WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Е.А. Тюгашев

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС В ЭПОХУ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ:

ДИСКУРС ПЕРВОГО ЕВРАЗИЙЦА Междисциплинарный дискурс евразийства. Для дисциплинарно и дисциплинированно мыслящего исследователя евразийство предстает иррациональным смешением различных стилей мышления. В идеологии евразийства усматривают элементы социальной философии, мифа, мистики, превращенного православия, утопии, строго научного подхода лингвиста, историка, географа, этнолога и т. п. Поэтому евразийское учение политкорректно определяют как «синтетическое», «гибридное», сложное для одномерного восприятия.

Вместе с тем этому учению нельзя отказать в определенной цельности и монизме. Так, например, А. Г. Дугин пишет: “На всех уровнях, во всех секторах мысли, в религии и экономике, в философии и политике, в культуре и науке – одна цель, один метод, один путь, одна отправная черта: Евразия”[i]. Евразия – прежде всего, остальное – потом.

Евразию Н.С. Трубецкой называл главным предметом исследования ученых, принимающих участие в евразийском движении. Это исследование, как указывал он, ведется сразу несколькими науками – географией, антропологией, археологией, этнографией, статистикой, историей, историей искусства и т. д. Наряду с чисто описательными исследованиями евразийство обращается к исследованиям, осмысляющим фактический материал, – к историософии, этнософии, геософии и т. д. Далее, должны были развиваться исследования прикладные.

Цель совместной работы специалистов по самым разнообразным отраслям знания – известный научнофилософский синтез, не исключающий систематического богословия. «… Вместо энциклопедии, т. е. анархического конгломерата друг с другом не согласованных научных, философских, политических, эстетических и т. д. идей, – подчеркивал Н.С. Трубецкой, – должна быть создана стройная и согласованная система идей. А этой системе идей должна соответствовать и система практических действий»[ii].

Таким образом, евразийство поставило задачу широкого духовнопрактического синтеза в проведении законченного цикла междисциплинарных фундаментальных и прикладных одного единственного главного объекта – Евразии. Образ Евразии, по замыслу Н.С. Трубецкого, направляет формирование вновь создаваемой стройной и согласованной системы идей, конституирует евразийское сознание и евразийское самосознание, а следовательно – евразийскую науку, философию, религию, утопию и все другое, необходимое для сознательной жизни народов Евразии.

Базовый дискурс психологии. Призыв Н.С. Трубецкого к интеллектуальному восстанию против романогерманской культуры и формированию евразийской науки как альтернативы европейской науке напоминает программные установки «Пролеткульта»[iii]. Думается, исторический процесс окончательно ни подтвердил, ни опроверг возможность существования собственно пролетарской культуры. Но исторический процесс наглядно демонстрировал тождество буржуазного и пролетарского сознания, основанное на общей включенности буржуазии и пролетариата в систему товарноденежных отношений.

Любопытно, что и евразийство не отрицает концептуальной преемственности с европейской наукой. Ключевым звеном здесь является понятие личности, на котором, по словам Н.С. Трубецкого, строятся и философская, и историософская, и социологическая, и политическая стороны евразийства. Понятие личности он считает одним из самых важных понятий, лежащих в основе евразийского учения. Более того, евразийскую систему наук, на его взгляд, должна возглавлять особая наука о личности – персонология. В предмете персонологии Евразия интерпретируется как многонародная личность в совокупности с ее физическим окружением. Следовательно, Евразия есть объект евразийского учения, а личность – его предмет.

Конкретная личность, по Н.С. Трубецкому, есть психофизиологическое целое, вырастающее из определенного физического окружения. Личность многолика. Она не только индивидуальна, но и социальна, т. е. существует в форме коллективной личности (как это принято считать в праве). Во взаимоотношениях между этнологическими личностями Н.С. Трубецкой предлагает прослеживать явления сходства и различия, притяжения и отталкивания, внешнего подражания и внутреннего духовного родства. «Как отдельный человек, будучи обречен на длительное общение с исключительно чуждыми ему по духу людьми, испытывает мучительную тоску, могущую превратиться в неврастению, духовное разложение, – пишет Н.С. Трубецкой, – так точно и народ, попавший в неподходящую для него среду народов, может духовно разложиться»[iv]. Поэтому с позиций евразийства учет особенностей национальных характеров и их взаимоотношений представляется существенным для практического решения национального вопроса.



В европейской науке изучением личности наиболее активно занимается психология. Несмотря на то, что евразийство расширяет и углубляет понятие личности, отправным пунктом в евразийском движении остается все же психология. «…Весь центр тяжести должен быть перенесен в область психологии интеллигенции европеизированных народов», – пишет Н.С. Трубецкой[v]. Полный переворот, революция в психологии народов представляются наиболее важными для евразийцев.

Психология национального вопроса. Первый раздел работы Н.С. Трубецкого «Европа и человечество» начинается экспозицией европейского толкования национального вопроса. «Позиции, которые может занять каждый европеец по отношению к национальному вопросу, довольно многочисленны, но все они расположены между двумя крайними пределами: шовинизмом с одной и космополитизмом с другой стороны, – пишет Н.С. Трубецкой. – Всякий национализм есть как бы синтез элементов шовинизма и космополитизма, опыт примирения этих двух противоположностей»[vi].

Н.С. Трубецкой не сомневается, что европейцу шовинизм и космополитизм представляются противоположностями, в корне отличными точками зрения. Между тем, как доказывает он далее, различие между шовинизмом и космополитизмом состоит не в принципе, а в степени. Общее основание шовинизма и космополитизма Н.С. Трубецкой усматривает в психологии эгоцентризма – склонности видеть в своем этносе эталон и вершину человеческого развития. Психологическая точка зрения позволяет ему объяснить факт «оптического обмана», когда психика культурно далеких этносов представляется похожей на психику детей.

Кинематограмма эволюции или принцип несоизмеримости? Психология эгоцентризма лежит, по мнению Н.С. Трубецкого, в основе эволюционной модели всемирноисторического процесса. Развитие человеческого рода мыслится как продвижение по прямой линии, но отдельные народы останавливаются на разных точках ее, в то время как другие народы успели продвинуться несколько дальше. «В результате, окинув взглядом общую картину ныне существующего человечества, мы можем увидать всю эволюцию, ибо на каждом этапе пути, пройденного человечеством, и сейчас стоит какойнибудь застрявший народ, стоит и «топчется» на месте. Современное человечество, в своем целом, представляет, таким образом, как бы развернутую и разрезанную на куски кинематограмму эволюции, и культуры различных народов отличаются друг от друга, именно, как разные фазисы общей эволюции, как разные этапы общего пути мирового прогресса»[vii].

Оценивая эгоцентризм как ненаучный предрассудок, Н.С. Трубецкой предлагает раз и навсегда изгнать из этнологии момент оценки, следовать не принципу градации народов и культур по степеням совершенства, а новому принципу равноценности и качественной несоизмеримости всех культур и народов земного шара. Только в этом случае, убежден он, этнология станет настоящей научной дисциплиной.

Моральный кодекс евразийства. Практическое решение национального вопроса Н.С. Трубецкой видит в политике, которую можно было бы назвать политикой избирательной, селективной интернационализации – заимствовании отдельных элементов культуры разных народов с целью обогащения и дальнейшего развития собственной национальной культуры. Полагая, что такое решение вопроса до сих пор не имело удачных исторических прецедентов, Н.С. Трубецкой, тем не менее, не считает это решение невозможным.

На его взгляд, необходимым условием успеха является исполнение двух заповедей: «познай самого себя» и «будь самим собой». Истинное самопознание приведет к постижению природы народов, к утверждению самобытности, стремлению и умению быть самим собой. В исполнении указанных правил Н.С. Трубецкой видит долг и счастье всякого народа, живущего не по лжи, а по совести. Достигнув самобытности, основанной на самопознании, человек (и народ) никогда не вступит в противоречие с самим собой, всегда будет перед собой искренним и непременно нравственным.





Свою научнопропагандистскую деятельность Н.С. Трубецкой рассматривает как исполнение нравственного долга. Вместе с тем он возлагает определенные моральные обязательства и на читателей, как своих сторонников, как и оппонентов. Более подробно моральный кодекс евразийства, состоящий из 11 заповедей, он формулирует в заключении к работе «Европа и человечество».

Об истинном и ложном интернационализме. Н.С. Трубецкой оговаривается, что формы народного самопознания чрезвычайно разнообразны, они могут осуществляться как при сильном преобладании логической рефлексии, так и при решающем участии иррациональной интуиции. Народ живет веками, вследствие чего самопознание постоянно развивается, переходя от одной ступени самопостижения к следующей.

Национализм он считает одной из форм самопознания народа как этнологической личности. Н.С. Трубецкой отмечает пестрое многообразие национальных характеров и психических типов народов. Истинным, логически и морально оправданным он считает только тот национализм, который проникнут желанием быть самим собой, а не тем, как стать другим. Желание быть «как другие» логически и морально оправданно не как самоцель, а только как средство развития самобытной национальной культуры.

Различные виды ложного национализма объективно ведут к упразднению самобытности народа, к его ассимиляции в плане внешней или внутренней формы, деформируют действительное содержание национальной культуры. Истинный национализм строится на «самодовлеющем познании», принципиально миролюбивом и терпимом по отношению ко всякой иной самобытности. Улавливая во всяком другом народе все черты, похожие на его собственные, истинный национализм заимствует наиболее удачные воплощения этих черт в виде той или иной культурной ценности.

В указанном смысле, на наш взгляд, можно говорить не только о ложном и истинном национализме, но и по аналогии – о ложном и истинном интернационализме, хотя сам Н.С. Трубецкой осуждает интернационализм решительно и безусловно, отождествляя его с космополитизмом. Думается, эта позиция противоречит самим основам евразийского учения.

Национальнокультурная революция. Будучи лингвистомформалистом, Н.С. Трубецкой языком генетика и в духе Менделя анализирует модельную ситуацию скрещивания чистых культур народов А и В. Он приходит к выводу, что комбинирование культурных традиций, антропологическое смешение создают практически у каждого индивида передаваемую по наследству от поколения к поколению помесь признаков разных народных культур. «В общем смесь получается у каждого своя, и все они довольно различные, смотря по условиям личной биографии каждого отдельного субъекта, причем, конечно, у людей со сходной биографией различия в смеси не так значительны», – заключает он[viii].

Оживленное культурное общение народов А и В дифференцирует национальную культуру каждого из них за счет включения элементов противоположной культуры. Такого рода «генетический» анализ доказывает справедливость положения В.И. Ленина: «Есть две нации в каждой современной нации – скажем мы всем националсоциалам. Есть две национальные культуры в каждой национальной культуре»[ix]. В этнологическом отношении это положение представляется безусловно верным с эпохи дуальнородового брака.

В этносоциальном организме, согласно Н.С. Трубецкому, этнокультурный обмен протекает на двух уровнях – на уровне «верхов» и на уровне «низов» национальной культуры. Может случиться так, что «верхи» и «низы» черпают культурные ценности из разных «иноземных» источников. При несистемном усвоении культурных ценностей между «верхами» и «низами» образуется культурный разрыв и национальное единство нарушается, вследствие чего и возникает сосуществование двух национальных культур в одной национальной культуре. Размышляя над русской культурой, Н.С. Трубецкой требует прежде всего отдать себе точный отчет в этнографическом характере ее «низов» и «верхов» и в их связях с другими национальными культурами.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.