WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

Но, хоть и много чудес представляется взору людскому В этой стране, и слывет она посещенья достойной, Полная всяких богатств, укреплённая силой народа, Не было в ней ничего, что достойнее этого мужа И драгоценней, святей и славней бы его оказалось;

И песнопенья его из глубин вдохновенного сердца Так громогласно звучат, излагают такие открытая, Что и подумать нельзя, что рождён он от смертного корня.

Всё же и он, и все те, о которых мы раньше сказали, Что и ничтожней его и во многом значительно ниже, Хоть вдохновенно открыть удавалось им ценного много, И из святилищ сердец изрекать приходилось ответы Много священней и тех достоверней гораздо, какие Пифия нам говорит с треножника Феба под лавром, Всё же, дойдя до начатков вещей, потерпели крушенье, И велико для великих падение тяжкое было.

Прежде всего, потому, что они допускают движенье Без пустоты, вместе с тем принимая и мягкость, и редкость Воздуха, влаги, огня, земли, плодов и животных, Но пустоту в их тела не желают примешивать вовсе, Дальше, не знают они и пределов деления тела И никогда никакой границы дробленью не ставят, Предполагая, что нет у вещей величин наименьших, Хоть мы и видим, что есть в каждой вещи предельная точка, Что представляется нам наименьшей для нашего чувства.

Можешь из этого ты заключить, что предельная точка В том, что увидеть нельзя, и есть наименьшее нечто.

Так как к тому же ещё они полагают, что мягки Первоначала вещей, каковыми рождённые вещи С телом, подверженным смерти, мы видим, то, значит, должна бы Вся совокупность вещей давно уж в ничто обратиться, И возникать из него должно бы вещей изобилье.

То и другое, как ты убедишься, от правды далёко.

Эти стихии, затем, во многом враждебны, и ядом Служат одни для других, и поэтому или погибнут, Вместе сойдясь, или врозь они все разбегутся, как, видим, Молнии, ветер и дождь разбегаются, бурей гонимы.

И, наконец, если всё из стихий четырёх создаётся, Если все вещи затем на них разлагаются снова, То почему же считать, что они представляют собою Первоначала вещей, а не те им началами служат? Ведь и родятся они друг от друга и цветом взаимно Да и природою всей меняются испоконь века.

Если ж подумаешь ты, что, входя в сочетанья друг с другом, Тело огня и земли или воздух и жидкая влага Соединяются так, что природы своей не меняют, То ничего у тебя из них получиться не сможет:

Ни оживлённых вещей, ни бездушных, подобно деревьям.

Ибо природу свою в разнородном смешении этом Всё обнаружит, сойдясь: ты увидишь, как вместе с землёю Воздух мешается там, и огонь остаётся во влаге.

А между тем, при созданьи вещей, ведь должны непременно Первоначала вносить потаённую, скрытую сущность, Чтоб не являлось ничто препятствием или помехой Всяким созданьям иметь свои самобытные свойства.

Больше того: от небес и огней их они начинают И говорят, что сначала огонь обращается в токи Воздуха, воздухом дождь порождается, дождь образует Землю, и снова затем из земли всё выходит обратно:

Влага сначала, а там уж и воздух и сызнова пламя.

И непрерывно всё это сменяет друг друга, нисходит С неба к земле и с земли обратно к светилам небесным, Но невозможно никак так действовать первоначалам, Ибо должно пребывать всегда неизменное нечто, Чтобы не сгинуло всё совершенно, в ничто обратившись.

Ведь, коль из граней своих чтонибудь, изменяясь, выходит, Это тем самым есть смерть для того, чем оно было раньше, И потому, если то, о чем только что мы говорили, Вечно сменяется так, то оно состоит из другого, Что измененьям совсем подвержено быть уж не может, Ибо иначе в ничто у тебя обратятся вес вещи.

Так не признать ли скорей, что тела есть с такою природой, Что, породивши огонь какнибудь, точно так же способны, – При удалсньи из них немногих, с прибавкой немногих, Коль изменился их строй и движение, – воздух составить, И что таким же путём всё одно из другого выходит? «Но, возразишь ты, гласит сама очевидность, что в токи Воздуха всё из земли вырастает и кормится ею, И коль дождей не пошлет в надлежащую пору погода, Чтобы под ливнем из туч закачались, согнувшись, деревья, И если солнце всего не согреет теплом благодатным, То ведь не смогут расти ни деревья, ни злаки, ни звери».

Правильно. Да и коль нас не питала бы твёрдая пища С нежною влагой, то жизнь, покидая нас с гибелью тела, Все бы и мышцы тогда и все кости оставила наши.

И несомненно, что мы подкрепляем себя и питаем Пищею, свойственной нам, а иные созданья — иною.

Ведь коль во многих вещах однородные первоначала Смешаны многих вещей в сочетании многообразном, Разные вещи должны и питаться различною пищей, Часто имеет ещё большое значенье, с какими И в положеньи каком войдут в сочетание те же Первоначала и как они двигаться будут взаимно.

Те же начала собой образуют ведь небо и землю, Солнце, потоки, моря, деревья, плоды и животных.

Но и смешения их, и движения в разном различны.

Даже и в наших стихах постоянно, как можешь заметить, Множество слов состоит из множества букв однородных, Но и стихи, и слова, как ты непременно признаешь, Разнятся между собой и по смыслу, и также по звуку, Видишь, как буквы сильны лишь одним измененьем порядка.

Что же до первоначал, то они ещё больше имеют Средств для того, чтоб из них возникали различные вещи.

[Критика Анаксагора: Стихи 830920] Анаксагора теперь мы рассмотрим «гомеомерию», Как её греки зовут; а нам передать это слово Не позволяет язык и наречия нашего скудость, Но тем не менее суть его выразить вовсе не трудно.

Прежде всего, говоря о гомеомерии предметов, Он разумеет под ней, что из крошечных и из мельчайших Кости родятся костей, что из крошечных и из мельчайших Мышцы рождаются мышц и что кровь образуется в теле Из сочетанья в одно сходящихся вместе кровинок.

Так из крупиц золотых, полагает он, вырасти может Золото, да и земля из земель небольших получиться;

Думает он, что огонь – из огней и что влага – из влаги, Воображая, что всё таким же путём возникает.

Но пустоты никакой допускать он в вещах не согласен, Да и дроблению тел никакого предела не ставит, А потому несомненно, что так же двойную ошибку Делает он, как и те, о которых мы раньше сказали.

Первоначала, к тому ж, у него неустойчивы слишком, Ежели только считать допустимо за первоначала То, что природы такой же, как вещи, что так же страдает И погибает и что уберечь от конца невозможно.

Что же могло бы из них удержаться под натиском мощным И от кончины бежать под самыми смерти зубами? Воздух, вода иль огонь? Или что ещё? Кровь или кости? Нет, я уверен, ничто. Ибо все одинаково вещи Смертными будут вполне, как и то, что, мы видим, открыто Гибнет на наших глазах, какойнибудь сломлено силой.

Но невозможно вещам ни в ничто отходить, ни, обратно, Из ничего вырастать, как я то доказал уже раньше.

Кроме того, так как пища растит и питает нам тело, Надо считать, что и вся наша кровь, наши жилы и кости Из чужеродных вещей должны состоять непременно, Если же тут возразят, что всякая пища имеет Смешанный, сложный состав и что в ней заключаются тельца Мускулов, части костей и кровинки, и мелкие жилки, Выйдет, что надо считать, будто всякая твёрдая пища, Так же, как жидкость, сама состоит из вещей чужеродных:

Из сухожилий, костей, и гноя, и крови в смешеньи.

Далее, если всему, что растёт из земли, заключаться Надо в самой же земле, то земля состоит непременно Из чужеродных вещей, что на свет из земли возникают.

То же ты можешь сказать и о прочем, коль будет угодно:

Если таятся в дровах и пламя, и дым вместе с пеплом, Из чужеродных вещей и дрова состоят несомненно, Из чужеродных вещей, что из дров, выходя, возникают.

Здесь остаётся одна небольшая возможность увёртки, Анаксагор за неё и хватается, предполагая, Будто все вещи во всех в смешеньи таятся, но только То выдаётся из них, чего будет большая примесь, Что наготове всегда и на первом находится месте.

Правдоподобия нет никакого в таком объясненьи, Ибо тогда и зерно, дробимое камнем тяжёлым, Крови следы оставлять должно бы на нём постоянно Или ещё чтонибудь, что в нашем питается теле;

Были б и травы должны подобным же образом часто Кровь источать из себя при треньи их между камнями;

Стали бы воды струить такие же сладкие капли, Как молоко, что течёт из сосцов у овец густорунных;

Было бы видно тогда, как и в комьях земли размельчённых Разного рода трава и хлебные злаки, и листья В маленьком виде в земле потаённо рассеяны всюду;

И, наконец, расколовши дрова, мы увидеть могли бы Пепел и дым, и огни потаённые в маленьком виде.

Но, очевидно, раз нет подтвержденья тому никакого, Надо считать, что в вещах не бывает такого смешенья, А сокровенно должны в вещах семена заключаться, Общие многим вещам в сочетании многообразном.

«Но на высоких горах, – возражаешь ты, – часто бывает, Что у громадных стволов вершины соседние трутся, Если их ветры гнетут могучею силой, и, ярко Вспыхнув, взвивается тут языками горящими пламя».

Правильно. Но не огонь заложён в деревьях, а только Множество жара семян, и онито от сильного тренья, Вместе друг с другом сплетясь, порождают лесные пожары.

Если же было б в лесах потаённым готовое пламя, То не могли б ни на миг, скрываясь, огни оставаться, Но сокрушали б везде все леса и деревья сжигали б.

Видишь ли ты, наконец, о чём только что мы говорили, Что постоянно имеет большое значенье, с какими И в положеньи каком войдут в сочетание те же Первоначала и как они двигаться будут взаимно;

Как, лишь слегка изменив сочетанья, они порождают Дерево или огонь? И подобным же образом так же, При изменении лишь сочетания букв, создаются Разного рода слова совершенно различного смысла.

И, наконец, если всё, что в вещах наблюдаешь ты явных, Может, потвоему, быть не иначе, как если представить, Что и у тел основных такая же точно природа, – Первоначала вещей у тебя совершенно погибнут:

Выйдет тогда, что они заливаются хохотом звонким, И по лицу и щекам текут у них горькие слёзы.

[Задачи поэмы: Стихи 921950] Что остаётся теперь, – ты узнай и внимательно слушай.

Я не таю от себя, как это туманно, но острый В сердце глубоко мне тирс вонзила надежда на славу И одновременно грудь напоила мне сладкою страстью К Музам, которой теперь вдохновляемый, с бодрою мыслью По бездорожным полям Пиэрид я иду, по которым Раньше ничья не ступала нога. Мне отрадно устами К свежим припасть родникам и отрадно чело мне украсить Чудным венком из цветов, доселе неведомых, коим Прежде меня никому не венчали голову Музы.

Ибо, вопервых, учу я великому знанью, стараясь Дух человека извлечь из тесных тенёт суеверий, А вовторых, излагаю туманный предмет совершенно Ясным стихом, усладив его Муз обаянием всюду.

Это, как видишь ты, смысл, несомненно, имеет разумный:

Ведь коль ребёнку врачи противной вкусом полыни Выпить дают, то всегда предварительно сладкою влагой Жёлтого мёда кругом они мажут края у сосуда;

И, соблазнённые губ ощущеньем, тогда легковерно Малые дети до дна выпивают полынную горечь.

Но не становятся жертвой обмана они, а, напротив, Способом этим опять обретают здоровье и силы.

Так поступаю и я. А поскольку учение наше Непосвящённым всегда представляется слишком суровым И ненавистно оно толпе, то хотел я представить Это ученье тебе в сладкозвучных стихах пиэрийских, Как бы приправив его поэзии сладостным мёдом.

Может быть, этим путём я сумею твой ум и вниманье К нашим стихам приковать до тех пор, пока ты не познаешь Всей природы вещей и законов её построенья.

[Бесконечность пространства: Стихи 9511007] Раз уже я доказал, что плотны тела основные И что летают они нерушимые в вечном движеньи, То мы рассмотрим теперь, бесконечна ли их совокупность Или же нет; а затем, бытие пустоты доказавши Или пространства и места, где все созидаются вещи, Выясним, есть ли конец у пространства во всём его целом Или безмерно оно и зияет бездонною бездной.

Нет никакого конца ни с одной стороны у вселенной, Ибо иначе края непременно она бы имела;

Края ж не может иметь, очевидно, ничто, если только Вне его нет ничего, что его отделяет, что б видно Было, доколе следить за ним наше чувство способно.

Если ж должны мы признать, что нет ничего за вселенной, Нет и краев у неё и нет ни конца ни предела.

И безразлично, в какой ты находишься части вселенной:

Где бы ты ни был, везде, с того места, что ты занимаешь, Всё бесконечной она остаётся во всех направленьях.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.