WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |

WLADYSLAW TATARKIEWICZ

O SZCZESCIU

Wydanie szoste,

przejrzane i poprawione

PANSTWOWE WYDAWNICTWO NAUKOWE

WLADYSLAW TATARKIEWICZ

О DOSKONALOSCI

WARSZAWA 1976

PANSTWOWE WYDAWNICTWO NAUKOWE

В.Татаркевич

О СЧАСТЬЕ

И СОВЕРШЕНСТВЕ

ЧЕЛОВЕКА

Составление и перевод с польского Л. В. Коноваловой

Предисловие и общая редакция

доктора философских наук профессора Л. М. Архангельского

МОСКВА

ПРОГРЕСС

1981

Редактор Шестернина Н.Л.

Редакция литературы по философии и педагогике © Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1962 © Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1976 © Составление, предисловие и перевод на русский язык с сокращениями «Прогресс», 1981 Т 10507910 15 81 006(01)81 0302050000 ПРЕДИСЛОВИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО В ПОИСКАХ СЧАСТЬЯ Книга польского философа и писателя Владислава Татаркевича «О счастье и совершенстве человека» представляет широким калейдоскоп мнений, оценок, суждений по двум тесно связанным проблемам: проблеме счастья и проблеме человеческого совершенства, затрагивающих наиболее сокровенные чаяния людей, характерные для любого этапа общественной истории. Автор книги благодаря своей широчайшей эрудиции знакомит читателя со многими извест­ными и неизвестными воззрениями мыслителей разных эпох по ним проблемам.

Книга В. Татаркевича – не простое «собрание» мнений по определенным вопросам типа «в мире мудрых мыслей». Он организует, выстраивает историкофилософский, культурологический материал так, что за всем этим хорошо просматривается авторская концепция счастья и нравственного идеала. Но прежде чем приступить к аналитической оценке проделанной автором работы, надо ближе познакомить читателей с личностью самого автора.

Владислав Татаркевич (1886 – 1980 гг.) – широко известный в Польше и за ее пределами философ, эстетик, искусствовед. Вся его долгая жизнь – пример неустанной педагогической, научной и общественной деятельности. В разные годы он работал в Варшавском, Познанском и других университетах ПНР, выступал с многочисленными публичными лекциями, вел работу в международных организациях и научных журналах. В. Татаркевич был действительным членом Польской Академии наук (с 1956 г.). На протяжении долгих лет он являлся председателем Варшавского философского общества, возглавлял Институт фи­лософии Польской Академии наук. Научная деятельность В. Татаркевича отмечена многими правительственными на­градами Польской Народной Республики. Интересы В. Татаркевича многогранны: история филосо­фии, искусствоведение, эстетика, этика. В каждой из этих областей он добился значительных результатов и снискал себе заслуженный моральный и научный авторитет в уче­ных кругах и среди широкой общественности. Им опубли­ковано более трехсот научных работ, среди них фундамен­тальные исследования «История философии» и «История эстетики». Характерно, что первой большой его работой стала книга «О безотносительности добра» (1919 г.), а в 1976 г. он издал книгу «О совершенстве», фрагмент которой включен в настоящее издание. Многие работы ученого неоднократно переводились на европейские языки, широко известны в Советском Союзе. Проблема счастья интере­совала В. Татаркевича всю жизнь: уже в 1918 г. он сделал на эту тему доклад в Варшаве, а в 1920 г.– в Вильнюсском университете; в 1918 г. опубликовал в философском жур­нале (Варшава) статью о понятии счастья, затем в течение двадцати лет собирал материалы, в 1938 г. начал писать книгу о счастье. Он писал ее даже в наименее благоприят­ных для этого условиях, во время войны и оккупации, не утрачивая оптимизма и веры в счастливое будущее страны. Первое издание книги было осуществлено в 1948 г., второе – в 1949, третье – в 1962, четвертое – в 1965, пятое – в 1970, шестое – в 1975 г. Книга переведена на словацкий и английский языки. Рецензенты отмечали, что она представляет собой уникальное явление в ми­ровом масштабе – чтото вроде энциклопедии счастья, повествующей обо всех возможных аспектах этой про­блемы, как теоретических, так и практических, как ис­торикофилософских, так и семантических.



Обращает на себя внимание стремление автора создать всестороннее, философски обоснованное понятие счастья путем тщательного анализа многозначности его словесного выражения. Теории счастья, оказывается, небезразличны к разговорному языку, который привносит в них немало субъективных оттенков, смысловых вариантов основного понятия. Аналитическая мысль автора выделяет наиболее существенные значения, с которыми издавна было связано понятие счастья. Историческая реконструкция понятия – важная и весьма полезная работа, позволяющая в результа­те объединения логического и исторического анализа уста­новить не только направление философских поисков истины, но и прийти к ее научному обоснованию. В. Татаркевич очень четко разграничивает объективное и субъективное, психо­логическое значение понятия счастья, выявляет их связь, переходы, несоответствие и единство.

Автор отказывается от обычного употребления счастья в значении везения или фортуны, удачи и счастья в значении радости, восторга, упоения, поскольку счастье и в том, и в другом значении не может стать осознанной целью челове­ческой жизни. Он положительно оценивает теории, свя­зывающие счастье с возвышенными целями, выводящие счастье из чегото относительно постоянного, устойчивого. Заслугу древнегреческих мыслителей, исследовавших про­блему счастья, автор видит в том, что они положили на­чало традиционному для всей последующей истории этики отождествлению счастья с достижением наивысших благ, доступных человеку. В. Татаркевич ведет своеобразный диалог с мыслителями прошлого, ссылается на мнения уче­ных и писателей нового времени, выдвигая перед вообра­жаемыми собеседниками вопросы, с помощью которых обнаруживает пределы допустимого в том или ином толко­вании счастья. Да, допустимо объяснение счастья как наи­высшего блага, но как трактовать само благо? Ведь то, что является благом для одного человека, не является таковым для другого, у людей разные понятия блага, И здесь обнаруживаются не только различия индивидуаль­ных пристрастий, но и различные классовые, идеологичес­кие ориентации. Отвлекаясь, однако, от этих различий, автор получает возможность выявить логическую струк­туру понятия счастья. Сущность счастья – в обладании благами жизни, а радость есть только естественное след­ствие обладания благами.

Анализируя эволюцию понятия счастья, В. Татаркевич приходит к его современному пониманию, отмечая, что счастье связано не просто с обладанием высшим благом, а с положительным балансом жизни, то есть с преобладанием добра над злом. Отмечая, далее, еще одно значение поня­тия счастья – счастье как удовлетворенность жизнью, подчеркивая его преимущество, заключающееся в том, что оно позволяет оценивать жизнь в целом, автор переходит к рассмотрению дефиниции счастья на основании предварительного семантического анализа. Хотя каждая из отме­ченных трактовок счастья имеет право на существование, дефиниция, по справедливому мнению В. Татаркевича, необходима, чтобы обеспечить взаимопонимание людей. Правда, автор не очень уж строго придерживается названия глав: фактически все четыре главы первой части посвя­щены одной цели – определению понятия счастья с разных точек зрения, выявлению наиболее рациональных подхо­дов, отсечению ошибочного, субъективного.

Разговор о дефиниции счастья – по сути дела, рассуж­дение о возможности объективного определения этого по­нятия, затемненного многозначностью его интерпретаций в истории философской мысли. В. Татаркевичу пришлось привлечь немало дополнительных, уточняющих признаков, чтобы идентифицировать понятие счастья с сущностью са­мого явления. Счастье, по мнению автора, не просто удов­летворенность жизнью, а удовлетворенность жизнью в целом, при этом полное, длительное удовлетворение. Но возможно ли такое для человека, чья судьба, как правило, противоречива, а жизненные впечатления приобретают различную тональность в зависимости от обстоятельств и меняющегося к ним отношения? Отвечая на этот вопрос, В. Татаркевич проявляет себя не только как прекрасный знаток историкофилософской литературы, но и как хоро­ший психолог, использующий ценные жизненные наблю­дения над состоянием человеческой психики. Так, спра­ведливо считая удовлетворение жизнью во всей ее полноте максимальным условием счастья, но трудно достижимым именно в силу его максимальности, В. Татаркевич отмечает психологическую способность человека распространять на жизнь в целом удовлетворенность какимлибо одним из ее проявлений. Эта компенсаторская функция человеческой психики делает иных индивидов счастливыми, когда они далеки от максимального условия счастья. Он замечает также, что непрерывное состояние радости противоестест­венно человеку, поэтому счастье не столько в самой радо­сти, сколько в желании достичь определенной цели. Ощу­щение динамики жизни противоположно состоянию покоя, застоя, противопоказанного человеческому естеству. От­носительно и понятие полной удовлетворенности, ибо па­раметры человеческих переживаний безграничны и не подлежат количественному измерению. Но безусловной является глубина переживаний. Взятая с положительным знаком, она, по справедливому мнению В. Татаркевича, является одним из важнейших критериев счастья.





Рассматривая понятие счастья через призму его отно­сительного и абсолютного содержания, В. Татаркевич приходит к необходимости различать счастье идеальное и реальное. Здесь ценным является обоснование характерного для этических категорий способа определения ре­ального через идеальное. Счастье легче определить идеаль­но, так как невозможно выяснить минимум удовлетворен­ности, но возможно представить ее максимум (целостность, постоянство, полнота). Отсюда следует, что мера прибли­жения к идеалу является критерием оценки реального счастья.

Следует отметить еще одну особенность в понимании счастья, на которую обращает внимание В. Татаркевич. Счастье, говорит он, имеет субъективнообъективную ос­нову. Это значит, что субъективное ощущение счастья должно быть объективно обусловленным. Такой подход позволил В. Татаркевичу вывести абстрактнообобщенную формулу счастья: счастьем является постоянное, полное и обоснованное удовлетворение жизнью. Эта принципиально важная формулировка помогает в дальнейшем В. Татаркевичу оценить теории, рассматривающие возмож­ность или невозможность достижения счастья, о чем еще будет идти речь.

Привлекая все новые и новые источники, польский фи­лософ высвечивает самые неожиданные грани соотношения объективного и субъективного в счастье. Продолжая мы­сленный диалог с представителями различных эпох и мировоззрений, В. Татаркевич находит рациональный смысл, казалось бы, в несовместимых взглядах. Зависит ли сос­тояние счастья от осознания счастливой жизни или мысль о счастье разрушает естественное ощущение радости и удовлетворения ею? Счастливый осознает свое счастье только тогда, когда задумывается о нем. Если так понимать Сенеку, то он прав. Однако постоянное размышление о соб­ственном счастье и самом себе не только не нужно счаст­ливому, но и действует разрушающе на счастье, как это правильно подметил Товернер. Так ненавязчиво и предель­но просто, без намека на назидательный тон разматывает В. Татаркевич нить познания сложного нравственнопси­хологического состояния человека. Нередко, однако, его вопросы, адресованные к теоретикам и читателю одновременно, остаются без ответа. Так, очень важный аспект по­нимания счастья, вытекающий из связи счастья человека с удовлетворением его потребностей, со ссылкой на Вольтера («Нет подлинного счастья без подлинных потребно­стей»), повлек законный вопрос: какие же потребности следует считать подлинными? Ответ на него нельзя счи­тать исчерпывающим, тем более что он не затрагивает существа вопроса. Количественный подход здесь неприме­ним: дело ведь не в том, что все или не все потребности удов­летворены, на что обращает внимание В. Татаркевич, а в самом характере потребностей. В данном случае напраши­вается связь обсуждаемой темы с концепцией разумных потребностей, занимающей принципиально важное место в марксистской теории формирования всесторонне развитой личности. Марксистское понимание счастья противостоит потребительскому отношению к жизни и рассматривается как следствие удовлетворения высших потребностей (в твор­ческой деятельности, общественном самоутверждении, в гармонии чувств).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.