WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

Глава 1

НОРМА ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

§1. Определение нормы.

Динамическая теория нормы Термин «норма» по отношению к языку прочно вошел в обиход и стал центральным понятием культуры речи. Ака­демик В.В. Виноградов ставил изучение норм языка на первое место среди важнейших задач русского языкознания и области культуры речи [1 Виноградов В.В. Проблемы культуры речи и некоторые задачи русского языкознания //Вопр. языкознания. 1964. № 3. С. 9.].

В современной лингвистике термин «норма» понимается в двух значениях: вопервых, нормой называют общеприня­тое употребление разнообразных языковых средств, регу­лярно повторяющееся в речи говорящих (воспроизводимое говорящими), вовторых, предписания, правила, указания к употреблению, зафиксированные учебниками, словарями, справочниками.

В исследованиях по культуре речи, стилистике, совре­менному русскому языку можно найти несколько опреде­лений нормы. Например, у С.И. Ожегова сказано: «Норма ѕ это совокупность наиболее пригодных («правильных», «пред­почитаемых») для обслуживания общества средств языка, складывающаяся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, син­таксических) из числа сосуществующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов» [2 Ожегов С.И. Очередные вопросы культуры речи //Лексикология. Лексикография. Культура речи. М., 1974. С. 259ѕ260.]. В энциклопедии «Русский язык» читаем: «Норма (языковая), норма литературная ѕ приня­тые в общественноречевой практике образованных людей правила произношения, грамматические и другие языковые средства, правила словоупотребления» [3 Русский язык: Энциклопедия. С. 163.].

Широкое распространение получило определение: «...норма ѕ это существующие в данное время в данном языковом коллективе и обязательные для всех членов кол­лектива языковые единицы и закономерности их употреб­ления, причем эти обязательные единицы могут либо быть единственно возможными, либо выступать в виде сосуществующих в пределах литературного языка, вариантов» [4 Ицкович В.А. Очерки синтаксической нормы. М., 1982. С. 8.].

Ю.Н. Караулов обращает внимание еще на один аспект при определении нормы: «Норма, учитывающая как систем­ный, так и эволюционный аспекты языка, невозможна без третьей координаты ѕ личностной, т.е. языкового сознания» [5 Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.].

Для того чтобы признать то или иное явление норма­тивным, необходимы (по меньшей мере!) следующие условия: 1) регулярная употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения, 2) соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки), 3) общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выраже­ния (причем роль судьи в этом случае выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).

Приведенные определения касаются языковой нормы. Однако, если мы признаём дихотомию язык ѕ речь, то не­обходимо говорить и о речевой норме. Понятие речевой нормы тесно связано с понятием функционального стиля. Если языковые нормы едины для литературного языка в целом, они объединяют все нормативные единицы незави­симо от специфики их функционирования, то речевые нормы устанавливают закономерности употребления языковых средств в том или ином функциональном стиле и его раз­новидностях. Это ѕ функциональностилевые нормы, их можно определить как обязательные в данное время зако­номерности отбора и организации языковых средств в зави­симости от ситуации, целей и задач общения, от характера высказывания. Например, с точки зрения языковой нормы правильными считаются формы в отпуске ѕ в отпуску, дверь­ми дверями, читающий ученик ѕ ученик, который читает, Маша красива ѕ Маша красивая и т.п., однако выбор той или иной конкретной формы, того или иного слова зависит от речевых норм, от коммуникативной целесообразности.

Литературный язык соединяет поколения людей, и поэтому его нормы, обеспечивающие преемственность культурноречевых традиций, должны быть как можно более yстойчивыми, стабильными. Норму, хотя она и отражает по­ступательное развитие языка, не следует механически вы­водить из языковой эволюции. Л.И. Скворцов ввел в оборот понятие динамической нормы, включая в него и признак потенциальных возможностей реализации языка. Он указывает, что различают два подхода к понятию нормы: таксономический (классификационный, описательный) и динамический. Языковая норма, понимаемая в ее динамическом аспекте, есть «обусловленный социальноисторически ре­зультат речевой деятельности, закрепляющей традиционные реализации системы или творящей новые языковые факты в условиях их связи как с потенциальными возможностями системы языка, с одной стороны, так и с реализованными образцами ѕ с другой» [6 Актуальные проблемы культуры речи. М., 1970. С. 53.].

Динамическая теория нормы, опираясь на требование относительной устойчивости, совмещает в себе и учет про­дуктивных и не зависящих от воли говорящих тенденций развития языка, и бережное отношение к тем речевым на­выкам, которые были унаследованы от предшествующих поколений [7 В последнее время лингвисты установили, что хронологический «шаг», в течение которого накапливаются существенные сдвиги в разви­тии языка, составляет от 10 ѕ20 до 30 ѕ40 и более лет. Выявлены три типа эволюции: 1) высокодинамический, или ускоренный, тип (10 ѕ20 лет); 2) умеренный (или, точнее, умереннодинамический) тип, который ха­рактеризуется более плавными сдвигами во времени (30 ѕ40 лет); 3) низкодинамический, или замедленный, тип эволюции, который характери­зуется незначительным изменением состояния нормы (50 и более лет). Подробнее об этом см. в кн.: Культура русской речи /Под ред. Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева. М., 1998. С. 37. ].

Понимание динамической природы нормы включает как статику (систему языковых единиц), так и динамику (функ­ционирование языка). При этом функциональный аспект нормы особенно интересен, так как связан с таким явлени­ем, как вариантность: «Норма не может быть задана конеч­ным набором фактов, а неминуемо выступает в виде двух списков ѕ обязательного и допустимого (дополнительного). Это источник нормативной вариантности, т.е. вариантов в пределах нормы» [8 Скворцов Л.И. Теоретические основы культуры речи. М., 1980. С. 30.].

§2. Вариантность норм Варианты (или дублеты) ѕ это разновидности од­ной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением, но различающиеся по форме. Некоторые варианты не дифференцируются ни семантически, ни стилисти­чески: uначе ѕ инaче; скирд ѕ скирдa; цехи ѕ цеха; сaжень ѕ сажeнь. Однако подавляющее большинство вариантов под­вергается стилистической дифференциации: звaла ѕ звалa, бухгалтеры ѕ бухгалтера, обусловливать ѕ обуславливать, машу ѕ махаю (вторые варианты по сравнению с первыми имеют разговорный или просторечный оттенок).

Как и за счет чего возникают варианты? Какие явления можно считать вариантными, а какие нет? Какова судьба вариантных способов выражения? Эти и другие вопросы постоянно находятся в поле зрения ученых.

Известно, что язык непрерывно меняется. Это очевидно. Сопоставим текст, написанный около 150 лет назад, с совре­менным, чтобы увидеть перемены, произошедшие в языке за это время:

Но только что сумрак на землю упал, По кoрням упругим топор застучал, И пали без жизни питомцы столетий! Одежду их сoрвали малые дети, Изрублены были тела их потом, И медленно жгли их до yтра огнем.

(М. Лермонтов) Зевеса, мечущего громы, И всех бессмертных вкруг отца, Пиры их светлые и дoмы Увидим в песнях мы слепца.

(Н. Гнедич) В приведенных контекстах представлены явления, расходящиеся с современными нормами по определенным признакам: фонетическим, лексическим, морфологическим и др. Постоянные, непрерывные языковые изменения, которые происходят в небольшие промежутки времени, мало замет­ны. Стадия варьирования и постепенная замена конкурирую­щих способов выражения обеспечивают менее ощутимый и не столь болезненный сдвиг нормы, в немалой степени способствуя существованию известного парадокса: язык изменяется, оставаясь самим собой.

Л.В. Щерба в свое время писал: «...в нормативной грам­матике язык зачастую представляется в окаменелом виде. Это отвечает наивному обывательскому представлению: язык изменялся до нас и будет изменяться в дальнейшем, но сейчас он неизменен» [9 Щерба Л.В. Очередные проблемы языковедения //Избр. работы по языкознанию и фонетике. Л.Г 1958. Т. 1. С. 15.]. Функционирование языка предполагает языковые изменения, замену одной нормы другой. В.А. Ицкович представляет процесс смены норм следующим образом. Новое попадает в язык вопреки существующим правилам. Оно появляется обычно за пределами литератур­ного употребления ѕ в просторечии, в профессиональной речи, в разговорнобытовой и т.д. Потом постепенно закре­пляется в литературном языке [10 Подробнее см.: Ицкович В.А. Языковая норма. М., 1968.]. Схематически это можно представить так:

Норма Не норма 1. 2. 3. Варианты норм 4.

5. Схема 1. Смена норм современного русского литературного языка Вначале явление X1 ѕ норма, явление Х2 находится за пределами КЛЯ (употребляется в разговорной речи, в про­сторечии, в профессиональной речи). На втором этапе происходит постепенное сближение этих двух явлений, уже начинает употребляться и в КЛЯ, в устной его разновидно­сти. Третий этап характеризуется тем, что два явления употребляются наравне, сосуществуя как варианты нормы. Затем на четвертом этапе происходит «сдвиг» нормы: вариант Х2 постепенно вытесняет вариант X1, последний упот­ребляется только в письменной речи КЛЯ. И на конечном этапе мы наблюдаем смену норм: явление Х2 ѕ единствен­ная форма КЛЯ, а X1 находится уже за пределами нормы. По этой схеме происходило, например, изменение оконча­ний именительного падежа множественного числа у слов лектора ѕ лекторы, фактора ѕ факторы, смотрителя ѕ смотрители, циркуля ѕ циркули, ефрейтора ѕ ефрейторы и др. В 70х гг. XIX в. нормативными были формы с оконча­нием а(я), потом постепенно они заменились формами с окончанием ы(и). Интересным является то, что у этих и подобных существительных норма изменялась дважды: ис­конное окончание ы(и) заменилось на а(я), а потом снова вытеснило собой эту, новую тогда, норму. Данная нами схема показывает наиболее обычный процесс смены норм. Но так бывает не всегда.

В развитии вариантности выделяется еще несколько тенденций (см. работы Л.К. Граудиной, В.А. Ицковича и других исследователей).

Первая ѕ тенденция к стилистическому размежеванию вариантов (дифференциация по стилистической окрашенности, маркированности). Такое стилистическое расслоение произошло, например, в 70ѕ80е гг. XIX в. с большинством неполногласных и полногласных вариантов (хладеющий ѕ холодеющий, позлатить ѕ позолотить, средина ѕ середина и пр.). Еще в начале XIX в. они (и им подобные) считались стилистически нейтральными. Позже эти пары резко разошлись, размежевались: неполногласные варианты стали употребляться в поэтической речи и приобрели черты возвышенной поэтической лексики. Усиление контраста в стилистической окрашенности видим мы также и у произносительных вариантов на заднеязычные согласные. В XVIII ѕ начале XIX в. нормой считалось «твердое» произношение согласных, часто это находило и орфографическое отражение. У К.Н. Батюшкова, например, наблюдаем такую рифму:

В сей хижине убогой Стоит перед окном Стол ветхий и треногий С изорванным сукном.

И далее:

Но ты, о мой убогой Калека и слепой, Идя путемдорогой...

Накинь мой плащ широкой, Мечом вооружись И в полночи глубокой Внезапно постучись...

(«Мои пенаты») Несколько позже П.А. Вяземский уже употреблял дру­гие формы на заднеязычные согласные, которые получили широкое распространение сегодня:

Север бледный, север плоский, Степь, родные облака ѕ Все сливалось в отголоску Где слышна была тоска...

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.