WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |
оказалась дополнена (не во всем совпадающей с ней) этноконфессиональной: конкурирующие суфийские тарикаты, в каждом из которых существует несколько вирдов во главе с устазом (богоизбранным духовным наставником с неограниченным авторитетом). Чеченские тайпы, особенно горные, вели в годы Кавказской войны (1818–1864 гг.) упорную борьбу с российскими войсками и потому стали жертвами жестоких карательных акций, а часть переселилась в пределы Османской империи. В ходе войны была потеряна часть освоенных чеченцами земель, что значительно обострило аграрные отношения.

В составе Российской империи начинается медленный процесс консолидации, сдерживаемый сохранением традиционной и этноконфессиональной структуры чеченского общества, зигзагами российской политики. Консолидация нахских обществ на территориальной основе вела к формированию чеченского и ингушского этносов, иногда из одних и тех же тайпов.

При всей трагичности последствий Кавказской войны даже в годы военных действий развивались экономические связи чеченцев с казаками, многонациональным населением русских городов–крепостей на Северном Кавказе, включая куначество. В конце Кавказской войны у чеченцев получает распространение кадирийский тарикат зикризм, основанный шейхом КунтаХаджи [14], который противопоставил идее газавата идею смирения, отказ от насилия и переход чеченцев к мирной жизни. Российская администрация не смогла использовать миротворческий потенциал учения КунтаХаджи, и в условиях политики «адат против шариата» он был арестован и сослан в 1864 г., а его движение разгромлено.

Кавказская война и ее последствия нарушили естественное развитие чеченцев (как и других горских народов), сложилась новая этнодемографическая ситуация, закрепленная аграрной, судебной и административными реформами (60–70 гг. XIX в.).

Реформы при всех противоречиях, издержках и злоупотреблениях способствовали, с одной стороны, сохранению и относительно приемлемому для местных традиционных обществ воспроизводству чеченцев и других этносов, вошедших в состав Российской империи, с другой стороны, создали предпосылки для их интеграции в социокультурную систему России [15]. Власти империи нейтрально относились к этничности подданных, но тщательно регулировали религиозные отношения. Первоначально русская администрация, как уже отмечалось, проводила политику «адат против шариата» в связи с ролью мусульманского духовенства в Кавказской войне и русскотурецких противоречиях на Кавказе. Однако адаты серьезно противоречили российскому законодательству, а традиционные судебные механизмы и система наказаний не вписывались в правовое поле империи.

Постепенно начался переход к политике «шариат против адата», что было связано с относительной стабилизацией российской системы военнонародного управления, которое было основано на сочетании гражданского (местным населением) и военного (войсками) управления. Мусульманское «духовенство» стало интегрироваться в систему российского государственного управления после введения в 1872 г. Положения об управлении мусульманским духовенством шиитского и суннитского направлений. Формируется феномен «российского ислама». Медленно, но начинает развиваться просвещение – в 1863 г. в Грозном была открыта городская школа, чеченские дети обучались также в Ставропольской гимназии, школах при военных частях, а также примечетских школах. В 1872 г. выходит первая этнографическая работа чеченца – российского офицера Умалата Лаудаева «Чеченское племя». П.К. Услар создает на основе русского алфавита чеченский букварь и грамматику. С Чечней связаны также имена многих деятелей русской культуры: Л.Н. Толстой, М.Ю. Лермонтов и т.д. Русские города и крепости становятся центрами трансляции русской культуры на чеченцев и других горцев.

Однако адаптация чеченцев к российской политической и социокультурной системе развивалась медленнее, чем у большинства других народов Северного Кавказа. Это находило отражение в восстаниях, самое крупное из которых было в 1877–1878 гг., абречестве. Определяющим фактором недовольства было малоземелье горцев. Адаптацию сдерживал и полиюридизм – противоречивое взаимодействие обычного права, шариата и российских законов. Тем не менее, модернизационные процессы охватывали и чеченское общество: формировалась чеченская интеллигенция, получили распространение профессиональные формы искусства. Чеченцы добровольно в составе российской армии сражались во всех войнах России XIX – нач. XX вв., в том числе, в русскотурецкой 1877–1878 гг. О. Чермоев и И. Алиев получили генеральские звания. Начинает складываться предпринимательская прослойка – торговая, промышленная. Среди них выделяется крупнейший нефтепромышленник Тапа Чермоев.

Революция 1917 г. и Гражданская война прервали процесс медленного становления феномена «российскости», как результата партнерства народов и интеграции на основе культурного сближения, усвоения русской культуры на собственной этнической основе. Чечня, как и другие регионы страны, испытала трагедию белого и красного террора. Часть чеченцев поддерживала большевиков, другая приняла участие в попытках создать Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, Горской республики [16].

После победы советской власти Чеченский округ вошел в состав Горской АССР (1921г.) и получил некоторые элементы административнонациональной автономии. Нерешенность аграрного вопроса привела к распаду Горской АССР и образованию Чеченской автономной области.

Советская модернизация (ускоренная индустриализация, коллективизация, переселение чеченцев с гор на плоскость, силовые попытки преодолеть традиционное общественное устройство и постепенный переход к преследованию мусульманского духовенства, в т.ч. поддержавшего большевиков в годы Гражданской войны) привела к многочисленным восстаниям в 2030е годы. Местное партийное руководство и командование СКВО руководствовалось при подавлении восстаний карательной тактикой, разработанной генералом А.П. Ермоловым еще в 1816 г. [17]. Антисоветские выступления стали приобретать характер партизанского движения. В конце 30х годов к его руководству приходят на смену религиозным авторитетам перешедшие на сепаратистские позиции представители чеченской интеллигенции нового поколения. С целью усилить советскую модернизацию, культурное развитие в Чечню направляют русских и русскоязычных специалистов. В состав Чеченской АО был включен Сунженский район, заселенный преимущественно казаками, а также город Грозный и Грозненский округ (1929), что значительно усиливало экономический и культурный потенциал Чечни. В 1934 г. была образована ЧеченоИнгушская АО с центром в Грозном, которая в 1936 г. получила статус автономной республики [18]. Антисоветские выступления и карательные методы борьбы с ними отрицательно сказывались на советской модернизации Чечни, но она, несомненно, нарастала, меняя социальную структуру, экономический и культурный облик республики.

В годы Великой Отечественной войны на основе искаженной информации о массовости антисоветской борьбы в ЧИ АССР и сотрудничестве с фашистами 31 января 1944 г. Государственный комитет Обороны принял постановление о выселении чеченцев, ингушей в Казахстан и Среднюю Азию и ликвидации ЧИ АССР. В результате депортации, которая началась 23 февраля 1944 г. было вывезено более 478 тыс. чеченцев и ингушей. Депортация 1944–1957 гг. стала для чеченцев и ингушей демографической катастрофой. Одной из целей депортации, возможно, была попытка подорвать традиционную структуру чеченского и ингушского обществ, чтобы ускорить их адаптацию к советской модели индустриального общества, но произошло противоположное – регенерация традиционных структур и механизмов жизнеобеспечения и воспроизводства этноса. Последствия депортации стали наиболее болезненной частью этнического самосознания, через призму которого воспринимались и оценивались все последующие события.

После реабилитации чеченцы вновь были включены в 60–80е годы XX в. в советскую модернизацию, начала формироваться социальная структура, характерная для советской модели индустриального общества, но, как отмечено выше, процесс этот не был завершен и по основным показателям отставал от других народов региона. После реабилитации была восстановлена ЧеченоИнгушская АССР, ее территория была увеличена за счет Наурского и Шелковского районов Ставропольского края, но Пригородный район был в составе Северной Осетии. Предпринимались попытки консолидации двух близкородственных народов, в связи с чем появляется литературное название этой общности «вайнахи», даже высказывались идеи о том, что ингуши это один из чеченских тукхумов.

К концу 80х годов ЧеченоИнгушская АССР была достаточно органичной частью советской экономической, культурной и политической системы. В структуре межреспубликанского обмена республика представляла собой преимущественно ввозящий регион, зависимый от российского экономического комплекса. Развивающиеся на этом фоне этнодемографические тенденции носили амбивалентный характер. На полиэтничном пространстве республики абсолютно преобладали чеченцы – 734 тыс. чел. (58%), а затем шли русские (более 300 тыс. чел.), ингуши (60 – 70 тыс.), армяне (15 тыс.), украинцы (12,5 тыс.) и другие представители, в основном, народов Кавказа. За период 1970–1989 гг. доля чеченцев в республике увеличилась на 10%. Среди других народов Северного Кавказа они доминировали по численности. Средний возраст составлял 26 лет и был третьим показателем среди других этнических групп региона. При этом преобладала тенденция (1979/89 гг.) [19] к быстрому росту числа лиц моложе трудоспособного возраста (+11,3%) и лиц трудоспособного возраста (+26,8%). В это же время прогрессивная демографическая структура чеченцев в ЧИР обладала отрицательными качественными характеристиками: удельный вес сельского населения составлял 74,9% от общей численности чеченцев республики (за 1970–1989 гг. его снижение составило всего 7,2%). Республика характеризовалась избыточными трудовыми ресурсами: мобильность чеченцев в форме сезонного отходничества не снимала проблему частичной безработицы, которая, по оценкам экспертов, достигала примерно 200 тыс. чел. Низкий удельный вес по сравнению с другими народами Северного Кавказа среди чеченцев имели лица умственного труда (21,8%), с высшим образованием (4,4%) [20]. Эти индикаторы свидетельствуют о незавершенности советской модернизации и урбанизации чеченцев на фоне бурных этнодемографических процессов. Высокие темпы демографического роста, превращение к концу 80х годов XX в. чеченцев в самый крупный этнос Северного Кавказа создавали предпосылки для роста этнического самосознания, переосмысления своей роли. В 70–80е годы эти процессы сдерживались жестким идеологическим и административным контролем. Поощрялись изучение и пропаганда положительных событий в истории российскочеченских взаимоотношений, и фактически было закрыто научное изучение острых, трагических проблем.

С середины 80х годов в условиях перестройки все интересы чеченской интеллигенции и общества в целом сосредоточиваются на замалчивавшихся или односторонне освещавшихся проблемах чеченской истории. Основными из них были последствия депортации в годы великой Отечественной войны и поражения в Кавказской войне. Однако «комплекс жертвы», «народа изгоя» невозможно использовать долгое время, т.к. он может сформировать негативную самоидентификацию. Потому происходит эпического характера идеализация героев борьбы с колониальной политикой Российской империи и демонизация самой политики и военных, государственных деятелей с ней связанных. Эта проблематика заполнила местную чеченскую прессу [21] и стала важным фактором стереотипизации этнического самосознания. Параллельно появляется неформальный лозунг «Нас – миллион», подразумевавший лидирующее положение чеченцев на Северном Кавказе [22]. Чеченцы и ингуши, будучи потомками носителей древнейшего языка на Кавказе, оказались самыми «молодыми» советскими этнонациями, полностью не завершившими своего становления. Традиционная этносоциальная, этноконфессиональная и советская модернизационная социальная структуры находились в крайне сложном взаимодействии, поразному проявлявшемуся в урбанизированной и сельской среде, в различных вариантах социокультурной идентичности. Номенклатурный принцип формирования центральных органов власти республики с преобладанием русских и обязательным занятием одним из них поста первого обкома КПСС создавали отчужденность власти от титульных народов.

Чеченцы и ингуши, не завершив перехода от традиционного общества к советскому индустриальному, оказались включены в новую переходность, обладающую иными, чем их традиции и советское общество, измерениями.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.