WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации

ИНСТИТУТ ГУБЕРНАТОРА В РОССИИ:

ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ РЕАЛЬНОСТИ Под редакцией профессора Н.С.Слепцовa Москва Издательство РАГС 1997 Слепцов Н.С.

Глава 1 Институт губернатора в российской истории* Предыстория российского губернаторства. Территориальный аспект госу­дарственного управления в России на протяжении всей ее истории имел приоритетное значение. Это обстоятельство обусловлено как значительным удельным весом пространственного фактора в социокультурных и политиче­ских процессах становления и развития отечественной государственности, так и в существенной степени этносоциальным архетипом российского об­щества, издревле тяготеющего к корпоративнообщинным формам социаль­ной организации.

Особенности географического положения России, составлявшей на про­тяжении веков политикокультурное пространство сосуществования и переплетения интересов целого конгломерата народов, культур, религий, тради­ций, разнородность этносоциального состава населения, его рассредоточенность на огромных территориальных массивах предопределили одну из основ­ных характеристик российского социополитического опыта — мобилизацион­ный характер становления политических отношений и государственности. Постоянная борьба со "степью" и западным "цивилизующим" влиянием за­дала определенный тип политического государства, в основе которого были прочные военнополитические механизмы защиты территории и социума.

Понятно, что мобилизационный генотип русской государственности дик­товал необходимость координации сил и ресурсов из единого центра, каковым выступала авторитарная политическая власть первого лица в государстве. Од­нако "территориальный" фактор обусловил некоторые ограничения в осуще­ствлении властных полномочий — то, что П.Н.Милюков называл "слабостью сцепления" социума с государственными институтами. Отсюда — вынужденная необходимость со стороны первого лица и аристократической олигархии деле­гировать служилому сословию функции административнополитического уп­равления и контроль деятельности общин, рассредоточенных по всей террито­рии государства, включая также и некоторые внешнеполитические контакты.

Подвижность центров политического влияния в земляхволостях, зави­симость власти от баланса сил, складывавшегося между различными поли­тикосоциальными корпорациями, делали весьма неустойчивыми институты государственного управления, причем как патриархальные органы регулиро­вания отношений мира, так и органы, складывавшиеся в результате усиле­ния княжеской власти. Несмотря на это обстоятельство, древнерусская го­сударственность обладала относительно стабильными институтами власти, _ *В основе настоящей главы лежат нормативные акты, регламентировавшие статус и функции инсти­тута губернатора в Российской империи (Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1 3), а также отдельные положения трудов И.ЕАндреевского, И.А.Блинова, А.Д.Градовского, Н.П.Ерошкина, САКнязькова, Н.М.Коркунова.

среди которых выделялись князь и его дружина, совет бояр (Боярская дума), вече. Эти элементы государственной системы в самой различной конфигу­рации присутствуют практически на всех территориях Древней Руси.

Удельнокняжеская система власти. Власть князя среди иных институтов древнерусской государственности выделялась своей жесткостью и иерархич­ностью, она была более мобильной и компактной, способной к согласован­ным политическим действиям. В первые века государственности княжеская власть была родовой, т.е. принадлежала всему роду, а не одному или не­скольким лицам. Это дает основание говорить лишь о степени приобщения к власти, которая по праву принадлежит каждому члену княжеского рода, достигшему совершеннолетия. "Смерть предшественника, — отмечал М.Ф.ВладимирскийБуданов, — открывает для другого князя лишь большую степень участия во власти"'. Распределение "столов" между князьями осуще­ствлялось по праву родового старшинства, если в это не вмешивалась мест­ная знать или народные низы. В случае такого вмешательства включался ме­ханизм вечевых выборов, довольно распространенный на Руси в первые ве­ка государственности.

Княжеская власть в достаточной мере соответствовала задачам полити­косоциального структурирования волостей. Она решала задачи, связанные с обеспечением баланса интересов "старших" и "младших" городов, основ­ных социальных классов, обеспечивала защиту земель от внешней угрозы, вершила суд. В ведении князя было также управление территориями и зако­нотворчество. Община оформляла свои отношения с князем договором, в котором определялись полномочия и прерогативы княжеской власти.



Со времен Олега князья для управления городами назначали своих дру­жинников, которые именовались "мужами", "посадниками" начиная с пе­риода княжения Ярополка и "наместниками" с XII в. Основная функция "мужей" и "посадников" состояла в сборе финансовых средств с вверенных им территорий, а главным критерием назначения их на должность управи­телей являлась личная преданность великому князю, а не их деловые каче­ства и способности.

Посадники осуществляли административные и судебные функции, а также сбор дани и пошлин. Часть собранных средств поступала на содержа­ние посадника и его дружины2.

С середины XII в. должность посадника постепенно стала вытесняться должностью наместника. В 1148 г. князь Глеб Юрьевич взял Курск и "посажаще по всей земле Курской наместник своя". Окончательно же должность наместника установилась к XIV в. Посадники сохранились тогда лишь в Новгородской и Псковской республиках.

Родственники великого князя в распределении должностей наместников имели некоторое преимущество перед дружинниками: они получали в уп 1ВладимирскийБуданов М.Ф Обзор истории русского права. РостовнаДону, 1995. С.64. 2См.'.Андреевский И.Е. О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб., 1864. С 46.

равление более доходные города и лучшие области. При наличии единовла­стия все родственники князя были его наместниками, но с развитием удель­ных отношений князь, получивший свой удел, становился самостоятельным и имел право уже внутри своего владения раздавать города в наместничест­во непосредственно представителям своего рода.

При князьях и посадниках существовали специальные агенты (тиуны), выполнявшие определенные функции и назначавшиеся, как правило, из дворовых слуг князя. Они присутствовали на суде князя и посадника (ино­гда замещали их в суде), заведовали княжеским хозяйством в селах и на кня­жеском дворе. Тиуны в зависимости от выполняемых функций подразделя­лись на княжеских, огнищных, заведовавших княжеским двором огнищем (позднее они стали именоваться дворскими и, с XII в. назначались из бояр). Кроме того, различались тиуны конюшный и ратайный (пашенный). С XI в. появились особые чиновники князя по сбору дани данщики. Существова­ли и другие государственные должностные единицы: мытники, взимавшие торговую пошлину — "мыть", вирники ("виру" денежный штраф за убий­ство свободного человека), "пятенщики" ("пятно" — пошлина за продажу лошадей) и пр.

Неотъемлемой частью княжеской системы выступал совет бояр. В неко­торых землях это был стабильно работавший институт, который временами возвышался и над княжеской властью. Так сложилось в ГалицкоВольшской Руси, где вследствие усиления экономического и политического могущества бояр и местного епископата этот орган стал обладать практически всей пол­нотой власти, подчинив себе и князя, и вечевые механизмы волеизъявления3. Боярский совет Галицкой Руси действовал наряду с княжеским советом, од­нако отличался от него прежде всего тем, что он являлся постоянным орга­ном. Он состоял из крупнейших бояр землевладельцев и епископа. В него входили также и лица, занимавшие высшие государственные должности в княжестве: воеводы, наместники, тысяцкие, дворские и др. Боярский совет созывался по инициативе самого боярства. Князь не имел права созвать совет по своему желанию, если оно шло вразрез с намерениями боярства. Совет возглавлялся крупнейшими боярами, составлявшими неформальный орган повседневного политического управления волостью. Этим боярам совет дове­рял выполнение своих решений и проведение своей общей политики. Бояр­ский совет стремился руководить деятельностью князя, управлять княжест­вом. Совету бояр фактически подчинялись и органы управления, поскольку в совет входили бояре, занимавшие крупнейшие административные должности Удельнокняжеская система местного управления сохранялась с незна­чительными изменениями достаточно долго — в течение всего периода де­централизации Руси вплоть до становления унитарного Московского госу­дарства.





3См.: Софроненко КА. Общественнополитический строй Галицко Волынской Руси XI XIII вв. М., 1955.

Итак, период XII — XV вв. был отмечен усилением политического веса княжеской власти, падением былого значения патриархальной боярской ари­стократии и упадком общинновечевых форм политической организации. Логика объединительного процесса на Руси данного периода ее истории в значительной мере определялась борьбой политически наиболее влиятельных княжеств за обладание ярлыком на великое княжение. Институт великого князя был установлен Золотой Ордой для удобства управления находящими­ся под ее сюзеренитетом русскими землями, что, с одной стороны, закрепля­ло политическую автономию Руси от монгольского государства, с другой — создавало необходимые организационные предпосылки для централизации управления территориями в условиях политической раздробленности. Усиле­нию тенденции к централизации способствовали также заимствования поли­тикокультурного характера: ордынские ханы "переносили на Русь отноше­ния жесткого подчинения, характерные для Монгольской империи". Система наместничества. Формирование централизованного государст­ва обусловило существенную трансформацию местных органов управления. С XV в. вводится регламентация системы наместничества, которое постепен­но превращалось в относительно стабильный механизм управления россий­скими территориями. Господствовавший в то время институт кормления, в основе которого лежал порядок жалования князьями своих наместников и волостелей за службу землями в поместное владение, претерпевает значи­тельные изменения.

В этой связи примечательна Белоозерская уставная грамота, данная Ива ном III населению Белоозерского княжества в 1488 г., вскоре после его при­соединения к Русскому государству. Первые статьи этой грамоты определя­ют количество "корма", взимаемого с каждой "сохи". Одна из статей этой грамоты запрещала наместнику самому собирать налоги, для чего белоозерцы выбирали сотских. Тем самым впервые был введен орган общественного контроля над деятельностью наместника. Кроме того, этот документ регла­ментировал деятельность наместничьего штата.

Великокняжеская власть была далека от того, чтобы унифицировать свои отношения с территориальными органами управления. Так, наместни­кам и волостелям с конца XV — начала XVI в. по аналогии с Белоозерской грамотой выдавались так называемые "доходные списки", подробно регла­ментирующие размеры кормов с каждой территории.

В целях усиления контроля московских властей над своими ставленника­ми в других землях сроки кормлений с конца XV — начала XVI в. были со­кращены до 13 лет. Назначенный на кормление наместник, или волостель, в течение отпущенного срока пополнял свои "животы" (имущество) и с вос­становлением "достатка" возвращался в столицу исполнять бездоходные по­ручения великого князя, ожидая новой кормовой очереди.

4 Кобрин В.Б., Юрганов А.Л. Становление деспотического самодержавия в средневековой Руси: (к постановке проблемы). // История СССР 1991. № 4. С. 5758.

Таким образом, политика великокняжеской власти по укреплению цен­трализованного государства включала в себя серьезное ограничение власти кормленщиковнаместников. Эти меры получали поддержку как дворянства, так и крестьян, заинтересованных в улучшении деятельности суда и того зве­на государственного управления, где корыстолюбие кормленщиков проявля­лось особенно остро. Должность наместника, в которой соединились поня­тия сана и должности, могла существовать только при княжеском многовла­стии, а появление единодержавия неизбежно приводило к необходимости упразднения наместничества.

В связи с необходимостью укрепления обороноспособности государства во второй половине XV в. на передний план выдвинулась проблема обуст­ройства и укрепления городов "городовое дело". Были введены особые должностные единицы местного управления — городовые приказчики. Их появление привело к отстранению наместниковкормленщиков сначала от военноадминистративного, а затем от ряда отраслей земельного, финансо­вого и судебного управления. Происходит дальнейшая демонополизация власти в российских землях, усиливаемая процессом урбанизации, ростом экономического и политического влияния городов.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.