WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |

С. И. Самыгин

ЛЮБОВЬ ГЛАЗАМИ МУЖЧИНЫ

Главы 5, 11, 13 написаны в соавторстве с кандидатом психологических наук, профессором Л. Д. Столяренко.

Издательский центр «МарТ» РостовнаДону 2000 ББК 84.6 С 72 Об авторе Самыгин Сергей Иванович (1952 г.) — доктор социо­логических наук, профессор кафедры социологии и пси­хологии. Действительный член Международной академии науки и практики организации производства. Работает в Ростовской государственной экономической академии. Специалист по проблемам социальной психологии, тео­рии и практике межличностных коммуникаций, социо­логии молодежи, социологии и психологии управления.

За последнее время вышло более 20 учебников и мо­нографий, написанных при его участии. Постоянный ав­тор издательского центра «МарТ».

Самыгин С.И.

С 72 Любовь глазами мужчины. РостовнаДону: Издательский центр «МарТ», 2000 224 с.

Эта книга о любви, семье, отношениях мужчин и жен­щин. Книга написана мужчиной, и, разобравшись ней, женщина больше узнает о мужчинах вообще, о их пси­хологии, ожиданиях, требованиях, сильных и слабых сторонах. Особенно ценно последнее. Женщина, знающая слабости мужчины, никогда не проиграет — ни в жизни, ни в любви.

ISBN 5241000143 ББК 84. Самыгин С. И., 2000 Оформление: издатель­ский центр «МарТ», От читательницы Книжек о любви, семье, отношениях мужчин и женщин сегодня немеряно — на каждую жен­щину приходится штук пять. «Как завоевать мужчину своей мечты», «Как выйти замуж», «Что ему нужно» и так до бесконечности. Одна­ко жить легче на стало, хоть ты их все прочти. У подавляющего большинства таких книжек есть два существенных недостатка — авторы женщины, и женщины иностранные. Отсюда голый прагматизм. Суть любой книжки сводит­ся к вопросу «Как выйти замуж», и на десят­ках страниц размазывается ответ: «Лучше оде­ваться и больше улыбаться». Что, по большо­му счету, абсолютно правильно, если под «луч­ше одеваться» понимать хорошее отношение к себе, а под «больше улыбаться» — хорошее от­ношение к людям. Но в России, в силу целого ряда причин, трудно жить по американским рецептам — что Карнеги, что Барбары де Анджелис. Уже поэтому я советую прочесть «Лю­бовь глазами мужчины» — она написана на­шим автором.

Вовторых, эта книга не относится к разряду «женского чтива», но, безусловно, поможет чи­тательницам реализовать себя в общении с про­тивоположным полом, не остаться без взаимно­сти, избежать одиночества, поможет разобрать­ся в себе и в партнере. Книга написана мужчи­ной, и, разобравшись в его книге, женщина больше узнает о мужчинах вообще, о их пси­хологии, ожиданиях, требованиях, сильных и слабых сторонах. Особенно ценно последнее. Женщина, знающая слабости мужчины, никог­да не проиграет — ни в жизни, ни в любви.

Посвящается моим любимым родителям, ныне покойным, Таисии Леонтьевне Самыгиной и Ивану Ивановичу Самыгину От автора Материалы для этой книги я начал собирать двадцать пять лет назад, когда, читая студен­там факультативный курс по моральноэтиче­ским проблемам, столкнулся с определенными затруднениями. Факультативные занятия пред­полагают полную свободу посещения занятий, и я задумался над вопросом: «Какие проблемы наиболее интересны молодым людям?» Я провел опрос среди студентов и выяснил, что их ин­тересует тема «Любовь и современный человек».

После выхода в 1996 году моей книги «Все о мужчинах. Образ и суть», где была глава «Лю­бовь и мужественность», я стал получать пись­ма от читателей, в основном с критическими замечаниями, которые постарался учесть в этой книге.

Глава 1. Тайна любви: попытка определения Прежде чем говорить о любви, хорошо бы опреде­лить, что это. Я опросил человек двадцать, и ни один не повторил другого. И «сон упоительный» (Галина, 50 лет), и «чувство глубокой привязанности, грани­чащее с сумасшествием» (Вадим, 22 года), и «ликова­ние души» (Зоя, 77 лет), и «помешательство ума» (Михаил, 51 год), и «состояние, при котором возни­кает желание сделать для любимого человека чтонибудь хорошее, невзирая на последствия для себя» (Игорь, 33 года). И так далее, и так далее... Ничего удивительного — за последние тридцать веков стало известно около пяти тысяч определений любви. По­смотрим в словарях. «Любовь — это чувство самоот­верженной сердечной привязанности». Такое опре­деление дает «Словарь русского языка» С. И. Оже­гова. Маловато говорит о любви Ожегов. Смотрим дальше. В «Философской энциклопедии» любовь определяется как «нравственноэстетическое чувство, выражающееся в бескорыстном и самозабвенном стремлении к своему объекту. Специфическим со­держанием этого чувства является самоотдача, са­моотверженность и возникающее на этой основе ду­ховное взаимопроникновение. Индивидуальности с их духовными и природными различиями образуют в любви завершенное единство; дополняя друг дру­га, они выступают как единое целое. Нравственная природа любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, но на вполне кон­кретного, единственного и неповторимого человека».

Фактически философская энциклопедия переска­зывает наукообразным языком легенду об андрогинах — первых людях, каждый из которых был одно­временно мужчиной и женщиной. Андрогины были так совершенны, так сильны, умны и счастливы, что боги позавидовали полноте их существования и разру­били первых людей пополам. С тех пор эти половин­ки ищут друг друга по всему свету, чтобы вновь слить­ся в единое целое и обрести прежнюю силу и счастье.

Вот «Словарь по этике» 1983 года издания: «Лю­бовь — чувство, соответствующее отношениям общно­сти и близости между людьми, основанным на их заинтересованности и склонности... Любовь понима­ется в этике и философии как такое отношение между людьми, когда один человек рассматривает другого как близкого, родственного самому себе и тем или иным образом отождествляет себя с ним: испытыва­ет потребность к объединению и сближению; отож­дествляет с ним свои собственные интересы и устрем­ления; добровольно физически и духовно отдает себя другому и стремится взаимно обладать им».

Нет, такое сухое определение любви на враждеб­ном ей языке омертвляет ее, превращает в восковый муляж. Отсеченный от образного мышления, такой подход обречен на провал. Унылая ученость не спо­собна передать живой трепет любви, ее противоречивейшую сложность, ее тайну — то таинственное, что не поддается выражению словами. Или поддает­ся, но гению литературы.

«Любить, — писал Л. Н. Толстой, — значит жить жизнью того, кого любишь». А Аристотель говорил по этому поводу так: «Любить — значит желать дру­гому того, что считаешь за благо, и желать притом не ради себя, но ради того, кого любишь, и старать­ся по возможности доставить ему это благо».

А Стендаль так говорит о любви: «Любовь — это соревнование между мужчиной и женщиной за то, чтобы доставить Другому как можно больше счастья».

Может поэтических определений любви вполне до­статочно для обихода? Тот же Стендаль сказал: «Лю­бить — значит испытывать наслаждение, когда ты видишь, ощущаешь всеми органами чувств, и на как можно более близком расстоянии, существо, кото­рое ты любишь и которое любит тебя». Блестяще сказано! Любовь — это пир всех чувств, это сильней­шая тяга к слиянию — и душевному, и физическо­му, стремление быть как можно ближе к любимому человеку.

Но это только «часть» любви, один ее аспект. Оп­ределение Стендаля неполно...

Может, не надо так поэтизировать? Если отвлечься от литературнохудожественных, риторических и логически противоречивых опреде­лений и обратиться к естественным наукам, в част­ности, к биологии, то любовь можно определить как избирательный поиск брачного партнера.

Многие птицы создают прочные пары, иногда на всю жизнь, и очень тяжело переживают потерю парт­нера («лебединая верность»). Избирательность демон­стрируют млекопитающие хищники, например, вол­ки, ведущие стайный образ жизни. В иерархических сообществах животных каждая особь занимает свою ступеньку, от вожака стаи, самцалидера, так называ­емого «самцаальфы», до «самцаомеги», самого сла­бого и подчиняющегося всем остальным в стае. Та­кое же распределение ролей и у самок. Казалось бы, что и спариваться животные должны с соблюдением иерархии, но нет, часто самкаальфа выбирает ниже­стоящего самца, и даже вожак не оспаривает ее вы­бор. Похоже на любовь? «Не подлежит сомнению, что половое чувство, хо­тя и общее у человека с животным, есть тем не менее источник самых высших духовных проявлений», — писал физиолог Мечников. И еще: «Совокупность чувств и переживаний, которую люди называют лю­бовью, есть не что иное, как психологическая над­стройка над биологическим по своей природе половым влечением».

Наиболее последовательно эту точку зрения от­стаивал Зигмунд Фрейд, который считал, что все человеческие привязанности вытекают из одного общего источника — полового влечения, «либидо». Ядро того, что мы называем любовью, — писал он, — это половая любовь, цель которой — половая бли­зость. Но Фрейд подчеркивал, что с младенчества человек проходит ряд этапов психосексуального раз­вития, и от того, как проходили эти этапы, будет зависеть личность человека, его здоровье, судьба, поведение, характер проблем, стиль любви. А че­ловека, достигшего истинной психологической и лич­ностной зрелости, отличают два признака: 1) стрем­ление к самореализации через творчество и работу; 2) способность любить другого человека ради него самого, а не ради удовлетворения своих потребностей.

Эмоциональная зрелость любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, как при непосредственном чувственном влечении, а в устремлении к личности другого человека, ценной ее индивидуальной неповторимостью; ее выявлении через те человеческие отношения, в которые с ним вступает любящий.

«Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом Я и, однако, в этом же исчезновении и забве­нии впервые обрести самого себя и обладать самим собой», — писал Гегель.

Почти все современные попытки определения любви, пытаясь рационализировать определяемое понятие, любовь упрощают.

Более или менее верное определение любви долж­но быть, наверное, рождено понятийным и образ­ным мышлением вместе, неся одновременно текст и подтекст. Оно должно быть многозвенным, посколь­ку многозвенна сама любовь. И оно должно, навер­ное, не начинать разговор о любви, а венчать его, став выводом.

Вероятно, такое определение любви никогда не будет дано... Можно только попытаться описать наи­более общие закономерности любви. Как сделал это апостол Павел почти две тысячи лет назад:

Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, Не радуется неправде, а сорадуется истине; Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает...

(Первое послание к Коринфянам) Рождение любви Тысячелетиями люди думали, что любовь входит в человека мгновенно, как удар молнии. Потом ста­ли понимать, что с первого взгляда начинается не любовь, а влюбленность, и только потом она может стать — или не стать — любовью.

Рождение любви — вереница громадных и незри­мых перемен в человеке. В нем совершаются таин ственные, непонятные нам внутренние сдвиги. Мы видим только их результаты, а что к ним привело — не знаем.

Рождение любви — не вспышка, не взрыв, а по­степенная перестройка всей внутренней жизни че­ловека, переход ее — звено за звеном — в новое со­стояние. Новое для человека ощущение, входя в ряд его привычных чувств, изменяет их одно за другим, просвечивает, подобно тому, как акварельная крас­ка, попадая в воду, сначала неуловимо, а потом все ярче окрашивает воду.

Все мы знаем, что в обычном состоянии человек не может ощущать чувства другого человека, пере­живать их. И только во взлетах сильной любви бы­вает странный психологический феномен, когда раз­ные «я» словно сливаются друг с другом — как буд­то токи любви смыкают между собой две разомкну­тые души, как будто между нервами любящих пере­кидываются невидимые мостики и ощущения одно­го перетекают в другого, становятся общими.

Интересы другого, его заботы делаются вдруг тво­ими. Какоето «переселение душ» — часть твоей души перебралась в тело другого человека, и ты те­перь ощущаешь его чувства как свои.

Известные нам законы физиологии нарушаются. Все мы знаем, что наши ощущения ограничены на­шим телом, и человек просто не может испытывать чужие ощущения. И если он все же чувствует их, то, наверно, не физически, нервами, а психологи­чески — то ли воображением, то ли какимто шес­тым чувством, еще не известным нам.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.