WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |

Кроме того, коль признать, что пространство вселенной конечно, То если б ктонибудь вдруг, разбежавшись в стремительном беге, Крайних пределов достиг и оттуда, напрягши все силы, Бросил с размаху копьё, то, – как ты считаешь? – оно бы Вдаль полетело, стремясь неуклонно к намеченной цели, Или же чтонибудь там на пути бы ему помешало? То иль другое признать придётся тебе неизбежно, Но ни одно не даёт тебе выхода, и согласиться Должен ты, что без конца распростёрто пространство вселенной.

Ибо мешает ли тут чтонибудь и препятствием служит, Не допуская копьё до намеченной цели домчаться, Или летит оно вон, – оно пущено всё же не с края.

Так я и дальше пойду и повсюду, где б ты ни наметил Крайних пределов, спрошу: «Что ж с копьём, наконец, этим будет?» Выйдет лишь то, что нигде никакого конца не поставить, И для полёта всегда беспредельно продлится возможность.

Кроме того, если всё необъятной вселенной пространство Замкнуто было б кругом и, имея предельные грани, Было б конечным, давно уж материя вся под давленьем Плотных начал основных отовсюду осела бы в кучу, И не могло бы ничто под покровом небес созидаться:

Не было б самых небес, да и солнца лучи не светили б, Так как материя вся, оседая всё ниже и ниже От бесконечных времён, лежала бы сбившейся в кучу.

В самом же деле, телам начал основных совершенно Нету покоя нигде, ибо низато нет никакого, Где бы, стеченье своё прекратив, они оседали.

Все в постоянном движеньи всегда созидаются вещи, Всюду, со всяких сторон, и нижние с верхними вместе Из бесконечных глубин несутся тела основные.

И, наконец, очевидно, что вещь ограничена вещью, Воздух вершинами гор отделяется, воздухом – холмы, Морю пределом – земля, а земле служит море границей, Но бесконечной всегда остаётся вселенная в целом.

И по природе своей настолько бездонно пространство, Что даже молнии луч пробежать его был бы не в силах, В долгом теченьи чреды бесконечных веков ускользая Дальше вперёд, и никак он не смог бы приблизиться к цели.

Вот до чего для вещей необъятны повсюду просторы, Всяких границ лишены и открыты во всех направленьях.

[Бесконечность материи: Стихи 10081051] Дальше, природа блюдет, чтоб вещей совокупность предела Ставить себе не могла: пустоту она делает гранью Телу, а тело она ограждать пустоту принуждает, Чередованьем таким заставляя быть всё бесконечным И, если б даже одно не служило границей другому, Всё же иль это, иль то само бы простёрлось безмерно.

Ибо, коль был бы предел положен пустому пространству, Всех бы бесчисленных тел основных оно не вместило;

Если ж в пространстве пустом их число ограничено было б, То ни моря, ни земля, ни небес лучезарная область, Ни человеческий род, ни тела бы святые бессмертных Существовать не смогли даже часа единого доли.

Ибо материи всей совокупность, расторгнув все связи, Вся унеслась бы тогда, в пустоте необъятной рассеясь, Или, вернее сказать, никогда не могла бы сгуститься И ничего породить, неспособная вместе собраться.

Первоначала вещей, разумеется, вовсе невольно Все остроумно в таком разместилися стройном порядке И о движеньях своих не условились раньше, конечно, Но многократно свои положения в мире меняя, От бесконечных времён постоянным толчкам подвергаясь, Всякие виды пройдя сочетаний и разных движений, В расположенья они, наконец, попадают, из коих Вся совокупность вещей получилась в теперешнем виде И, приведенная раз в состояние нужных движений, Много бесчисленных лет сохраняется так и при этом Делает то, что всегда обновляется жадное море Водами рек; и земля, согретая солнечным жаром, Вновь производит плоды; и живые созданья, рождаясь, Снова цветут; и огни, скользящие в небе, не гаснут.

Всё это было б никак невозможно, когда б не являлось Из бесконечности вновь запасов материи вечно, Чтобы опять и опять восполнялася всякая убыль.

Ибо, как все существа, лишённые пищи, тощают И начинают худеть, так же точно и всё остальное Должно начать исчезать, как только материи станет Недоставать и приток постоянный её прекратится.

Да и наружных толчков недостаточно, чтоб отовсюду Всю совокупность вещей сохранять и поддерживать в целом.

Частым ударом они удержать её могут отчасти, До появленья того, что вещей совокупность восполнит, Но и назад между тем им отпрядывать надо, и этим Место началам вещей и время давать для побега Так, чтоб свободно могли они оставлять сочетанья.

Значит, всё новый приток изобильный начал неизбежен.

Да, чтоб и сами толчки непрерывно могли повторяться, Необходимо должна материя быть бесконечной.

[Опровержение иных представлений: Стихи 10521113] Тут одного берегись и не верь утверждению, Меммий, Что устремляется всё к какомуто центру вселенной, Будто поэтому мир и способен держаться без всяких Внешних толчков; и никак никуда разложиться не может Верх или низ у него, ибо всё устремляется к центру (Если, потвоему, вещь на себя опираться способна), Что, находясь под землёй, стремятся к ней тяжести снизу И пребывают на ней, обернувшись кверху ногами, Как отраженья, что мы на поверхности вод наблюдаем:

Будто бы вниз головой и животные также под нами Бродят, и будто с земли упасть им никак невозможно В нижние своды небес, как и наши тела не способны Сами собой улететь к высоким обителям неба;

Будто бы солнце у них, в то время как ночи светила Мы созерцаем; что мы взаимно меняемся с ними Сменой времён, а их дни ночам соответствуют нашим.

Но лишь надменным глупцам допустимо доказывать это, Ум у которых всегда к извращению истины склонен.

Центра ведь нет нигде у вселенной, раз ей никакого Нету конца. И ничто, будь даже в ней центр, совершенно Не в состоянии в нём удержаться поэтому больше, Чем, по причине другой, от него быть отторгнутым вовсе.

Всё ведь пространство и место, что мы пустотой называем, Иль через центр или не через венгр уступает дорогу Всяким весомым телам, куда б ни влекло их движенье.

Нет и места к тому ж, куда бы тела попадая, Тяжесть теряли свою и могли в пустоте удержаться;

И пустота не должна служить для другого опорой, В силу природы своей постоянно всему уступая.

Так что не могут никак в сочетании вещи держаться Лишь потому, что они отдаются влечению к центру.

Кроме того, они мнят, что не всякое тело стремится К центру, но только земли и жидкости лишь это свойство Или того, что в земном, так сказать, заключается теле:

Влаги морей или с гор стекающих мощных потоков.

И говорят, что, напротив, и воздуха тонкие токи Так же, как жаркий огонь, в то же время несутся от центра;

И потому весь эфир сверкает созвездьями всюду, И на лазури небес питается солнечный пламень, Что собирается там всё тепло, убегая от центра.

И не могли б зеленеть и высокие ветви деревьев, Если для каждой из них от земли понемногу питанье <Не притекало бы в ствол, доходя по ветвям до вершины.

Но заблуждаются все, очевидно, кто так рассуждает, И доказательства их совершенно противоречивы, Так как основой для них неверное мнение служит.

Ибо раз я доказал, что нет конца у пространства И распростёрто оно повсюду, во всех направленьях, То неизбежно признать, что материи также предела Нет нигде, и она должна притекать отовсюду>, Чтобы, подобно летучим огням, мироздания стены Врозь не распалися вдруг, в пустоте необъятной рассеясь, И чтобы прочее всё не пошло точно так же за ними;

Чтобы не рухнули вниз громоносные области неба;

Чтобы внезапно земле изпод ног целиком не исчезнуть Вместе с распадом вещей, в смешеньи с обломками неба, При разложении тел не пропасть в пустоте необъятной Так, что в какойнибудь миг исчезло бы всё, и остались Только пустыни пространств и незримые первоначала.

Ибо, раз гденибудь ты предположишь в телах недостаток, Здесь распахнутся вещам широкие смерти ворота, И через них, уносясь, толпою материя хлынет.

[Заключение: Стихи 11141117] Так без большого труда ты всё это можешь постигнуть, Ибо одно за другим выясняется всё. Не сбиваясь Тёмною ночью с пути, ты узнаешь все тайны природы, И постоянно одно зажигать будет светоч другому.

Книга вторая Вступление (161) Движение атомов (62183) Вертикальность движения атомов и их отклонения (184293) Дополнительные замечания (294332) Разнообразие форм атомов (333477) Число форм и число атомов каждой формы (478580) Соединения атомов (581729) Бескачественность атомов (730804) Ощущения людей (8651022) Бесконечное множество миров (10231104) Возникновение и гибель миров (11051175) [Вступление: Стихи 161] Сладко, когда на просторах морских разыграются ветры, С твёрдой земли наблюдать за бедою, постигшей другого, Не потому, что для нас будут чьилибо муки приятны, Но потому, что себя вне опасности чувствовать сладко.

Сладко смотреть на войска на поле сраженья в жестокой Битве, когда самому не грозит никакая опасность.

Но ничего нет отраднее, чем занимать безмятежно Светлые выси, умом мудрецов укреплённые прочно:

Можешь оттуда взирать на людей ты и видеть повсюду;

Как они бродят и путь, заблуждаяся, жизненный ищут;

Как в дарованьях они состязаются, спорят о роде, Ночи и дни напролёт добиваясь трудом неустанным Мощи великой достичь и владыками сделаться мира.

О вы, ничтожные мысли людей! О чувства слепые! В скольких опасностях жизнь, в каких протекает потёмках Этого века ничтожнейший срок! Неужели нс видно, Что об одном лишь природа вопит и что требует только, Чтобы не ведало тело страданий, а мысль наслаждалась Чувством приятным вдали от сознанья заботы и страха? Мы, таким образом, видим, что нужно телесной природе Только немногое: то, что страдания все удаляет.

Пусть наслаждения ей предоставить и многие можно, Но и приятней порой и не против воли природы, Если в хоромах у нас не бывает златых изваяний Отроков, правой рукой держащих зажжённые лампы, Чтобы ночные пиры озарять в изобилии светом;

И серебром не сверкают дома, и златом не блещут, И не гудят под резным потолком золоченым кифары;

Люди же вместо того, распростершись на мягкой лужайке На берегу ручейка, под ветвями высоких деревьев, Скромными средствами телу дают усладительный отдых, Если к тому ж улыбается им и погода, и время Года усыплет цветами повсюду зелёные травы.

Не покидает и жар лихорадочный тела скорее, Коль на узорных коврах и на ярком пурпуровом ложе Мечешься ты, а не должен лежать на грубой подстилке.

И потому, так как нет от сокровищ для нашего тела Проку нисколько, равно как от знатности или от власти, То остаётся считать и душе это всё бесполезным.

Разве, когда ты порой глядишь на свои легионы, Что по равнине снуют, представляя примерную битву, Вместе с большим подкрепленьем в запасе и конницей сильной, С равным оружьем в руках, с одинаковой силою духа, Иль когда видишь ты флот снующим повсюду на море, Что ж, убегают тогда, устрашённые зрелищем этим, В ужасе все суеверья твои? Разве страх перед смертью Сердце покинет твоё, оставив его беззаботным? Если ж мы видим, что это смешно и глумленья достойно, В самом же деле боязнь и заботы, преследуя смертных, Не устрашаются звоном доспехов и грозным оружьем, Но пребывают всегда средь царей и властителей смело, И не робеют они ни пред золота блеском нисколько, Ни перед пышностью яркой роскошных пурпуровых тканей, То усомнишься ли ты, что сила здесь в разуме только, Если к тому же вся жизнь пробивается наша в потёмках? Ибо как в мрачных потёмках дрожат и пугаются дети, Так же и мы среди белого дня опасаемся часто Тех предметов, каких бояться не более надо, Чем того, чего ждут и пугаются дети в потёмках.

Значит, изгнать этот страх из души и потёмки рассеять Должны не солнца лучи и не света сиянье дневного, Но природа сама своим видом и внутренним строем.

[Движение атомов: Стихи 62183] Ныне зиждительных тел основных объясню я движенье, Коим все вещи они порождают и вновь разлагают;

Сила какая к тому принуждает их, скорость какая Свойственна им на пути в пустоте необъятной пространства, Ты же внимателен будь и выслушай то, что скажу я.

Знай же: материя вся безусловно не сплочена тесно, Ибо все вещи, как мы замечаем, становятся меньше И как бы тают они в течение долгого века, И похищает их ветхость из наших очей незаметно;

В целом, однако, стоит нерушимо вещей совокупность В силу того, что тела, уходящие прочь, уменьшают Вещи, откуда ушли, а другие собой приращают:

Те – заставляя стареть, а эти – цвести им на смену, Всё же не медля и тут. Так весь мир обновляется вечно;

Смертные твари живут, одни чередуясь с другими, Племя одно начинает расти, вымирает другое, И поколенья живущих сменяются в краткое время, В руки из рук отдавая, как в беге, светильники жизни.

Если же думаешь ты, что стать неподвижно способны Первоначала вещей и затем возродить в них движенье, Бродишь от истины ты далеко в заблужденьи глубоком.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.