WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |

К.Д.СКРИПНИК

ЛОГИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ДИАЛОГА

Ростовнадону 2001

Работа выполнена при поддержке

Российского фонда фундаментальных исследований

грант № 010680056

вместо ВВЕДЕНИя. Принципы и максимы диалогической коммуникации

Философия классического рационализма и философия классического эмпиризма создали опору существования такого взгляда, согласно которому личная интуиция и наблюдение стали рассматриваться как достаточные основания для построения обоснований. «Методическое сомнение» Декарта, при всей его плодотворности, несет в себе и отрицательный заряд, если рассматривать его в более широком контексте. Отрицательный заряд связан, главным образом, с тем, что дает основание для обоснования авторитарных схем обоснования. Самодостаточность, обоснованность «одинокого» мышления до сих пор играет важную роль в нашем мировоззрении, означая скрытый догматический остаток предшествующих философий.

Научное сообщество постепенно начинает отходить от понятий, связанных с «достаточным основанием», и это позволяет развивать критическую точку зрения. В нашем случае критическирационалистический подход (может быть, даже в смысле К.Поппера) выражается в диалогическом сократическидиалектическом подходе. Последний, в частности, позволяет обойти так называемую трилемму Мюнхгаузена, под которой подразумевается, что каждый, защищающий определенную точку зрения, сталкивается с необходимостью выбора между бесконечной регрессией, логическим кругом или прекращением попыток обоснования на любом этапе.

Диалог есть взаимодействие участников, когда оба они активны и реагируют на позицию партнера. Партнерство в диалоге нельзя рассматривать как одностороннее движение между участниками; каждая фраза, произнесение высказывания приобретают значение для дальнейшего развития коммуникативного процесса только в том случае, когда партнеры обращают на него определенное внимание. Каждый участник диалога хочет не только того, чтобы его слова были поняты, но и того, чтобы они были приняты. Желанию принятия не противоречит та возможность, что слова принимаются лишь «здесь и теперь», в качестве некоторого пробного варианта.

Ввиду возможности и должности рассмотрения коммуникации и интеракции как процессов, стремящихся к большей эффективности, то это может быть достигнуто лишь в случае их определенной регламентации, обосновании процедур кооперации и координации. Вербальная коммуникация и взаимодействие требуют наблюдения за различными типами правил пользователями языка. Эти правила являются предусловиями для адекватной коммуникации и взаимодействия и включают:

1. синтаксические правила для производства и интерпретации предложений и больших фрагментов дискурса;

2. семантические правила, касающиеся значения слов и выражений, используемых в этих предложениях и фрагментах дискурса;

3. коммуникативные правила для признания и правильного представления элементарных и сложных речевых актов, которые осуществляются в этих предложениях и фрагментах дискурса;

правила взаимодействия для аккуратного и ровного управления диалогами, разговорами и другими формами (устного или письменного) дискурса, конституируемого последовательностями речевых актов, которые осуществляются в этих предложениях и больших фрагментах дискурса.

Важно подчеркнуть несколько моментов. Четыре категории правил иерархически упорядочены: 4 предполагает 3, а 3 предполагает 1 и 2. Правила для коммуникации и взаимодействия являются социальными правилами со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Грамматические правила являются предварительными условиями для адекватных коммуникации и взаимодействия и являются собственно областью лингвистических владений. Правила взаимодействия и коммуникации являются областью прагматики.

1. Д. Грайс: максимы диалогической коммуникации Грайс, кажется, был первым в современных исследованиях речевой коммуникации, кто сформулировал максимы ведения разговора, которые основываются на принципе кооперации. Согласно данному принципу, участник должен вносить свой вклад в разговор так, как это требуется, на той стадии, на которой в этом возникает необходимость, понимая цель или направление разговора, в который он вовлечен. Принцип может быть переопределен как общий принцип коммуникации, обосновывающий, что участники должны быть ясными, честными, эффективными и уместными. Естественно, что в реальной практике обычным делом является то, что одна или другая составная часть принципа проваливается, хотя это, конечно, не означает, что должен быть отброшен весь кооперативный принцип.

Представляется, что следует ожидать, что всякий, кто заботится о достижении целей, которые являются основными в разговоре/диалогической коммуникации (скажем, передача и получение информации, влияние на других или влияние со стороны других), заинтересован в участии в подобной коммуникации, полезной только в том случае, если она ведется в соответствии с принципом кооперации и максимами.

Принцип сопровождается четырьмя видами максим, позволяющим участникам разговора его соблюдать: это максимы манеры (способа), количества, качества и отношения. Очевидно, что номенклатура и последовательность максим заимствованы у Канта. Некоторые из максим могут быть подразделены на подмаксимы.

Максима количества требует от участников делать свой вклад в разговор настолько информативным, насколько требуется для установленных целей. Вместе с тем вклад не должен быть более информативным, чем это требуется.

Согласно максиме качества, от участников разговора требуется попытаться сделать свой вклад таким, чтобы он был истинным. В качестве подмаксим обычно выдвигаются требования не говорить то, что участник считает ложным, и не говорить то, в отношении чего участник не имеет достаточно убедительных доказательств.

Максима отношения требует лишь быть уместным, релевантным, то есть не отклоняться от темы.

Требования к манере, способу заключаются в необходимости ясного выражения своей мысли. В качестве подмаксим формулируются требования избежания неясности выражений, двусмысленности, необходимости быть кратким и избежания многословия, а также необходимости быть последовательным. «Быть ясным» не означает, что нужно быть ясным полностью, но означает, что участник не должен допускать возможности, что его партнер не сможет прийти к правильной интерпретации.

Говоря в общем, каждый участник разговора будет придерживаться этих максим и, если нет показателей обратного, будет предполагать, что его партнер по диалогу также будет их придерживаться.

Трудно предполагать, что в диалоге все высказываемое высказывается в явном виде и ничего не остается «за кадром». Для экспликации последнего Грайсом, например, вводится понятие разговорной импликатуры, возможности в созданию которых участниками диалога кроятся в кооперативном принципе и соответствующих максимах.

Разговорные импликатуры позволяют объяснить случаи, когда говорящий оставляет невыраженными некоторые элементы, а его партнер все равно понимает, о чем идет речь, даже если это не выражено буквально. Мало того, разговорная импликатура возникает тогда, когда говорящий, хотя он и в состоянии придерживаться определенной максимы, но нарушает ее явно и, может быть, даже намеренно, но нет оснований для предположений, что он вообще отказался от принципа кооперации. В этой ситуации максима используется говорящим для того, что передать больше, что он говорит эксплицитно. Партнер по разговору способен на базе разговорных импликатур воссоздать передаваемое полностью с помощью того, что передано ему буквально, и уместных к данной информации максим.

Попытаемся воспроизвести процесс трансформации сказанного партнером; приблизительно это будет выглядеть так: 1. Партнер (говорящий) сказал, что С; 2. Нет оснований предполагать, что он не соблюдает максимы или, по крайней мере принцип кооперации в целом; 3. Он не может сказать, что С, и попрежнему соблюдать принцип кооперации, если, конечно, он не думает, что D; 4. Он знает (и знает, что я знаю, что он знает), что я могу понять, что необходимо предположить, что он думает, что D; 5. Он не сделал ничего, чтобы помешать мне думать, что D; 6. Его намерение состоит в том, чтобы я думал, что D, или, по крайней мере, он не возражает против того, чтобы я думал, что D; 7. Следовательно, он имплицирует, что D.

На практике постоянное или строгое следование подобной аналитической реконструкции вряд ли имеет место, да вряд ли и нужда в ней возникает. Тем не менее, подобная ей процедура должна существовать, даже если она проходит более естественным и спонтанным образом.

Принцип кооперации и максимы применимы всетаки в коммуникации, в которой участники имеют общую цель, а их вклады в коммуникативный диалог относятся друг к другу таким образом, что они взаимозависимы.

Здесь, для последующего изложения, требуется отметить две зависимости. С одной стороны, нижеизложенное связано с близкой, можно сказать, родственной связью диалогической коммуникации с аргументацией. С другой стороны, изложенное ниже имеет связь с концептуальным аппаратом диалогических моделей, рассматриваемым ниже.

Двусторониий диалог должен иметь процедурные правила, которые были бы разумными и имели отношение к правилам логики. Понятие разумного диалога, требуемое для поддержки такой концепции, должно иметь следующие компоненты. В первую очередь две стороны, для которых должны быть определены ходы таким образом, чтобы каждый участник имел свою очередь в производстве ходов, в последовательности пар ходов. Обычно каждый ход является или вопросом или ответом на вопрос, который имеет форму утверждения. Следующий компонент – это обязательства участников. Приписанное каждой стороне множество высказываний называется множеством обязательств. На каждом ходу высказывания могут быть включены в множество обязательств участника или исключены из него. Необходимо, чтобы были установлены правила процедуры диалога. Функцией правил является определение условий, при которых специфические высказывания должны быть включены или исключены из множества обязательств участника в каждом характерном типе ходов. И, наконец, диалог должен иметь специфическую цель или критерий успешности, так, чтобы отдельный тип последовательности ходов, согласно правилам, шел в расчет как успешное осуществление или разрешение диалога.

Один из наиболее общих типов диалога такой, где цель каждой стороны заключается в том, чтобы убедить другую. В этом типе диалога каждый участник имеет специфическое высказывание, обозначенное или декларированное как тезис, который доказывается или в пользу которого аргументируется. Тезис для каждой стороны должен быть доказан исключительно из посылок (обязательств) другой стороны посредством ходов вывода, допускаемых правилами.

ЦЕЛИ УБЕЖДАЮЩЕГО ДИАЛОГА Мои посылки Ваши посылки То, что вы должны Правила То, что я должен доказать вывода доказать Ваше заключение Мое заключение В частном типе убеждающего диалога, называемом диспутом, тезис одного участника должен быть отрицанием тезиса другого участника. Не все разумные диалоги являются убеждающими диалогами. Не все убеждающие диалоги являются диспутами. В некоторых диалогах целью одной стороны является доказательство отдельного тезиса, в то время как целью другого является просто выражение сомнения относительно предлагаемых другой стороной доказательств. Это асимметричный тип диалога, который не является, строго говоря, диспутом в указанном выше смысле и который может быть назван слабо противопоставленным различием мнений.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 22 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.