WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 |

Безработный теряет нравственный стержень в жизни и пребывает в состоянии неопределённости: нет способа узнать предопределение и верной службой повысить шансы на спасение. Поэтому безработица воспринимается как положение, которого нужно избежать любой ценой, ибо возмездие неминуемо. Цена безработицы вечная смерть.

Россия: добыть Бога трудом В православном богословии также присутствует общехристианское понимание необходимости труда. Свв. Варсонуфий и Иоанн говорили: "Всякий покой телесный мерзок Богу нашему... От нас требуется посильный труд и только". В соответствии с традицией нищелюбия на Московской Руси безработные "гулящие" люди частично поглощались корпорацией нищих, в пользу которых собирались особые поборы. "Верховые нищие" кормились при царском дворе, и многие даже торговали недвижимостью.

Петровские реформы существенно изменили отношение к труду в российском обществе. Для Петра государственная служба приобрела значение грандиозной, непрерывной литургии. Работа была его молитвой. В речи, посвященной Ништадтскому миру, Петр сказал, что "надлежит трудитца о пользе и прибытке общем... отчего облегчен будет народ". Образ Петра как "вечного на троне работника" закрепился и в народном сознании: "Петр царь так царь! Даром хлеба не ел, пуще батрака работал" (14, с. 20). С 1724 года начались облавы на нищих. Здоровых отдавали в солдаты, в подушный оклад или отправляли на принудительные работы. Больных нищих отправляли в богадельни. В ХIХ веке заведомых бродяг подвергали телесному наказанию плетьми и отправляли на поселение в Сибирь. Именно так попал из Саратова в Томск старец Федор Кузьмич, принимавшийся долгое время за императора Александра I.

Русские религиозные философы создали целую "эргодицею" на основе этизации труда. По мнению С.Н.Булгакова в связи с религиозными представлениями труд понимается крестьянством как "особое религиозное делание" (11, С. 184). Убеждение в сакральном характере труда классически выразил Ф.М.Достоевский словами Шатова: "Добудьте Бога трудом; вся суть в этом, или исчезнете, как подлая плеснь; трудом добудьте".

Специфика православного понимания труда впервые была зафиксирована Н.Г.Чернышевским. Необходимость труда усматривалась в преодолении дисгармонии между "условиями общей планетной жизни" и "частными нуждами человеческой жизни". Различая выгодный и убыточный труд Н.Г.Чернышевский указывает, что войны, спекуляция, производство предметов роскоши приводят к "расстройству" природы и уменьшению совокупного благосостояния. Продуктом выгодного труда является смягчения дисгармонии природы, ее разумное упорядочение в производстве предметов первой необходимости, медицине, образовании, правозащитной деятельности. Абсолютно выгодным трудом является гармонизация природы человека.

Идея апокатастасиса была много весомее сотериологических чаяний. Восстанавливая состояние "первого Адама" человек в трудовом созидательном процессе должен обрести принципиально новые качества, отвечающие более высокому статусу. По словам В.С.Соловьева, совершенный праведник "достигает не уничтожения своей телесности, а ее преобразования, воскресения и вознесения" (12, с. 427). Девизом православного отношения к труду являются слова Н.Ф.Федорова: "Наше тело будет нашим делом". Нося в себе образ Божий человек в труде должен быть космоургом мира, его преобразователем. "Тот, кто трудится, участвует в жизни богосозданной ткани мира: он содействует ее постижению, ее развитию и ее полному расцвету" (13, с. 321).

На основе православного понимания ценности труда сформировалось и определенное отношение к безработице. Быть безработным означает быть непричастным к общему делу. Переживания такого рода были концептуализированы И.А.Ильиным, одним из духовных лидеров русской эмиграции: "В течение последнего века человечество много страдало от безработицы и накопило жизненный опыт, который давно пора продумать и осмыслить. Пора признать и выговорить, что безработица как таковая, пусть обеспеченная или даже затопленная частными и государственными субсидиями, унижает человека и делает его несчастным. Уже одно это томительное чувство, что "я в жизни не нужен" или что "мир во мне не нуждается", что я выброшен из великого процесса мирового труда и стал социальной пылью, лишней и ветром гонимой пылью мироздания, пробуждает в сердце здорового человека всевозможные ощущения личной несостоятельности, приниженности, обиды и горечи...

Как томительна жизнь в этом вынужденном ничегонеделании!.. Весь Божий день проходит в бессмысленной пустоте и мертвой скуке, так что в конце концов человек радуется любому заполнению тянущихся часов, каждому, даже самому вульгарному развлечению, всякому политическому или уголовному приключению... Униженный до праздношатайства, привыкший к лени и пустомыслию, человек незаметтно начинает смотреть на жизнь с безнадежностью, на честную работу с отвращением и на правопорядок с презрением... (13, С. 317, 318).

Поприще приложения сил, на котором необходимо служить Богу, государству, партии, народу или своей "команде", в известном смысле безразлично, хотя разные профессии и отрасли народного хозяйства могут быть ранжированы по степени трудности самоотверженного труда. Индикатором здесь может быть возраст выхода на пенсию, или нормативы "год за три". Добывшие Бога трудом, пенсионеры разного ранга выходят на заслуженный отдых, приобретая сакральную способность спасать вокруг себя тысячи, в том числе в депрессивных регионах. В нашем обществе пенсионеры во многом выполняют роль социального авангарда, уполномоченного представлять интересы реальных и потенциальных безработных, которые, как и они, оказались лишены занятости.

"Лишние люди": безродные, бездомные, безработные Коммунистическая идеология в тезисе о труде как первой жизненной потребности закрепила традиционную сакрализацию труда. С этой точки зрения советское общество находится в определенной преемственности с хозяйственным строем дореволюционной России. Современные реформы во многом закрепили цивилизационную специфику отечественной занятости.

Традиционным является уже сам уровень незанятости. В начале ХХ века в Европейской части России было не полностью занято по разным оценкам от 21 до 42% взрослого мужского населения (см.: 15, с. 37). При видимой полной занятости и дефиците кадров уровень скрытой безработицы (неэффективной занятости) в советской экономике оценивается сегодня более чем в 15% от численности промышленнопроизводственного персонала. Скрытая безработица была максимальной в военнопромышленном комплексе, а сегодня довольно высокими темпами нарастает в топливноэнергетическом комплексе.

Традиционными являются задержки в оплате труда. В Московском царстве для получения законного жалованья требовалось писать особые челобитные. В провинции жалованье не выдавали годами, ибо государю и так служить почетно. В 1723 году жалованье было выплачено по всей империи китайскими товарами. Практиковалось отоваривание продукцией предприятий, например, служащих типографии книгами. В 1727 году заработная плата не выдавалась вообще, и было указано кормиться от дел. Советская власть также создавало годовые очереди за "дефицитом" реальной заработной платой.

Традиционным является и социальноэкономическое содержание заработной платы, никогда в условиях России не выражавшей стоимости рабочей силы. В "Программе социальных реформ в Российской Федерации на период 1996 2000 годов" содержится любопытное признание: "Доля начисленной заработной платы в совокупных денежных доходах населения упала с 70 до 44%. Возникла необоснованная дифференциация размеров оплаты труда по профессиональноквалификационным группам работающих по предприятиям, отраслям, регионам страны... Минимальный размер оплаты труда чрезвычайно низок и искусственно сдерживается во многом изза того, что вместо функции законодательного определения минимального уровня оплаты труда он стал выполнять несвойственную ему роль технического норматива при определении величины ряда социальных выплат и административных санкций.

Вследствие этих негативных процессов заработная плата перестала выполнять воспроизводственную и стимулирующую функцию" (16). Судя по работе В.И.Ленина "Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах" (1895 г.) в качестве меры административных санкций заработная плата использовалась и раньше. Будучи одновременно и мерой социальных выплат заработная плата фактически регулирует отношения всеобщего служебного найма, фигурируя в качестве платы за верность.

Традиционно воспроизводство рабочей силы осуществляется по преимуществу за счет других источников натуральных пожалований (от земельных участков до пайков), внутриродовой помощи, социального обеспечения. Согласно данным социологического исследования, проведенного в г. Новосибирске в феврале 1996 года Центром социальной адаптации и переподготовке кадров высшей квалификации, на многих предприятиях и учреждениях города сохраняются различные формы социального обеспечения. Наиболее распространены полная или частичная оплата содержания детей работников в детских учреждениях, бесплатные или льготные путевки в профилактории и санатории, а также медицинские услуги, льготное обеспечение продуктами питания и товарами, транспортом. Среди основных причин, удерживающих работников на предприятии, 23% респондентов отметили наличие на нем различных видов социального обеспечения.

Традиция корпоративного предоставления социальных услуг уходит корнями в российскую историю. Как отмечают Е.Жильцов и В.Казаков, "отечественных предпринимателей обычно отличало обостренное чувство социальной ответственности как перед рабочими и служащими своих фабрик и заводов, так и по отношению к местному сообществу. И до Октябрьской революции при промышленных предприятиях строились свои жилые помещения, бани, столовые, клубные учреждениия, богадельни. Поэтому расширительное понимание производственного объекта как своего рода целостного социальноэкономического организма не было советским изобретением. В послеоктябрьское время оно лишь в очень большой степени разрослось и усилилось..." (17, с. 49 50).

Традиционному рынку труда соответствуют традиционные отношения найма. Сегодня попрежнему, сетует Н.Е.Покровский, нет "свободного и честного конкурсного найма на работу", сознательно не распространяется информация о вакантных рабочих местах. Попрежнему "все устраиваются по знакомству, по родственным связям и линиям прямого и косвенного наследования чинов, привилегий, должностей". И вообще "ныне главное состоит не в том, чтобы хорошо и продуктивно работать, а в том, чтобы не задавать "лишние" вопросы и ловить момент, когда он обозначается" (18, с. 96). Действительно, по данным опросов две трети из трудоустраиваемых сегодня находят работу по личным связям, "по блату".

Навьи чары безработицы Страшно отрываться от коллектива. Коллектив вечен, всегда был и всегда останется. Его будущее предсказуемо. К символической заработной плате он может добавить ощутимую моральную компенсацию, сознание оправданности личного существования. Символическая принадлежность к коллективу легитимирует рабочую силу, которая на основе соответствующих титулов, регалий и т.п. прибегает к дополнительной занятости своеобразным "отхожим промыслам". Так, в январе 1995 года по данным обследования ВЦИОМ свыше 17% респондентов указали на наличие дополнительных заработков. Родной коллектив остается для отходников "портом приписки", который также получает ощутимые дивиденды за счет использования дешевой рабочей силы, оформления фиктивной занятости, продажи титула. В этой связи поразительным является возникновение "ярмарок рабочих мест", на которых не столько нанимается рабочая сила, сколько продаются рабочие места, так как заработная плата иногда не покрывает даже транспортных расходов.

Поэтому на массовые увольнения в российском обществе мало кто идет. Открытая безработица носит по преимуществу не принудительный, а добровольный характер. По народному хозяйству в целом доля вынужденных безработных составляет лишь четвертую часть. Увольнение по собственному желанию в настоящее время вышло на первое место среди причин безработицы. Одним из ведущих мотивов таких увольнений является возможность получения выплачиваемого с гораздо меньшими задержками пособия по безработице, размеры которого не так уже и малы, так как рассчитываются по начисленной на базовом предприятии заработной плате, зачастую не выплачивавшейся уже несколько месяцев. Более того, встречаются ситуации, когда устройство на высокооплачиваемую работу на непродолжительное время (вахта и др.) используется как прием материального обеспечения после увольнения и регистрациии в качестве безработного.

Pages:     | 1 || 3 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.