WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

ленные с действительной военной службы по ранению или по выслуге лет и не имевшие деревень. Таким образом, жалованье, которое они получали в ландратах, явилось существенным подспорьем для значительного числа во­енных, не имевших средств к существованию, ибо "не без греха есть в том, что такие, которые много служили, те забыты и скитаются, а которые нигде не служили, тунеядцы, те многие по прихотям губернаторским взысканы чинами и получают жалованье довольное". Вполне определенными были функции ландратов при губернаторах. В соответствии с Указом 24 апреля 1713 г. ландратам было поручено "все дела с губернатором делать и подпи­сывать". Обращает на себя внимание статус ландратов. В том же Указе под­черкивалось, что "губернатор у них не яко властитель, но яко президент". Решения в совете ландратов принимались большинством голосов: "Куда бо­лее голосов явится, так и решить и подписывать всем общую сентенцию". Ландраты, таким образом, не входили в систему губернаторской власти, а были, скорее, по замыслу Петра структурой, совмещавшей в себе консуль­тационные функции с функциями контроля над деятельностью губернатор­ских учреждений. Однако практика работы ландратов свидетельствовала о другом: советы ландратов испытывали на себе давление губернаторов, стре­мившихся, вопреки закону, подчинить своей воле данный институт, поста­вить его в положение одного из органов управления губернией. Это имело свои основания: губернатор единолично отвечал перед правительством за все, что происходило на вверенной ему территории18.

Разделение территории Российского государства на губернии имело свое продолжение. В 1715 г. принимается решение разделить губернии на "доли", в которые входило 5536 дворов. При этом каждая доля находилась в ведении особого ландрата, который в пределах своей доли "управлял всякими сбора­ми и земскими делами". Тогда же за каждым ландратом была закреплена оп­ределенная доля: устанавливалось, чтобы каждый ландрат жил в пределах своей доли, в определенном городе, и имел двор для помещения "приказа, тюрьмы и хором, где можно ему жить". Институт уездного воеводства был упразднен. При губернаторе постоянно находились два ландрата, а ландраты, управлявшие долями, должны были съезжаться в губернский город один раз в году "для счета и управления дел". С этого времени изменился сам ста­тус ландратов: они из советников превратились в исполнителей губернатор­ских поручений и под руководством губернаторов выполняли самые разно­образные функции в сфере губернского управления — сбор провианта для армии, налогов, обеспечение столицы ямщиками, кузнецами, плотниками и каменщиками, составление различных отчетов и других служебных докумен­тов (ведомостей), участие в распределении сборов в губерниях, в переписке и освидетельствовании количества дворов и т.д. ' Следует отметить, что военнополитические факторы, лежавшие в осно 18 Князьков С. Указ. соч. С.21! 212, 19 См. там же. С 212.

ве нового — губернского административного деления Российского госу­дарства, с окончанием военных действий утратили свое значение, посколь­ку более не стояла потребность в оперативном и максимально удобном с во­еннофинансовой точки зрения решении вопросов материального снабже­ния армии. Разделение территории государства на восемь, а потом на десять больших губерний, а каждой губернии на доли служило прежде всего реше­нию военнофинансовых проблем. В 1718 г. Петр I провел реформу мест­ного самоуправления. Коллегии и коллежское управление выстраивалось, как известно, по западным образцам, преимущественно по наиболее совер­шенному из них на то время — шведскому. Но шведский вариант устройст­ва коллегий опирался на областные органы власти, поэтому один из глав­ных руководителей коллежской реформы, Г.Фик, заявил Петру, что необхо­димо привести в соответствие областные администрации новому коллежско­му распорядку. В этих целях Г.Фик составил описание шведской системы областного управления20.

Прежде чем ввести новые учреждения во всех губерниях, Фик предло­жил сначала обустроить их только в одной какойлибо губернии, т.е. пред­принять своего рода "эксперимент" для выявления положительных и отри­цательных сторон шведской системы областного управления в применении к российским обычаям. Петр одобрил инициативу Г.Фика и постановил на­чать обсуждение нового губернского устройства с осени 1718 г.



Выбор именно шведского варианта системы областного управления был неслучаен и вполне осознан. Швеция в XVII в. была самым могуществен­ным государством севера Европы. Петр I, в ходе военных действий изучив­ший своего противника, пришел к решению заимствовать шведскую систе­му территориального управления. Военное поражение Швеции привело к присоединению ее прибалтийских земель к России, что позволяло на прак­тике изучить шведскую систему управления. Множество пленных с той и другой стороны также способствовало своеобразному "обмену опытом" и давало возможность легко находить людей, способных выстроить систему управления именно по образцу "северного соседа".

Детально разработать новую схему местного управления российскими территориями было поручено Сенату. Анализируя шведскую систему. Сенат признал нецелесообразным воспроизведение в российских условиях первич­ной шведской территориальной единицы — кирхшпиля (прихода), полагая, что эта административная единица не соответствует историческому опыту России. Было решено заменить ее городом. Более крупные административ­ные единицы, заимствованные у шведов, — герад и ландсгевдингство — бы­ли использованы в новой системе и именовались дистриктом и провинцией. Так, дистрикт должен был включать в себя около 2000 крестьянских дворов.

Официально новая система местного управления была введена Указом Петра I от 26 ноября 1718 г. При этом отмечалось, что распространение но 20 См. там же. С. 212213.

вой структуры местных органов власти по российским территориям должно было завершиться в 1720 г., за исключением СанктПетербургской губернии где "для примера лучшего" данные нововведения необходимо было "зачать с июля 1719 г.". В столичной губернии были образованы 14 провинций, ко­торые, в свою очередь, подразделялись на 5 дистриктов. Дистрикты являли собой земское управление, во главе которого стоял земский комиссар21'.

В ведение провинциального управления входили попечение и контроль над судебными органами власти, канцелярия воеводы, камерир (начальник финансового управления провинции), рентмейстер — казначей, земский фи­скал, землемер, вальдмейстер, гевальтигер, или тюремный староста, и др.

Уже весной 1719 г. Петр решил распространить опыт разделения терри­торий на провинции по всем российским губерниям. "В тех провинциях, говорилось в Указе, — велено быть: в порубежных в знатных генералгубер­наторам, вицегубернаторам, оберкомендантам и комендантам, а в прочих, окромя Московской, внутренних во всех провинциях воеводам (ландсгевдингам)". С введением данной системы территориального управления все земли Российского государства подразделялись на губернии и провинции. В то же время провинция продолжала оставаться частью губернии, повидимому, для того, чтобы иметь возможность быстро восстановить систему управления, принятую Петром I для военного времени и разделявшую государство на де­сять губерний. Воевода как первое лицо в провинции не был подотчетен гу­бернатору по основному повседневному кругу своих обязанностей, за исклю­чением вопросов, связанных с обеспечением расквартированных на данной территории войск, а также с рекрутским набором. В пользу вывода об отно­сительной автономии воеводской системы власти на территориях говорит и то обстоятельство, что начиная с 1722 г. воевода являлся председателем про­винциального суда, причем в своих судебных решениях он подчинялся не гу­бернатору как президенту высшего надворного суда, а самому надворному су­ду — коллегиальному учреждению под председательством губернатора22.

Итак, в соответствии с Указом 1719 г., согласно новому административ­ному делению, все губернии разделялись на провинции, а провинции — на уезды. В СанктПетербургской губернии было двенадцать провинций: СанктПетербургская, Выборгская, Нарвская, Ревельская (ее предполагалось преоб­разовать в губернию), Великолуцкая, Новгородская, Псковская, Тверская, Ярославская, Углицкая и Белозерская. Московская губерния включала в се­бя девять провинций: Московскую, ПереяславльскоРязанскую, Костром­скую, Суздальскую, Юрьевопольскую, Владимирскую, ПереяславльЗалесскую, Тульскую и Калужскую. Киевская губерния разделялась на четыре про­винции: Белогородскую, Севскую, Орловскую и Киевскую. В Азовскую гу­бернию входили Воронежская, Елецкая, Тамбовская, Шацкая и Бахмутская провинции Рижская состояла из двух провинций: собственно Рижской и 21 См. там же. С.215.





22 См. там же. С. 215216.

Смоленской. Архангелогородская губерния включала в себя четыре провин­ции: Двинскую, Вологодскую, Тотемскую, Устюжскую и Галицкую. Сибир­ская — три провинции: Вятскую, Соликамскую и девятнадцать сибирских го­родов. В Казанской губернии было четыре провинции: Казанская, Свяжская, Пензенская и Уфимская, в Нижегородской — три: Нижегородская, Самар­ская и Алатырская. Астраханская губерния не имела деления на провинции, но к ней относились все города по нижней Волге от Симбирска до Астраха­ни.

Новая система местного управления была введена на всей территории Российского государства к 1721 г. Круг руководящих обязанностей воевод обозначался осо&ой "инструкцией", единой для первых лиц провинций. Во­еводам предписывалось "во всем царского величества интерес и государст­венную пользу тщательно остерегать", заботиться о внешней безопасности провинции, бороться с проникновением шпионов, "крепости провинции своей по верности его царскому величеству содержать и оных никому дру­гому не сдавать". Воевода надзирал за внутренней безопасностью провинции и следил, чтобы "никому насилия, грабежа чинено не было и всякие разбои и преступления весьма бы были прекращены и по достоинству наказаны"".

В обязанность воеводы входило соблюдение всех сословных прав и пре­имуществ, включая особое попечение крепостных крестьян, если последние подвергались репрессиям со стороны помещиков. Воевода должен был так­же осуществлять контроль за материальным, "умственным" и нравственным благосостоянием населения провинции. Инструкция поручала воеводам так­же надзор за сиротскими домами, госпиталями, школами. В его функции входило также выполнение всех текущих поручений центрального прави­тельства, которое нуждалось в том, чтобы воевода совмещал в себе самые различные полномочия, включая военную, экономическую и иные сферы деятельности. Понятно, что весьма многочисленные обязанности, возложен­ные на воевод, не могли исполняться в полном объеме, несмотря на преду­смотренные суровые санкции. Занятые, главным образом, заботами о сборах податей и повинностей, воеводы едва успевали справляться с этими задача­ми, оставляя практически без внимания такие важные сферы, как обеспече­ние безопасности и правосудия.

Исполнение воеводой своих обязанностей осложнялось также и тем, что в его распоряжении не было самостоятельных средств для реализации функ­ций, предписанных ему инструкцией. Все поступления в провинциальную кассу изымались почти без остатка Коммерцколлегией. В этой ситуации средств хватало лишь на выплату жалованья воеводе и его аппарату.

Административные функции в приграничных городах осуществляли ко­менданты, в подчинении которых находились гарнизоны, составленные из ландмилиции. Коменданты, равно как и другие государственные служащие того времени, находящиеся на административных должностях и посылаемые 23 ПСЗ1. № 3380.

в провинции с правительственными поручениями, отличались мздоимством. Привлекаемые к ответственности взяточники оправдывались тем, что в за­коне никак не обозначалась неправомочность их действий. Петр I в 1713 г. издал Указ, которым запретил лицам всех званий брать посулы и пользовать­ся собранными с народа деньгами под предлогом торга, подряда и т.п. Тем же, кто не подчинится этим запретам, предписывались следующие санкции:

"...жестоко на теле наказан, шельмован, всего имения лишен и из числа до­брых людей извержен и смертью казнен будет". Местное же население, а также должностные лица были обязаны доносить на взяточников и вымога­телей, "не выкручиваясь тем, что страха ради сильных лиц или что его слу­житель"24.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.