WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

Так мы должны смотреть на то, что является со­держанием праздника Рождества. Ведь для многих со­временных людей этот праздник Рождества ничто иное, как некий род праздника подарков, как нечто такое, что попривычке празднуют из года в год. Кроме того, этот праздник Рождества стал тем, во что превратилось в нашей жизни очень многое: он стал фразой. И поскольку эти вещи стали фразой, совре­менная жизнь пришла к своим бедствиям, к своему хаосу.

Если бы, опираясь на это наше Общество, мы смогли развить правильные ощущения для того, что в настоящее время превратилось во фразу, и если бы, исходя из этих правильных ощущений, мы смогли бы найти импульсы для обновлений, которые необходи­мы, то это Общество, называющее себя антропософ­ским, было бы достойно своего существования. Внут­ри этого Общества должно быть понимание того, ка­ким злом для современной эпохи является в действи­тельности то, что такие факты, как праздник Рождества, распространяются в виде фразы. Необхо­димо понимание того, что в будущем этого не должно быть, и что эти факты должны получить новое содер­жание, что старые привычки надо оставить и на место старых привычек должны прийти новые воззрения. Если мы не имеем для этого внутреннего мужества, то мы соучаствуем во лжи, придерживаясь старой фразы о ежегодном празднике Рождества, отмечаемом без соответствующего чувства и ощущения в душе. Разве, делая ежегодно по старой привычке друг другу подар­ки на этот праздник Христа, мы как человечество ко­гданибудь поднимемся к высочайшим вопросам этого нашего человечества? И вместе с тем переживаем ли мы или по крайней мере выслушиваем тоже ставшие фразой слова сегодняшних приверженцев отдельных религиозных объединений? Мы должны бы запретить себе оставаться при этой внутренней пустоте праздни­ка Рождества. Мы должны бы принять внутреннее решение дать содержание такому празднику, который должен поднять человечество к пониманию смысла своего существования, дать содержание, которое дей­ствительно может провести через наши души высо­чайшие, ни с чем несравнимые ощущения.

Спросите себя об ощущениях, присутствующих сегодня в душах, в сердцах во время рождественской ёлки, спросите себя, живут ли в подарках, которые люди делают друг другу по старой привычке, в рож­дественских открытках, написанных привычными фразами живут ли там ощущения, поднимающие че­ловечество к пониманию смысла его земного бытия! Несчастье нашего времени заключается в том, что мы не в состоянии обрести мужество подняться над фра­зёрством нашего времени к новому содержанию. Но чтобы это произошло, чтобы пришло новое содержа­ние, содержание, которое может снова пронизать нас ни с чем несравнимыми ощущениями, совершенно по­трясающими нас так же, как в первом столетии ис­тинные христиане, ощутившие Мистерию Голгофы и явление Христа на Земле как высочайшее, были по­трясены тем, что может быть человечеством пережито на Земле мы должны об этом вспомнить и нечто по­добное воссоздать в своих душах.

О, эта душа сможет прийти к неповторимым ощущениям, если она почувствует себя обязанной пе­режить в современном человечестве новую легенду об Изиде; эта легенда об Изиде, Изиде, убитой Люци­фером и удалённой в мировое пространство, которое стало математической абстракцией, то есть гробом Изиды, о поиске этой Изиды и о её нахождении путём побуждения внутренних духовнопознавательных сил, которые на место ставшего мёртвым неба поставят затем то, что из внутренней жизни снова позволит звёздам и планетам предстать перед нами как памятники духовным силам, струящимся сквозь простран­ство. Мы сегодня смотрим на ясли в правильном смысле только тогда, когда переживаем в неповтори­мом ощущении то, что странствует тут через про­странство, и потом смотрим на то Существо, которое вошло в мир через младенца. Мы знаем, что мы несём это в себе, но нам надо навстречу ему принести пони­мание. Поэтому так же, как египтянин смотрел от сво­его Озириса на Изиду, нужно учиться смотреть на но­вую Изиду, на святую Софию. Христос снова явится в своём духовном облике в ходе XX столетия не пото­му, что нечто само вступит извне, а благодаря тому, что люди найдут ту силу, которая проявляется через святую Софию. В ходе нового времени существует тенденция утратить именно эту силу Изиды, именно эту силу Марии. Она убита всем тем, что скопилось в современном сознании человечества. И новые вероис­поведания отчасти искоренили как раз воззрение на Марию.

В известной мере в том и состоит мистерия совре­менного человечества, что убивают, собственно гово­ря, МариюИзиду, и что подобно тому, как по ту сто­рону в Азии искали Озириса, нам надо искать МариюИзиду в далях небесного пространства с той силой, которую может высвобождать в нас Христос, если мы в правильном смысле отдаём себя ему.

Представим себе это правильно, углубимся в эту новую легенду об Изиде, которую обязательно надо пережить, пропитаем этим свои души и в правильном смысле переживём то, о чём человечество в лице мно­гих своих представителей полагает, что эта святая Ночь заполняется чтобы войти в Рождество! Однако, могло бы быть так, что это антропософское Общество было бы обществом людей, объединённых любовью, так как они сознают, что им надлежит совместный по­иск. Обратим же внимание на эту нашу интимней­шую, глубочайшую задачу! Перенесёмся же духом к яслям, принесём рождественскому младенцу эту жертву и дары, таящиеся тут в познании, которое должно пройти через наши души ни с чем несравни­мым, чтобы современное человечество пришло к осу­ществлению своих задач, решение которых приведёт из состояния варварства к новой истинной цивилиза­ции! Правда, для этого необходимо, чтобы в наших кругах действительно с любовью помогали друг дру­гу, чтобы поистине возникла община душ, чтобы ис­чезли из наших рядов мелочная ревность и тому по­добное, чтобы мы смотрели не только друг на друга, но все вместе в направлении общей великой цели. В тайне, принесённой в мир рождественским младен­цем, одновременно заключено то, что в направлении общей цели люди могут смотреть, не приходя между собой к дисгармонии, ибо общая цель означает соеди­нение в гармонии. И свет Рождества, по сути дела, должен светить как свет мира, как свет, который сможет принести внешний мир только благодаря то­му, что он осветит сначала внутренним миром сердца людей. Мы должны суметь сказать себе: когда мы придём к этому, то есть будем действовать вместе в любви ради великих задач, только тогда мы поймём Рождество! Если мы к этому не придём, мы не по­нимаем Рождество.

Если мы сами создали дисгармонию, разве мы ре­шимся подумать, что такая дисгармония отторгнет нас от понимания Того, Кто явился среди людей во все­ленское Рождество? Разве мы можем не дать этой ро­ждественской Мистерии по каплям втекать в наши души в качестве того, что сводит наши души в любви и единении? Если мы не поймём правильно, что такое духовная наука, то мы не сможем этого достичь. Да, если мы то, что насобирали со всех углов мира, где сегодня царят только фразы и заведённый порядок, несём сюда в это Общество, то из этого Общества ни­чего не возникнет. Помните о том, что, вероятно, это­му Обществу предстоит тяжёлый год, что необходимо собрать все силы и с этим пониманием праздновать Рождество. О, я бы хотел иметь слова, которые в этот сегодняшний вечер говорят глубоко в сердце каждо­му! Тогда каждый из вас ощутил бы, что в этих сло­вах, которые я произношу сегодня, заключено привет­ствие, являющееся призывом понастоящему согреть в душе духовную науку, чтобы она стала такой силой, которая могла бы помочь подняться человечеству, живущему под страшным гнётом.

Исходя из таких точек зрения изложены мысли, которые я хотел вам высказать. Будьте уверены, что для каждого в отдельности они предназначены как го­рячий рождественский привет, как нечто такое, что в лучшем смысле должно перевести его в Новый год. Примите то, что я хотел сегодня вам сказать как пре­исполненное любви рождественское приветствие.

Третий доклад Дорнах, 25 декабря 1920г.

Мы можем рассмотреть два направления, когда речь идёт о том, чтобы понять Событие Голгофы в смысле Рождественской Мистерии: с одной стороны, звёздное небо со всеми его тайнами и, с другой сторо­ны, внутреннее человека со всеми его тайнами. Более того, в течение этих дней я указал на то, как по звёзд­ному небу так называемые маги с Востока узнали о пришествии Христа Иисуса на Землю, как из созерца­ния, развившегося из человеческого внутреннего, бед­ные пастухи в поле ощутили возвещение этого Спаси­теля человечества. На оба эти направления, от кото­рых, по сути, к человеку приходит всякое познание, от которых к нему должно было прийти и высшее позна­ние об истинном смысле Земли, мы ещё раз направим сегодня наше внимание.

Оглядываясь на времена, предшествовавшие Мис­терии Голгофы, мы находим там положение души че­ловека по отношению к универсуму и к себе самой совсем иным, чем после Мистерии Голгофы. Конечно, во внешней истории это не нашло вполне определён­ного отражения по той причине, что в значительной мере древнее познание принадлежит эпохам, которым в послеатлантическое время до Мистерии Голгофы предшествовали тысячелетия. Когда приблизилась Мистерия Голгофы, этот род познаний уже ослаб. И мы можем сказать, что только отдельные, особо из­бранные, люди, как три мага с Востока, могли иметь такое далеко идущее познание, которое обнаружилось у них; и, с другой стороны, только особо предпочи­таемые, душевно восприимчивые пастухи, стало быть, люди из народа, могли из сна развить созерцание, ка­кое развили эти пастухи. Но это было только насле­дие древней познавательной связи человека со все­ленной, как, с одной стороны, у магов, так, с другой стороны, у пастухов.

И всё же мы не можем сказать, в частности и для нашей эпохи, чтобы человечество особенно отчётливо проявило уже тот род познания, который едва вступил в развитие человечества со времени Мистерии Голго­фы, но то, что мы сегодня вечером проведём перед душой, в общем уже имеет силу. Дохристианский род отношения к звёздному небу был таков, что едва ли люди видели звёзды только так прозаически, абст­рактно, как мы видим их теперь. То, что люди этих древних эпох говорили о звёздах, как о живых суще­ствах, едва ли пришло, как полагает весьма несовер­шенная наука, из одной только фантазии, а пришло это из духовного, хотя и инстинктивного, атавистиче­ского созерцания звёздного неба. Именно в древние эпохи на звёздном небе видели не просто световые точки или световые поверхности, но видели там нечто духовное, которое можно было охарактеризовать в том смысле, в каком эти древние люди характеризова­ли образы звёзд, ибо они ощущали отдельные планеты нашей планетной системы одушевлёнными живыми существами. В этом далёком звёздном небе видели только духовное. И как эти древние люди видели звёздное небо в его духовном элементе, также они ви­дели всё относящееся к растительному и минерально­му мирам. Итак, звёздное небо, минеральный и расти­тельный миры эти три области бытия древние люди видели с помощью одной способности познания. Они говорили о звёздах как об одушевлённых существах, а также о минералах и растениях они говорили как об одушевлённых существах.

Мы как раз не должны себе представлять, что спо­собность познания у людей этих древних эпох была такая же, как наша. Некоторое время тому назад я по­казал ступень познания, вовсе не так сильно отли­чающуюся от нашей, но которую, по сути дела, мно­гим людям современности уже трудно себе предста­вить. Я говорил, что греки в своей самой ранней куль­туре вообще не видели синий цвет, что они, следовательно, не имели над собой синего неба. Это было нечто такое, чего греки не имели. Они ощущали цвета больше в активном красножелтом направлении. Они и не применяли для рисования то, что сегодня для нас является синими оттенками. Этот синий цвет выступил для человеческого восприятия лишь позже.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.