WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 30 |

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ПУЩИНСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР

ИНСТИТУТ БИОФИЗИКИ КЛЕТКИ

АКАДЕМИЯ ПРОБЛЕМ СОХРАНЕНИЯ ЖИЗНИ

СЕМЁНОВ В.В.

ВОИНСТВУЮЩИЙ ЭМПИРИЗМ В ФИЛОСОФИИ.

ПУЩИНО – 2004 С 30 УДК IМИ Семёнов В.В. Воинствующий эмпиризм в философии.

ПНЦ РАН. Пущино, 2004. 135с.

Semyonov V.V. Militant empiricism in philosophy.

PSC RAS. Phushchino, 2004. 135p.

Если классифицировать всё многообразие философских концепций в истории философии, то они сводятся фактически только к двум: диалектика и эмпиризм (разновидности эмпиризма). Диалектика выделилась из обыденного (эмпирического) знания, придав известным понятиям (словам речи) новое интуитивносверхчувственное содержание. Две с половиной тысячи лет эмпиризм игнорирует область исследования диалектики (сверхчувственную субстанцию) и содержание её понятий. Все виды эмпиризма, включая современные иррациональномистического толка, хоть и можно назвать «любовью к мудрости», но мудрость эта не имеет отношения к объективной реальности.

С самого своего возникновения философская антропология была диалектической, но в последние два столетия она выродилась в эмпирический иррациональный антропологизм, который сделал акцент на исследовании трансцендентального содержания субъективной реальности. Иррациональная трактовка внутреннего опыта оказалась тем путём, который привёл современный эмпризм к кризису.

In the history of philosophy there is a great variety of philosophical theories. They can be classified into two groups: dialectics and empiricism (different kinds of empiricism). The concepts of empiricism and dialectics are homonyms. The empiricism describes experience (external or internal). The dialectics describes a pretersensual substance. For more than two thousand years the militant empiricism has ignored the dialectic logic.

The philosophy began as dialectic anthropology. The modern philosophical anthropology is an irrationalmystical empiricism. It investigates transcendental essence of subjective reality. This essence does not exist. This fact is a cause of the crisis of modern empiricism.

Рецензенты: доктор филос.наук, проф. Югай Г.А.

канд. филос. наук, доц. Краснопольская Л.Н.

Замечания по содержанию работы присылать автору по адресу:

142290, г. Пущино Московской обл., мн «Г», д. 7, кв. 96.

ISBN 5 201145086 © Семёнов В.В., ВВЕДЕНИЕ.

Реальность одна, поэтому и история её изучения не должна быть раздробленной на плюрализм направлений, различных пониманий этой реальности. Сегодня говорят об исторических типах диалога, рациональности, диалектики, философии и т.д. и т.п., каждый из которых объявляется истинным только для своего исторического отрезка времени. Утверждается также, что философия должна существовать как плюрализм концепций, мнений, направлений в отражении реальности. Мало кого смущает то обстоятельство, что стоят они нередко во взаимоисключающих отношениях. Плюрализм это сфера мнения (в противоположность истине) и он имеет право на существование, о чём немало писали древние греки. Но сфера мнения обыденная практика, эмпиризм, а не философия, хотя философия в широком смысле слова просто любовь к мудрости, не обязывающая ни к чему (ни к истине, ни к отражению реальности), и потому мало чем отличается от сферы мнения.

Каждая концепция плюралистической философии это своя истина, своё представление о реальности, но плюрализм истин с точки зрения логики это абсурд, абсурд в первоначальном значении этого слова, т.е. нелепость, бессмыслица. Обосновывать плюрализм философии, наделяя абсурд какимто смыслом, содержанием (именно к этому пришла неклассическая философия), некорректно и бесперспективно. Изменение денотата абсурда превращает это понятие в омоним по отношению к его первоначальному значению. Усилия, направленные на дискредитацию выводов логики фактически оказались тщетными.

Наше понимание истории философии это в первую очередь понимание той проблемы, которую эта история изучает. Древнегреческая философия выделяла две сферы знания: истину и мнение. Истина касалась объективной реальности, которую отражала диалектика, а мнение обыденное мышление, опирающееся на эмпирию. Если учесть, что формальная логика относится к специальной дисциплине, то собственно философия, философия в узком смысле этого слова занимается изучением диалектики (а эта последняя в адекватном виде существует только как диалектическая логика). А если непредвзято классифицировать всё многообразие философских концепций за всю историю философии, то они распадаются на две группы: диалектика и эмпиризм (можно, конечно, выделить и эклектическое объединение этих диаметрально противоположных направлений в одном учении, например, в марксистской философии).

В истории философии диалектика заканчивается учением Гегеля. Он поднял интуитивные исследования Платона до высот дискурсивного закона, но тем не менее оказался противоречивым автором. Интуитивно представленный у Платона закон отрицания отрицания и спинозовская causa sui стали теми исходными установками, которые позволили доказать Гегелю древнюю истину диалектики, что абсолют (субстанция) чужд развитию, времени, пространству и т.д. Самодвижение последнего реализуется в вечно повторяющемся круге. Развитие (ошибочно отождествляемое многими исследователями с диалектикой) фиксируется только в эмпирии. Как ни парадоксально, это не помешало Гегелю создать систему развивающегося абсолютного духа (правда, развитие в его системе было замкнуто и повторяло в своём «восхождении» вечный круг). При всех своих недостатках он всётаки остался непревзойдённой величиной в диалектике, ибо сделал самое главное: дискурсировал интуитивно применявшиеся в истории философии принципы и законы функционирования диалектической логики (вопреки нынешним упрощённым представлениям она далеко не сводится к системе категорий).

К сожалению, критика Гегеля выпала на период усиления эмпиризма в его самой жёсткой, т.е. воинствующей, форме. В итоге, последующее развитие диалектики приняло псевдодиалектическую направленность. Дело дошло до того, что в последнее столетие диалектикой стали называть всё, что хоть чемто отдалённо напоминало противоположности. Критика так понимаемой диалектики уже не представляла особого труда даже для дилетанта. Воинствующий эмпиризм способствовал выходу на философскую арену алогичности и абсурда, с чем боролись ещё древние греки, подвергавшие критике мир мнения с его плюрализмом.

Первое, на что следует обратить внимание, просто диалектика, понимаемая как предмет, как некая философия это исторический анахронизм, воспроизведение которого в доказательствах и критике для настоящего времени мягко говоря некорректно. Со времён Сократа и Платона диалектика представляет собой строгую науку диалектическую логику, соблюдение законов которой диктует субстанция (способ её существования и отражает диалектическая логика). Но история философии вещь капризная, она нередко демонстрирует либо неумелые попытки воспроизвести, понять диалектическую логику, либо осознанно извратить её и в таком деформированном виде превратить в объект критики.

Одной из главных особенностей диалектической логики является то, что она не имеет дела с вещественнотелесными образованиями. Изучением последних занимается материалистический сенсуализм или эмпиризм, а проще материализм. Но это не совсем верное понимание предмета, ибо материя не сводится к чувственно воспринимаемым (посредством приборов или без них) образованиям, что известно ещё со времён древних греков.

Очень важный факт, на который даже в специфически диалектических исследованиях обращается недостаточное внимание, это то, что диалектическая логика уже с самого своего зарождения представлена в двух формах: в видовой и родовой. Это очень важные методологические моменты, но в настоящее время за редким исключением различий между ними не делается. С особой неприязнью к такому делению относится эмпиризм. Дело в том, что видовая диалектика описывает конкретные субстанции, конкретную материю, а сенсуалистический эмпиризм полагает, что исследование конкретной материи это его прерогатива и ставит вопрос об адекватности подхода. Элиминируя диалектику из методологической сферы, он и знать не желает, что области их исследования совершенно разные, нигде не пересекаются. Поэтому его критика в адрес диалектики не только излишняя (бьёт мимо цели), но, как правило, и абсолютно некомпетентная.

Родовая диалектическая логика логика субстанции, объективной реальности, т.е. всего бытия. Видовая диалектическая логика логика конкретной объективной реальности, или субстанции. В таком объединении многие видят противоречие, выражающееся в сочетании монизма (родовой диалектической логики) и плюрализма (множества конкретных субстанций и их видовых диалектик). Утверждают даже, что это главный порок классической философии, не сумевшей якобы разрешить возникшее противоречие. На самом деле только очередной крен (и довольно резкий) в сторону эмпиризма в новейшей истории философии ориентирует умы исследователей в ложном направлении: пересмотреть итоги всей истории с позиций воинствующего (да к тому же ещё не осознавшего своего истинного статуса) эмпиризма.

Логика тождества противоположностей кажется алогичной только при сопоставлении её с формальной логикой. Однако сферы их компетенций совершенно различны. Первая является логикой не противоречащего себе мышления об объективной реальности и суть этого непротиворечия, как показали Платон и Гегель, заключается в том, что она объясняет основу мира, а ею могут являться только движущие силы полярных и взаимопроникающих противоположностей. Никакого самодвижения, никакой самопричины (causa sui) формальная логика объяснить не может,. Диалектическое мышление интуитивно и потому реализуется не в виде речи (слов, дефиниций), а в диалектических понятиях. Особенностью последних является то, что каждое из них в снятом виде заключает в себе всё богатство диалектической концепции понятия, её категории и законы.

Обычно понятие эмпиризма ассоциируется с чувственной практикой, но на самом деле эмпиризм может быть вовсе безотносительным к сенсуализму. В толковом словаре Даля эмпиризм отражает слепой опыт без разумного применения теории [62, с. 664]. В толковом словаре русского языка за 1940 г. уже возникает противоречие: с одной стороны, эмпиризм это философское направление (философия же, как известно, опирается на абстрактные понятия), а с другой он отрицает обобщения и абстракции [207, с. 1422]. В философской энциклопедии за 1996 г. отмечается, что сенсуалистический эмпиризм эволюционирует к логикоматематической форме [215, с. 503]. Однако самые последние философские учения, скажем, постмодернизм, апеллируют к внутреннему опыту [см. напр., 19] и в истории философии внутренний опыт известен давно как мистическая, теологическая и т.п. практика.

Исторически первой формой эмпиризма был эмпиризм сенсуалистический. Он исходил из того, что реальность представлена вещественнотелесным миром вещей. Его часто называют материалистической концепцией несмотря на то, что представления о материи в истории философии вовсе не исчерпывались материей чувственно воспринимаемой, а допускали и существование материи сверхчувственной.

Сенсуализм учение, считающее ощущение единственным источником познания реальности. Оно отталкивается от того факта, что для восприятия характерно специфическое переживание прямого контакта с вещественнотелесным миром. Отсюда убеждение сенсуалистов в непосредственности чувственного познания. Эмпирический сенсуализм предполагал минимум активности субъекта и в этом многие усматривали его ограниченность. Преодолел эту ограниченность классический эмпиризм.

Основателем классического эмпиризма считают Ф. Бэкона. Он сделал шаг за рамки простого опыта, недостатки которого не компенсирует даже помощь инструментов. Это был шаг к живому, т.е. практическому, созерцанию, или к практике как определённой форме деятельности. Бэкон показал, что практика тем отличается от простого чувственного восприятия, что предоставляет последнему больше, чем в пассивном созерцании возможностей для органов чувств [31, с. 299]. Оспорить первенство этого открытия пытался К.Маркс [129, т. 3, с. 1], сделавший субъектом своей «логики» практику. Но, как отмечают исследователи этого вопроса, эмпиризм Маркса опирается на бэконовское понимание практики [143, т. 3, с. 5 7].

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 30 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.