WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |

ЛОБСАНГ РАМПА

ТРИНАДЦАТАЯ СВЕЧА

«СОФИЯ»

2000

Лобсанг Рампа. Тринадцатая свеча.

Пер. с англ. — К.: «София», Ltd., 2000. — 192 с.

На многочисленные просьбы о переиздании предыдущих томов Лобсанга Рампы, исходящие от широчайшего круга читателей — от духовных учителей до офицеров ФСБ, «София» отвечает просто изданием новой книги.

Не удивляйтесь, если через месяц ее не будет в продаже. Это одна из не­многих книг, заказы на тираж которой поступили еще до окончания ее пере­вода.

К тому же — это очень хорошая книга. Мы рады, что появился четырнад­цатый том Лобсанга Рампы. Тринадцать — какоето неуютное число.

ОГЛАВЛЕНИЕ Объяснение ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3 ГЛАВА 4 ГЛАВА 5 ГЛАВА 6 ГЛАВА ГЛАВА ГЛАВА ГЛАВА ГЛАВА ОБЪЯСНЕНИЕ Тринадцатая свеча? Ну что ж, мне это название кажется вполне логич­ным. Я пытаюсь «зажечь свечу», а это значительно лучше, чем «прок­линать тьму». Перед вами моя тринадцатая книга, которая, я надеюсь, станет моей тринадцатой свечой.

Вы можете считать ее совсем маленькой свечкой, возможно, даже одной из тех, какими украшают именинный пирог. Но у меня никогда не было никакого пирога со свечами — даже именинного! — ну а теперь, при строгой диете без сахара, позволяющей мне не более тысячи калорий в день, уже слишком поздно об этом думать.

Так будьте же ко мне снисходительны. Давайте считать это тринадца­той свечой, пусть даже такой крохотной, как на именинном пироге для куклы.

ГЛАВА Миссис Марта МакГухугли решительно направилась к дверям кухни, зажав в руке, цветом напоминавшей ветчину, измятую газетную вырезку. Выйдя из кухни на высокий заросший сорняками участок земли, который исполнял роль «садика» позади дома, она остановилась и огляну­лась по сторонам, словно разъяренный бык в брачный период в ожидании соперников. Испытав удовлетворение — или разочарование — оттого, что соперников поблизости нет, она поспешила к поломанной садовой ограде.

С благодарностью водрузив свой более чем пышный бюст на изъеден­ный жуками столб, она закрыла глаза и открыла рот.

— Эй, Мод! — взревела она, и ее голос, пролетев по соседним садикам, отразился эхом от ближайшей фабричной стены. — Эй, Мод, ты где? Она закрыла рот, открыла глаза и стала ждать ответа.

Из дома, расположенного за соседним пустующим домом, раздался звук упавшей и разбившейся тарелки, затем кухонная дверь в доме отво­рилась и из него подпрыгивающей походкой вышла маленькая тощая женщина, яростно вытирая руки о видавший виды передник.

— Ну, — недовольно буркнула она, — чиво тебе надобно? — Эй, Мод, ты это видала? — завопила в ответ Марта, помахивая над головой смятым куском газеты.

— Как я могу знать, видала или нет, пока не посмотрю? — фыркнула Мод. — Может и видала, а там — кто его знает, может и нет. А что это такое, еще один скандал на почве секса? Миссис Марта МакГухугли порылась у себя в кармане передника и вытащила оттуда огромные очки в розовой оправе вместе с пригоршней пыли и мелких камешков. Она тщательно протерла очки подолом юбки, прежде чем водрузить их на нос и заправить волосы за уши. Потом, громко высморкавшись в рукав, она заорала:

— Это из Доминиона, племянник прислал.

— Доминиона? Это что, магазин? У них там что, распродажа по сни­женным ценам? — впервые заинтересовалась Мод.

Марта презрительно и злобно фыркнула.

— Да нет! — завопила она в отчаянии. — Ты что, вообще ничего не знаешь? Да, Доминион, ну, в Канаде. Канадский Доминион. Это мне пле­мянник прислал. Подожди минутку, я сейчас подойду.

Оторвав бюст от забора и засунув очки обратно в карман передника, она поспешила через запущенный сад к соседке. Мод покорно вздохнула и медленно направилась ей навстречу.

— Ты только посмотри! — взвизгнула Марта, когда они встретились на полпути у выходивших на улочку ворот пустующего соседнего дома. — Посмотри, какую они чушь пишут. Душа? Такой штуки не бывает. Если уж помер, то мертв, пуф! — и все! Ее лицо пылало, она помахала куском бумаги у самого носа тощей Мод и злобно сказала:

— Я никогда не понимала, что они тут крутят. Когда человек помира­ет, это как свечу задули, и ничегошеньки от него не остается. Мой бедный муженек, упокой Господи его душу, говаривал перед тем, как умер: «Какое это счастье знать, что никогда больше не встретишь тех, с кем был зна­ком».



Она фыркнула при одной мысли о такой возможности. Мод О'Хаггис свела глаза на кончике своего длинного носа и терпеливо ждала, пока ее соседка выговорится. Наконец ей удалось спросить:

— Так что это за статья, которая тебя так расстроила? Марта МакГухугли молча протянула ей измятый клочок бумаги, спровоцировавший такой переполох.

— Нет, дорогая, — вдруг сказала она, когда к ней снова вернулся дар речи, — ты не на той стороне читаешь.

Мод повернула лист и начала сначала, беззвучно шевеля губами, что­бы помочь чтению.

— Ну и ну! — воскликнула она. — Да ни за что! Марта торжествующе улыбнулась. Она была удовлетворена.

— Ну, — сказала она, — странно, правда, что такую чушь могли напечатать. Ты что об этом думаешь? Мод несколько раз перевернула листок, снова начала читать не с той стороны, а потом сказала:

— Ой! Я знаю! Хелен Хенсбаум нам скажет что почем. Она все знает про эти штуки. Она книжки читает.

—Та ну ее! Терпеть не могу эту бабу, — ответила Марта, — ты знаешь, что она мне на днях сказала? Она сказала: «Чтоб у тебя свекла в животе выросла — проста Господи, миссис МакГухугли». Вот что она мне сказала, можешь себе представить? Мерзавка! Пф! — Но она знает, она понимает в этих вещах, и, если мы хотим доко­паться до сути ЭТОГО, — она яростно помахала бедным незадачливым клочком газетной бумаги, — мы должны ей подыграть и подлизаться к ней. Пойми! Марта посмотрела вдоль улицы.

— А вот и она, развешивает свои трусишки, видеть не могу, шлюха, вот она кто, скажу я тебе. У нее их целый ворох, небось подрабатывает гдето на стороне. А как по мне, добротные старые панталоны меня вполне устраивают, — она подняла юбку в подтверждение того, о чем говорила, — в них и тепло, когда мужика нет рядом, а? Она хрипло засмеялась, и подружки неспеша направились к Хелен Хенсбаум, развешивавшей белье.

Когда они уже почти заворачивали в сад к Хенсбаум, их остановил стук хлопающей двери. Из соседнего сада появилась пара наимоднейших штанов хотпэнтс. Женщины остановились, как завороженные. Их взгляд медленно полз вверх, фиксируя прозрачную блузу и тупое разукрашенное лицо.

— Клянусь всеми святыми! — пробормотала Мод О'Хаггис. — Есть еще жизнь в нашем дряхлом городишке! Они стояли, молча уставившись на девушку в хотпэнтс, раскачиваю­щейся походкой проходившей мимо них на каблуках, которые своей непо­мерной высотой компенсировали низкий уровень ее моральных прин­ципов.

— Чувствуешь себя старой, когда видишь такое, правда? — заметила Марта МакГухугли.

Без единого слова они направились к миссис Хенсбаум, которая тоже не сводила глаз с девицы.

— Добрейшего вам утра, миссис Хенсбаум, — сказала Марта. — Я вижу, вам тут есть на что посмотреть, а? Она захихикала. Хелен Хенсбаум нахмурилась еще больше, хотя и до слов соседки ее лицо было мрачнее тучи.

—Ach! Her! — воскликнула она. — Лучше б она умереть в утроба своей матери. — Она вздохнула и потянулась к высоко висевшей бельевой верев­ке, продемонстрировав, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО носит трусики в обтяжку.

— Миссис Хенсбаум, — начала Мод, — мы знаем, что вы такая начи­танная и все знаете про эти вещи, вот мы и пришли к вам за советом. Она умолкла, а Хелен Хенсбаум, улыбнувшись, сказала:

— Ну что ж, дамы, входите, а я приготовлю нам по чашке чая в это холодное утро. Нам всем не помешает немного отдохнуть.

Она первой вошла в свой ухоженный дом, который соседи прозвали «Маленькой Германией» за его чистоту и опрятность.

Чайник вскипел. Чай был заварен. Миссис Хенсбаум предложила гос­тям печенье, а потом спросила:

— Так чем же я могу вам помочь? Мод кивнула на Марту.

— Она получила очень странную историю из Канады или еще какогото чужеземного края. И не знаю, что про это думать. Она вам сейчас расскажет.

Марта выпрямилась и сказала:

— Вот, гляньтека, мне это племянник прислал. Вляпался когдато в историю с замужней женщиной, да, было, да и удрал в город под названием Монреаль, в Доминионе. Иногда пишет. Вот прислал в письме. Не верю я в эти штуки.





Она протянула смятый листок газеты, выглядевший теперь значи­тельно хуже от непочтительного отношения.

Миссис Хелен Хенсбаум осторожно взяла обрывок и расстелила его на чистом листе бумаге.

— Ach, так! — взвизгнула она возбужденно, забыв о своем всегда безупречном английском. —Ist gut, нет? — Прочли бы нам это четко и сказали, что вы об этом думаете, — попросила Мод.

Итак, миссис Хенсбаум прочистила горло, отхлебнула чаю из чашечки и начала:

— Из Монреаль Стар, я вижу. Понедельник, 31 мая 1971. Хммм... ИНТЕРЕСНО. Да, я бывай этот город. После короткой паузы она прочла:

«Сам видел, как выходил из тела. Сердечник описывает ощущение умирания. Канадиан ПрессТоронто. Некий житель Торонто, пере­живший в прошлом году сердечный приступ, заявил, что сам видел, как вышел из тела и испытал странное ощущение покоя во время критического периода, когда у него остановилось сердце. Б. Лесли Шарп шестидесяти восьми лет говорит, что, пока его сердце не билось, он наблюдал себя «лицом к лицу».

Мр Шарп описывает свой опыт в последнем выпуске журнала Ка­надской Медицинской Ассоциации в докладе дра Р. Л. МакМиллана и дра К. В. Г. Брауна, заведующих коронарным отделением в главной больнице Торонто.

В своем докладе доктора пишут: «Это мог быть опыт души, покида­ющей тело». Мра Шарпа привезли в больницу после того, как его домашний врач диагностировал боль в левой руке как сердечный приступ. По словам мра Шарпа, он запомнил, как на следующее утро посмотрел на часы, когда лежал в постели, подключенный к кардиографическому аппарату проводами и внутривенными труб­ками.

— Именно в тот момент я очень глубоко вдохнул, и моя голова запрокинулась направо. Я подумал: «Почему у меня голова запроки­нулась? Я ею не шевелил, наверное, я засыпаю». В следующую мину­ту я смотрел на свое тело от пояса вверх, лицом к лицу, словно в зеркало, где, по ощущению, я находился в левом нижнем углу. Почти мгновенно я увидел, как покидаю тело, выходя из головы и плеч. Я не видел нижней части своего тела. Не могу сказать, чтобы тело, выходящее из меня, было газообразным, однако оно стало медленно расширяться, когда совсем из меня вышло, — говорит мр Шарп.

— Внезапно я ощутил, что сижу на очень маленьком предмете, несущемся с огромной скоростью вверх, в унылое сероголубое не­бо, под углом 45 градусов. Внизу слева я увидел чистое белое вещес­тво, похожее на облако, тоже двигавшееся вверх по траектории, которая вскоре должна была пересечься с моей. Оно было правиль­ной прямоугольной формы, но испещренное дырками, как губка.

Следующим моим ощущением было парение в ярком нежножел­том свете — это восхитительное чувство. Я продолжал парить, нас­лаждаясь прекрасным чувством покоя.

Потом слева на меня обрушились удары кузнечного молота. Факти­чески, они не причиняли физической боли, но так сильно меня раздражали, что мне стоило больших усилий сохранять равновесие. Я начал считать удары и, дойдя до шести, сказал вслух: «Что за... вы со мной делаете?» — и открыл глаза.

«Он говорит, что узнал докторов и сестер, стоявших у его постели. Они сообщили, что он пережил остановку сердца и ему делали дефибриляцию — воздействовали электрическим током, чтобы сер­дце снова обрело нормальный ритм.

Врачи считают очень необычным для больного с сердечным прис­тупом помнить сопутствующие ему события, поскольку обычно такие больные находятся в беспамятстве на протяжении нескольких часов до и после приступа».

— Ну и ну!!! — воскликнула Хелен Хенсбаум.

Она закончила чтение и, откинувшись назад, пристально глядела на сидящих перед ней женщин.

— Как очень интересно! — повторяла она снова и снова. Марта МакГухугли самодовольно ухмыльнулась от сознания того, что показала «этой иностранке» нечто такое, чего та не ждала.

— Неплохо, э? — улыбнулась она. — Типичная болтовня и оригиналь­ничанье, ведь так? Хелен Хенсбаум загадочно улыбнулась и спросила:

— Так вам кажется это странным, да? Вы думаете это — как вы сказали — болтовня? Нет, сударыни, такое бывает. Сейчас я вам покажу! Она вскочила на ноги и побежала в другую комнату. Там в очень элегантном шкафу стояли книги. Больше книг, чем Марта когдалибо видела в своей жизни. Хелен Хенсбаум выбрала несколько книг.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.