дж. Зуанг — невропатолог, врач.

Благодарю также Виктора Андерсона, Говарда Харрелсона н Ральфа Ойера, студентовоккульти­стов; Чарлза Хиксона, компьютерного программи­ста и статистика; Памелу Стоквелл и Сьюзен Пирсон, печатавших рукопись; Джеймса Робсона, ста­рого друга и соратника; Кэрол Тобин, обеспечив­шую необходимую поддержку; Джулию Вайнгроуд, поэтессу; персонал Калифорнийского общества психических исследований; в особенности, членов ордена Чародейских Искусств объединенной гиль­дии общества Творческого Анахронизма, терпеливо слушавших и радостно атаковавших все основные теории, в конечном счете ставшие частью этой книги.

И наконец, разумеется, выражаю благодарность моим родителям. Без их содействия мое творчество было бы вообще невозможным.

июня 1971 г., Беркли, Калифорния.

Глава Законы магии Закон — утверждение о порядке или отно­шении феноменов, которые, насколько это из­вестно, остаются неизменными в данных услови­ях... наблюдаемая регулярность в природе Словарь Вебстера, третье международное издание В различных мировых культурах, даже полно­стью изолированных, со временем накопилась кол­лекция основных магических и мистических аксиом. Эти аксиомы мы можем и будем называть зако­нами магии. Подобно закону тяготения или правилу исключенного третьего, эти магические законы яв­ляются не законодательными актами (как некоторые теологи пытаются представить их), а скорее опи­санием способов проявления и взаимодействия раз­личных феноменов. Они появились в результате наблюдений, экспериментов и теоретических по­строений и со временем приобрели завершенную форму.

Не все эти законы осознаются и понимаются теми, кто их использует, и не все они автомати­чески появляются в каждой данной культуре вместе с магической традицией. Для их понимания не нужно быть чародеем. В сущности, внешнему наблю­дателю часто бывает проще открыть и системати­зировать эти законы.

Предположим, к примеру, что физиолог наблю­дает за тем, как Арнольд Палмер играет в гольф. Как ученый он понимает процессы, происходядше в теле Палмера, когда тот замахивается клюшкой, то есть он знает, как срабатывают нейронные цепи, какие гормоны высвобождаются в кровенос­ной системе Палмера, какие мышцы напрягаются или расслабляются. Однако сам факт такого знания не делает его профессионалом в игре в гольф. Что касается самого Палмера, то он не имеет понятия о физиологических процессах, происходящих в его организме. Он знает лишь, что выполняя определен­ные движения, может.загнать шарик в лунку. Уме­ние играть в гольф не делает ею физиологом. Ученый здесь имеет небольшое преимущество, по­скольку он может изучать атлетов в различных ви­дах спорта.

Описанная ситуация применима к отношениям между профессиональным оккультистом и профес­сиональным чародеем, где первый играет роль физиолога, а второй — спортсмена. Пожалуй, сравнение даже выиграет, если рассматривать ок­культиста как ученого, а чародея — как инженера Человек может быть превосходным оккультистом и никуда не годным чародеем, и наоборот; эти дарования различны и редко проявляются одновре­менно. Я, к примеру, в большей степени оккуль­тист, чем чародей, а большинство моих коллег до­статочно сильны в магии, а не в оккультных науках.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 34 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.