WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

УДК [338.45:621](470) ББК 659(2)304.15

Т23

Тадтаев X. Б.

Т23 Этнос. Нация. Раса. Национальнокультурные особенности детерминации процесса познания / Под ред. С. И. Замогильного. — Саратов: Издво Сарат. унта, 2001. — 248 с.: ил. ISBN 5292026034 Причины формирования национальнорасовых предрассудков и миф'ов, корреля­ция между национальнорасовой принадлежностью и особенностями творческого мышле­ния человека таков круг вопросов, которые автор данной монофафин исследует на материале этнографии, этнологии, психологии, антропологии, истории, философии. Ана­лизируется диалектика генетических и социокультурных факторов в происхождении сти­лей мышления. Показывается парадоксальность феномена этнического и всех его детерминант.

Для специалистов в сфере гуманитарных наук, всех интересующихся философ­скими проблемами этнопсихологии, онтологией обострения национальных отношений.

Ил. 1. Табл.! Рецензенты Доктор философских наук, профессор В. II. Яр екая Доктор философских наук, профессор В. Н.Гасилин УДК [338.45:621](470) ББК 65.9(2)304. ISBN ©Тадтаев IX. В., ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА В последние годы так много пишется о национальной проблеме, что, кажется, в данной области нет ничего неизвестного, а все понятия явля­ются научно отрефлексированными. Это глубокое заблуждение поддержива­ется обилием эмпирического материала, скопившегося в результате описания межнациональных взаимодействий. Создается впечатление, что мы сейчас знаем об этом все, так как можем ответить на вопрос «как?» и истина лежит прямо на поверхности, она очевидна и самодостаточна. Особенно это касает­ся такой проблемы, как межнациональные конфликты. Ведь они так хорошо исследованы! И всетаки закрадывается сомнение, обусловленное односто­ронностью механизмов описания. Этнонацио'нальные конфликты это та реальность, которая проявила себя с невиданной силой в конце XX века и коснулась не только нашей страны и стран бывшего СССР, но существует также в очень благополучных странах или рядом с нами. В то же время это явление не отрефлексировано в высшей теории, а то, что за нее выдается, представляет собой хоть и нечто совершенное, но все же умозрение. Чаще всего так называемая «теории конфликтов» есть не что иное как системати­зация своих собственных, либо хорошо описанных чужих представлений, по сути дела хороший каталог иллюзий, либо добротная хронология заблуж­дений. Мы говорим, что сегодня совокупность скрытых и явных конфликтов угрожает Российской Федерации. Но попробуйте заставить политика отве­тить на вопрос «что угрожает?» и даже «кто угрожает?», дайте ему 10 иссле­довательских групп и 50 лучших аналитиков, он соберет вам груду никому НС нужных сведений, таблиц и важных сообщений, от которых все равно не будет толку. Причины разные, но главная заключается в том, что теории не создаются в административных коридорах или рядом с ними, по заказу чи­новников не рождается нечто, сотворенное гением или просто талантом. Но ЖС же теория есть теория, и она обладает определенным статусом. В этой. области, кроме всего прочего, нужно обладать предельно широкой эрудици­ей, чутьем и владеть несколькими отраслями знания. Само по себе обостре­ние национальных отношений налагается на экономический, политический и вциальный кризис, а также является не только следствием и результатом, но причиной.

Вторжение в сферу причинного объяснения и делает науку наукой.

Данная работа как раз является одной из первых попыток подобного ода. Мы изучали национальные взаимодействия как этнологи, социо ОГИ, историки. Давайте осуществим попытку прочитать эту историю si{ философы. Она осуществлена в книге Х.Б. Тадтаева «Этнос. Нация.

Раса. Национальнокультурные особенности детерминации процесса познания». Хотя книга и не посвящена прямо проблеме конфликтов, или же, наоборот, задаче создания безконфликтного полиэтнического пространства, она выходит на тот глубинный онтологический уровень, на фоне которого и возможно подлинное понимание этнических про­блем и их движущих мотивов.

В датой книге многое переосмыслено, и если мы встречаемся со зна­комыми терминами «этнос», «нация», «раса» это не означает, что начнет­ся скучное повторение пройденного и автор начнет излагать «точки зрения», принимая одни и отвергая другие. Все понятия подчинены единой задаче и становятся содержательными только в рамках цельной теории. Прежде всего обращает внимание то, что Х.Б. Тадтаев показывает парадок­сальность феномена этнического и всех его детерминант.



Что консолидирует большие группы людей в этнические образования? Общность языка? Но внутри одного этноса могут функционировать не­сколько языков (мордва, грузины). Ирландцы в большинстве своем го­ворят на английском, греки бывшего СССР говорили на русском, а из 55 млн французов 15 млн человек говорят на местных языках (бретонский, каталонский, корсиканский). Но эти народы считают себя соответствен­но ирландцами, греками, французами. Двуязычие, полиязычие или даже утрата языка не являются препятствием для осознания своего нацио­нального единства. Общность территории? Но ее два десятка столетий не имели евреи (у них почти столько же времени не было общности языка). Информация, которая имеется в книге, вызывает желание ею воспользоваться, автор собрал ее тщательно и очень профессионально. Но все же основной «изюминкой» книги является, на мой взгляд, ее по­следние разделы, посвященные корреляции ' между национальнорасовой принадлежностью и особенностями творческого мышления. При этом я могу также упомянуть, что сам автор обладает не просто научным, но научнохудожественным типом мышления, достаточно редким в наше рациональное время, во всяком случае работа наполнена чувством и написана красками разных цветов, среди которых отсутству­ет серый. Она вызывает эмоции, и в этом проявляется его собственный национальный характер. Во всяком случае для меня как славянина очень важно, что осетин Тадтаев написал одну из интереснейших в Рос­сии работ, которая, на мой взгляд, является вкладом в стабилизацию нашего общества.

Доктор философских наук, профессор С. И. Замогильный Глава I НАЦИОНАЛЬНОРАСОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ 1.1. ФИЛОСОФСКИЕ ПОНЯТИЯ «ЭТНОС», «НАЦИЯ», «РАСА» Прежде чем приступить к исследованию проблемы, необходимо условиться относительно тех понятий, которыми мы оперируем. Потреб­ность в дефиниции понятий «этнос», «нация», «раса» объясняется их поли­семантичным характером. Данные понятия нередко употребляются в различных смысловых значениях. Так, в понятие «этнос» часто вкладывают столь разный смысл, что всякий раз возникает необходимость дать содер­жательное определение этничности.

Понятия «этнос» и «нация» иногда отождествляются, или же разли­чия значений этих понятий сводится к минимуму1. Однако их полное отождествление представляется необоснованным. Несмотря на родство, между ними существует определенное смысловое различие. Понятие «этнос» выступает в роли общего, родового по отношению к понятиям «племя», «народность», «нация». Этнос означает исторически возник­ший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией. Подобное определение этноса часто встречается, но вряд ли его можно считать общепринятым. Чаще всего неприятие вызывает характеристика этноса как социального образова­ния. Понятия «племя», «народность», «нация» также не нашли своего однозначного общепринятого истолкования. В силу указанных причин приведенное определение этноса используем в виде рабочего аппарата, отнюдь не отвергая ограниченность подобной дефиниции.

Понятие «нация» также неоднозначно истолковывается как в зару­бежной, так и в отечественной научной литературе. При определении этого понятия исследователи часто исходят из диаметрально противо 1 См.: Гумилев Л.Н. География тгноса в исторический период. Л., 1990.

положных позиций. Дело осложняется тем, что в различных государст­вах понятие «нация» применяется в различных смысловых значениях, "Гак, во многих зарубежных странах национальность означает граждан­ство определенной страны. Например, большинство населения Бельгии считается по национальности бельгийцами, хотя по этнической принад­лежности более 55% населения составляют фламандцы, говорящие на фламандском (нидерландском) языке, и 45% валлоны, говорящие на валлонском диалекте французского языка. Аналогичное положение, когда национальная принадлежность не совпадает с этнической, ~ явле­ние частое как в Европе (Швейцария, Испания), так и в Азии (Иран, Аф­ганистан), Америке (Канада, Боливия) и т.д.





Если в большинстве зарубежных стран национальность не означает этническую принадлежность, то в отечественной литературе иная тра­диция здесь нация означает исключительно этническую принадлеж­ность.

Балкарцы и кабардинцы, чеченцы и ингуши, буряты и якуты граждане России, но их не принято называть русскими. Для обозначения их граждан­ской принадлежности к России применяется понятие «россияне». Данное понятие охватывает как русских, так и представителей множества других национальностей, населяющих Российскую Федерацию.

В отечественной литературе понятия «национальное» и «этниче­ское» чаще отождествляются, несмотря на их определенное смысловое различие. Под словом «национальность» обычно подразумевается сово­купность всех лиц одной этнической принадлежности, независимо от их гражданской принадлежности и места проживания. Украинцы прожи­вают не только на Украине, но также в России, Казахстане, Канаде, Ав­стралии и т.д., однако по своей этнической принадлежности они в большинстве своем остаются украинцами. Но термин этническая общ­ность» истолковывается в отечественной литературе не всегда однозначно. Чаще всего под «этнической» понимается общность, объеди­няющая людей, имеющих специфические этнические (национальные) черты культуры и техники, а также «общее самосознание и самоназва­ние»'.

Содержание терминов «национальность» и «нация» достаточно не­определенно. Если названные понятия в отечественной литературе2 рас­сматриваются чаще всего как тождественные, то в зарубежной 1 Бромлей Ю.В. К разработке понятийнотерминологических аспектов национальной проблематики // Советская этнография. 1989. №6. С. 4.

' См.: Исламов Т.М. Вопросы нации, национального самосознания и национальной идеоло­гии в австрийской историографии// Национализм и формирование наций. М., 1994. С.179180.

историкофилософской литературе им придается различное смысловое •значение. Так, австрийский исследователь Роберт А. Канн (с 1933 г. в США) видит принципиальное различие между «нацией» (более значи­тельным понятием) и «национальностью» (более скромным понятием). Он утверждает, что термин «национальность» имеет менее законченный характер, чем «нация», при этом ссылается на «Оксфордский словарь», где национальность рассматривается как народ, потенциально могущий в будущем стать нацией1.

Поскольку в отечественной литературе для обозначения этнической общности менее «значительной» по сравнению с нацией по традиции употребляется термин «народность», то в дальнейшем понятия «нация» и «национальность» будем употреблять как тождественные.

Весьма неопределенно в научной литературе также соотношение по­нятий «национальное» и «этническое».

В приведенном определении этноса на первый план выдвигаются факторы социальные: «культура», «самосознание», «самоназвание» и т.д. По мнению Ю.В. Бромлея, подобная аргументация вполне логична, поскольку этнос характеризуется как явление социальное. Формирова­ние этноса объясняется через социальные законы развития общества. Как порождение этноса, так и его развитие объясняются исключительно общественными процессами. Подобная трактовка этноса характерна для большинства отечественных и зарубежных исследователей, хотя в нача­ле нашего столетия этнос чаще характеризовался как биологическая популяция. Так, русский исследователь С.М. Широкогоров определяя этнос как группу «людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличаемых его от тако­вых других»2, все же причисляет этнос к биологической общности. При подобной точке зрения биологизация этноса не ведет к отрицанию со­циальных «факторов. Биологическое и социальное удивительным обра­зом сочетаются, хотя определяющим в конечном итоге все же объявляется биологическое. В данном случае показательно, что при лю­бой трактовке этноса игнорировать социальные факторы абсолютно невозможно. Наличие социальных факторов в этносе очевидно, другое дело какую значимость им придавать.

1 См.: Капп R.A. Das Nationalitatenproblem der Habsburgermonarchchie. Graz; Koln, 1964.

Bd.l.S.42.

2 Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Шанхай, 1923. С.22.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.