WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 77 |

Результаты или практическая деятельность органов госу­дарственной власти и органов местного самоуправления. Знания, полученные конституционноправовой наукой, нуждаются в проверке их истинности. Кроме того, сама наука развивается, опираясь на практику органов государственной власти и местного самоуправле­ния, опыт реализации конституционноправовых норм. Связь науки и практики в сфере действия конституционного права характеризуется тем, что, с одной стороны, именно практика ставит перед наукой кон­кретные задачи, а с другой стороны, только наука способна сформу­лировать выводы, предложения и рекомендации, направленные на совершенствование практической деятельности. Следовательно, эта часть деятельности структур государственной власти и местного са­моуправления, ее результаты тоже источник науки конституционно­го права.

Результаты социологических исследований. Они как источ­ник науки конституционного права имеют еще сравнительно неболь­шую историю. Несмотря на это, ясно, что в современных условиях получить достоверную информацию и спрогнозировать будущее без социологических исследований сложно, а в ряде случаев просто не­возможно. В науке конституционного права социологические иссле­дования применяются в самых различных областях. И с этой точки зрения она смыкается с социологией и политологией.

Источниками науки конституционного права являются также официальные материалы (речи и выступления руководителей госу­дарства и регионов, депутатов, программы и уставы партий, заявле­ния их лидеров), материалы периодической печати (статьи, интер­вью и др.), архивные материалы и многое другое.

Причем, чем богаче источниковедческая основа конституци­онноправового исследования, тем оно содержательнее, интереснее. В этой связи очень желательно, чтобы при проведении тех или иных исследований в области науки конституционного права использова­лись, по возможности, все перечисленные виды источников. Это по­зволит избежать одностороннего взгляда на вещи и явления, умень­шить риск ошибочного решения задачи, увеличить шансы быть объ­ективным в анализе, в суждениях, выводах, предложениях и рекомендациях.

4. О понятиях и категориях науки конституционного пра­ва. Различия между понятиями и категориями просматриваются в од­них работах достаточно ясно, в других не очень, в третьих вообще сложно понять, где понятие и где категория. Условимся: понятие мысль, которая по какомуто определенному характерному признаку выделяет из некоторого множества (универсума) и собирает в класс (вид, группу) предметы (вещи, явления), обладающие этими же при­знаками; категория предельно широкое понятие, в котором отобра­жены наиболее общие и существенные свойства, признаки, связи и отношения предметов, явлений объективного мира. «Термин», «сло во», «знак», «символ» все они очень близки к «понятию». К «катего­рии» же близки «закон», «закономерность».

О степени развитости той или иной науки можно составить определенное представление по системе понятий и категорий, ис­пользуемых ею. Можно заметить: в силу особенностей объекта и предмета «в обиходе» науки конституционного права предельно ши­рокий набор понятий и категорий.

Сегодня российская наука конституционного права находится в стадии становления. А это значит: интеллектуальная работа, на­правленная на формирование и развитие ее понятийнокатегориального аппарата, во многом находится в состоянии поис­ка. Хотя по наиболее принципиальным вопросам и существует из­вестная определенность, в целом же система конституционноправовых понятий и категорий является открытой, а не закры­той. Следовательно, исследование понятий и категорий науки консти­туционного права с использованием различных методов еще одно важное направление ее развития.

5. Развитие науки конституционного пра ва. Конституционные идеи в России возникли на рубеже XVI1XVIII веков. Однако тогда они были еще далеки от научности.

К началу XX века российский конституционализм не пред­ставлял собой какогото единого и цельного учения, а имел вид раз­розненных научных направлений и общественных движений. Так, с достаточно высокой степенью определенности можно вести речь о демократическом конституционализме, либеральном конституциона­лизме, консервативном конституционализме правых земцев, прави­тельственном конституционализме. По оценкам ряда исследователей, в России к началу бурных событий 1917 года сложился государствен­ный строй, который может быть обозначен как конституционномонархический8.

Научная мысль о конституции и основанном на ней развитии государства и общества формировалась, находясь под влиянием за­падных правовых традиций. Были сильны позиции юридического по­зитивизма, который, однако, не был столь монолитен, как представ­ляют себе некоторые авторы. Вместе с тем развивалась и социологи­ческая юриспруденция. Если сторонники юридического позитивизма предпочитали иметь дело с «чисто» юридическим материалом (изуча ли нормы права, государственность, пользуясь только специальноюридическими методами, оперируя только правовыми понятиями и категориями), то представители социологической юриспруденции открыто включали социальные и политические моменты в государст­венное право. Они были убеждены в том, что при изучении государ­ственной организации важно изучать не только нормы, но и сами си­лы, определяющие эту организацию; при изучении норм необходимо сопоставлять их с фактическими отношениями, которые эти нормы регулируют. В дореволюционной России в области конституционного (государственного) права работали крупные ученыеюристы: Ф.Ф. Кокошкин, Н.М. Коркунов, С.А. Котляревский, Н.И. Палиенко, Б.Н. Чичерин, А.С. Ященко и др. Они сформулировали основные по­нятия российского государственного права, создали теоретические и специальноюридические конструкции, которые представляют науч­ную ценность и для современных исследователей права и государст­ва. Как правило, дореволюционные российские ученыегосударствоведы высказывались за ограничение всевластия царя, но в большинстве своем были сторонниками монархии. «Верховная само­державная власть», обеспеченная еще и преимуществами конститу­ции, казалась им самой большой социальной ценностью. Поэтому крах монархии в России для многих из них стал тяжелой личной дра­мой.

В советский же период конституционное право как самостоя­тельная наука не могла развиваться. Она была обречена на то, чтобы «выживать» в составе единой науки «советского государственного права», которая была построена на признании научной ценности только марксистсколенинской методологии исследования права и государства вообще, государственного права в частно­сти. Принципиальное значение для науки советского государственно­го права имели работы К. Маркса «Гражданская война во Франции», Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и госу­дарства», В.И. Ленина «Государство и революция», а также произве­дения руководителей ВКП(б)КПСС, решения руководящих партий­ных органов. Научные разработки государствоведов дореволюцион­ной (досоветской) России были полностью отброшены как не соот­ветствующие новой, ставшей господствующей, идеологии марксизмаленинизма. Любые отступления от нее жестко пресекались. Поэтому советское государственное право могло развиваться только на ее ос­нове и в заданных ею параметрах.

На первых порах, в 20е, особенно в 30е и 40е годы преобла­дали работы комментаторского плана; разъяснялись положения Кон­ституции РСФСР 1918 года, затем Конституции СССР 1936 года, по­пуляризировались высказывания классиков марксизмаленинизма. Но в 60е годы стали появляться работы, посвященные и сравнительному государствоведению. А это позволило отказаться от тезиса о том, что советское государственное право является вершиной научной мыс­ли. В эти же годы начался отход от рассмотрения государственного права с чисто классовых позиций, хотя последние считались опреде­ляющими. Несмотря на то, что в 6070е годы стала пропагандиро­ваться идея общенародного государства, имеющего более широкую социальную базу, чем государство диктатуры пролетариата, концеп­ция правового государства не признавалась вплоть до конца 80х го­дов.

Несмотря на заидеологизированность и заполитизированность, в решении специальноюридических вопросов отрасли имели место и значительные теоретические и практические достиже­ния. Они связаны с именами таких ученыхюристов, как Г.В. Барабашев, Л.Д. Воеводин, Д.Л. Златопольский, И.П. Ильинский, М.Г. Кириченко, В.Ф. Коток, С.С. Кравчук, Н.Я. Куприц, И.Д. Левин, А.И. Лепешкин, B.C. Основин, В.А. Пертцик, Г.И. Петров, И.П. Трайнин, Б.В. Щетинин и многих других. Так, благодаря их уси­лиям весьма хорошо были исследованы проблемы предмета государ­ственного права, особенности государственноправовых норм и спе­цифика их реализации, виды государственноправовых отношений, их субъектный состав. Имелись серьезные исследования по проблемам источников государственного права, узловым проблемам государст­венноправовой доктрины (сущности суверенитета, общим вопросам народной демократии, проблемам правового статуса лично­сти). Рамки общеметодологических установок оставляли определен­ный простор для дискуссий по достаточно широкому кругу государ­ственноправовых проблем. Ученыеюристы принимали активное уча­стие в формировании планов законодательных работ, в разработке конкретных законов и законодательных актов, в систематизации за­конодательства.

Начиная с середины 80х годов прошлого, XX, столетия, в среде российских ученыхюристов, в том числе конституционалистов, государствоведов, сложилась сложная ситуация.

Одни с усердием, достойным лучшего применения, отстаива­ли те подходы и принципы, которые характерны наиболее идеологи­зированным и политизированным сторонникам классового учения о конституции, праве и государстве советского периода. Другие (исто­рия их ничему не научила) стали безудержно критиковать советское государственное право, тотально отрицать все, что было наработано в советский период в области конституционализма. Третьи стали с рве­нием возвеличивать вклад в развитие науки российского конституци­онного права дореволюционных государствоведов. Четвертые чрез­мерно увлеклись иностранным конституционным правом, особенно американским конституционализмом. Пятые, в смятении оставив за­нятия в области конституционного права, переключились на изучение других научных проблем. Отдельные ученыеюристы перестали во­обще заниматься правом, в частности конституционным (государст­венным) правом, а углубились либо в философские, социологические, политологические проблемы, либо занялись решением сугубо праг­матических задач: ушли в бизнес, в адвокаты и т.п.

С принятием на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года Конституции РФ развитие российского конституционализма, в том числе науки конституционного права, идет под ее сильным влия­нием. Вместе с тем, до некоторых пределов сохраняют свое значение и приведенные тенденции.

Однако сегодня достаточно очевидно, что российская наука конституционного права не может развиваться только на основе го­лой критики советского государственного права. В ней равно непри­емлемы некритическое восприятие своего прошлого или чужого опы­та конституционноправового обустройства государства и общества, а также апология существующего режима правления. Любая наука, ес­ли она намерена существовать в этом качестве и не переродиться в свою противоположность, должна развиваться по собственным и имеющим объективное основание законам.

Конституционализм мировое движение. Достаточно много фактов, говорящих в пользу того, что наука конституционного права сложна, но в целом едина. Вероятно, наибольшего успеха в ее разви тии можно добиться, если, исходя из признания общечеловеческих ценностей, искусно применять достижения современной методологии исследований, особенно в области сравнительного конституциоведения и сравнительного правоведения в целом (компаративистики), не забывая о том, что, несмотря на все катаклизмы, в развитии любой науки, в том числе российской науки конституционного права, про­сматриваются элементы преемственности, научной аккультура­ции. Чрезмерная политизация и идеологизация это своего рода «медвежья услуга» развитию российской науки конституционного права. А вот неустанная работа живой конституционной мысли, на­правленной на поиск идей, ведущих к становлению ее теоретического потенциала и практической отдачи, думается, со временем, несо­мненно, даст хорошие, отличные, превосходные плоды.

Примечания 1 Юдин Э.Г. Системный подход и принципы деятельности. М., 1978. С. 2 Лучин В.О. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М.: Юрид. лит., 1976; Лучин В.О. Конституционные нормы и право­отношения: Учеб. пособие. М.: Закон и право: Издательское объединение "ЮНИТИ", 1997.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 77 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.