WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Е.А.Тюгашев

ФИЛОСОФИЯ В ТРАНЗИТИВНЫХ ОБЩЕСТВАХ:

ГЕНДЕРНАЯ РЕТРОСПЕКТИВА // Социальные взаимодействия в транзитивном обществе: Сборник научных трудов. Новосибирск: НГАЭиУ, 2000. С. 5 – 14.

Измерения транзитивности. Одна из возможных интерпретаций транзитивности общества состоит в фиксации не только историковременного, но и территориальнопространственного измерения переходности социального организма. Территориальная локализация социального организма является всего лишь временным оседанием, прикреплением к некоторой ресурсной базе между последовательными «кочевками». Поскольку первичные социальные организмы были демосоциальными организмами и мигрировали по маршрутам, определявшимися периодическими природноклиматическими колебаниями, то возникающие впоследствии на их основе стационарные, геосоциальные организмы сохраняют в качестве внутреннего импульса первичный жизненный порыв пребывания в дороге (пути).

Стадиальная интерпретация переходности общества оказывается метафорой (переносом имени) и восходит к описанию мигрирующих социальных организмов. В этнокультурном континууме мирового сообщества каждый стационарный социальный организм может рассматриваться как переходящий, функционирующий как соединяющее и промежуточное звено между смежными обществами. В сети социального обменов любой развивающийся социальный организм оказывается «транспортным узлом», перекрестком, находящимся в перекрестье магистралей направленных социальных воздействий.

Интеграция в фокусе социального организма скрещивающихся, пересекающихся векторов социальных воздействий сопровождается параллельной дифференциацией социального организма. Выделяются этнокультурные группы – трансляторы культуры культуры, – взаимодействие которых и определяет результирующий вектор исторического пути. Перевес авангардного социокультурного субъекта и уход в основание общества арьергадных групп воспринимается как исторический переход к новой стадии общественного развития.

Данное представление о транзитивности общества вытекает из проводившиеся в Новосибирском гуманитарном сообществе эмпирических исследований социокультурной динамики. Здесь следует упомянуть работы археологической школы А.П. Окладникова о миграционных процессах на территории Евразии в первобытности. Необходимо также отметить исследования современной миграции, проводимые на протяжении нескольких десятков лет школой экономической социологии во главе Т.И. Заславской. Большой интерес представляют также этносоциальные исследования коренных народов Сибири и Дальнего Востока.

Географическая транзитивность социального организма определяет его сложную внутреннюю структуру, формируемую в иерархии социокультурных взаимодействий. В генетически исходном пункте геосоциальный организм является всего лишь «стыком», местом встречи как минимум двух субъектов всемирноисторического процесса. Повторяемое и устойчивое взаимодействие создает предпосылки для выделения и отделения («отпочкования») новорожденного социального организма.

В аспекте горизонтальной транзитивности становится «нормирующим» и «нормальным» представление о социокультурном взаимодействии как моделирующей схеме развития социального процесса. Любой целостный, саморазвивающийся социальный феномен схематизируется и интерпретируется как система сложного социокультурного взаимодействия, расчет динамики которого представляет собой непростую математическую задачу.

Первой процедурой подобного расчета является так называемое разложение по базису, когда осуществляется редукция явления к разным его основаниям. В данной статье мы попытаемся интерпретировать транзитивность философии в аспекте обусловленности фундаментальными социальными взаимодействиями.

О сложности метафилософского сознания. Феномен философии изображается с разных социальных позиций. Эти позиции обычно репрезентируются как некоторые точки зрения, обусловленные используемым теоретикометодологическим инструментарием, своеобразием дисциплинарного подхода к отображению любых явлений действительности, включая и философию. Исследовательская перспектива, открывающаяся с конкретной точки зрения, дает особенный образ явления. Смещение точки зрения трансформирует образ. Поэтому полное и всесторонее исследование явления возможно при интеграции различных подходов. Комплексы знаний данного типа в настоящее время принято обозначать, например, как науковедение, религиоведение, обществоведение и т. п.

Наиболее ранними являются мифологические образы философов как “влюбленных” в Софию, или посвятивших себя служению некоторому божеству (Апполону, Афине, Дионисию и т. п.). В религии философия рассматривается как разум по отношению к вере. Некоторые ученые определяют философию как науку, исследующую наиболее общие законы развития природы, общества и мышления.

К сожалению, пока не предложено единого обозначения сложного конгломерата образов, оценок, описаний и концепций феномена философии. Философы говорят о конституировании метафилософии, понимая под ней исследование феномена философии с позиций исследовательского языка большей мощности. Речь обычно идет о так называемой “философии философии”. Дисциплинарная принадлежность метафилософских исследований к философии подразумевается, поскольку занимаются этим философы.

На наш взгляд, гносеологический статус метафилософских исследований в более общем виде следовало бы охарактеризовать как метафилософское познание, конституирующее метафилософское сознание. Сама проблематичность философии, занимающейся метафилософскими исследованиями, не позволяет с высокой степенью точности квалифицировать метафилософию как философию. Не исключено, что метафилософские исследования содержат не только философские концепты, но и образы философии различной мировоззренческой природы, что порождает внутреннюю сложность и разнородность мемафилософского сознания.

Размышляя о философии, философы не всегда отдают себе отчет в том, в каком мировоззренческом поле, в рамках какой дисциплины, с позиций какого философского направления осуществляется исследование философии. До сих пор было принято отдавать отчет в занимаемой партийной позиции, т. е. в той точке зрения, которая развивается представителями той или иной философской школы. Реже оговаривалась дисциплинарность выдвинутой концепции – ее принадлежность к логике, гносеологии, истории философии или социальной философии. Практически не рефлексируются мировоззренческие основания выдвигаемых концепций. Поэтому в полемике о природе философии возникает вопрос о предварительном определении статуса представленных концепций. Только тогда возможна оценки эвристической значимости концепции для развития позиции, занимаемой партнером диалога.

Этнологический подход. Выбор познавательной позиции в исследовании философии обусловлен познавательной задачей и доступными категориальными средствами. Анализ бытия философии в переходном обществе требует применения некоторой концепции переходности. Выбор этой концепции в известной мере ситуативен и произволен, может быть навеян случайными ассоциациями. Так, например, говоря о разнородности, гетерогенности метафилософского сознания, можно выделить разные роды философов, отличающихся мировоззренческой ориентацией. Метафора рода в применении к философам описывает философское сообщество как родоплеменную структуру, что задает и границы предметных полей в интерпретации философии.

Какое отношение имеет семейнородовой (и родоплеменной, шире – этносоциальный) подход к философии? Для христианства нет ни эллина, ни иудея... Родоплеменные общности выделяются преимущественно в мифологическом сознании. В науке исследованием родоплеменных структур занимаются этнография и этнология, отчасти этносоциология, история первобытного общества и фольклористика. Следовательно, реконструкция родоплеменной модели философского сообщества может быть проведена посредством категорий любой из этих дисциплин.

Наиболее удобна та дисциплина, которая обладает специализированными категориями, описывающими переходные состояния в общественном развитии. В этом отношении предпочтении следует отдать этнологии, которая описывает так называемые ритуалы перехода из одного социального состояния в другое. Соответствующие переходные состояния в развитии общества (и отдельной общественной группы) называются лиминальными состояниями. Лиминальное состояние длится иногда довольно долго – до 1 года и более.

Обращаясь к концепции лиминальности, мы предлагаем тем самым использовать этнологический подход к описанию феномена философии. Как и всякий дисциплинарный подход, этнологический подход обладает определенными эвристическими возможностями, которые должны быть изучены и реализованы в целостном метафилософском исследовании.

Как возможна репрезентация философии в предметном поле этнологии? Следует сказать, что для этого не существует какихто познавательных запретов. Так, например, в рамках западной социологии науки давно развивается этнометодологическое направление, использующее полевой инструментарий этнографии и этнологии для изучения малых научных сообществ. Если интерпретировать философию как философскую науку, то распространение этнометодологических исследований на философию представляется естественным результатом экспансии исследовательской программы. По отношению к философии необходимо интерпретировать философское сообщество в предметном поле этнологии и затем использовать элементы этнометодологии.

Племя философов. Внешняя связь философского сообщества с этническими сообществами эмпирически очевидна, всегда констатировалась историками философии, но едва ли ей придавалось скольконибудь серьезное значение.

Этнический аспект развития философии выделялся в следующих направлениях. Вопервых, зарождение философии ограничивалось рамками конкретного этноса (древнегреческого) или территорией страны (Древняя Индия, Древний Китай). Вовторых, указывалось на ценность межэтнических контактов, – например, странничества философов, – для образовании местных философских сообществ. Втретьих, ведущая роль в развитии философии отводилась отдельным народам, которые воспринимались как “метафизические” народы (например, немцы). Вчетвертых, обращалось внимание на особенности национальных философских традиций и неоднократные попытки разработки национальноориентированных философских систем.

В такого рода даже не исследованиях, а, скорее, замечаниях, категориальный аппарат этнологии целенаправленно не использовался. Поэтому соответствующие факты существуют как артефакты, побочные по отношению основному эмпирическому базису метафилософии. Систематическая дисциплинарная аккумуляция фактического материала об этносоциальных аспектах развития философии возможна при условии эмпирической интерпретации основных понятий этнологии, когда представление о “нации философов” будет не только метафорой, но и конкретным понятием.

Одним из основных понятий этнологии является понятие племени. Среди философов о “племени философов” впервые заговорил Сократ. В отношении сограждан он както поинтересовался: «– Или их все еще приводят в ярость наши слова, что ни для государства, ни для граждан не будет конца несчастьям, пока владыкой государства не станет племя философов или пока не осуществится на деле тот государственный строй, который мы словесно обрисовали?»[i]. О каком племени философов говорил Сократ? В рамках модели идеального государства речь идет о роде профессиональных философов. Они родственны высшему благу, а их родители находятся на небесах.

Напомним, что в кастовых обществах профессия, как правило, всегда связана с конкретной родоплеменной группой. Поэтому профессиональная группа необходимо составляет отдельный род, филиация которого осуществляется посредством как телесного, так и духовного порождения.

В диалоге “Пир” Платон разъясняет, что эротическое стремление к плодовитости, к обретению бессмертия в потомстве мудрецы сублимируют в воспитании ученика. Отношения учителя и ученика воспринимаются как отношения духовного отца и духовного сына.

Мысль о духовном порождении отцом сына присутствовала и в раннехристианской учительной традиции. Как учил Климент Александрийский, в философской школе «душа соприкасается с душой и ум одного с умом другого, при посредстве слова один производит в другом посев, тем же словом заставляя семя, брошенно на эту Землю [учение], произрастать и оное сим словом оживотворяя»[ii]. Другой раннехристианский мыслитель, Иреней Лионский, утверждал: «Наученный называется сыном учившего, а этот состоит ему отцом»[iii].

Феномен духовного порождения фиксировался в первобытных обществах. Так, например, патрилинейные папуасы считали, что человек получает матери свой физический, а от отца (посредством ряда ритуалов) человек получает связь с духами патрилинейных предков[iv].

Pages:     || 2 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.