WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

Должен быть снова найден путь к Мистерии Рож­дества. Мы должны стать в отношении природы таки­ми же благочестивыми, какими в своих сердцах были пастухи. Мы должны в нашем внутреннем созерцании стать такими мудрыми, какими стали маги при на­блюдении планет и звёзд в пространстве и во времени. То, что маги развивали во внешнем, мы должны раз­вить во внутреннем. То, что наивные пастухи в поле развили в своих сердцах, мы должны развить в нашем общении с внешним миром, тогда мы найдём путь, истинный путь к глубокому ощущению Христа, к ис­полненному любви пониманию Христа. Тогда мы найдём путь к Мистерии Рождества. Тогда мы сможем с правильными мыслями и с правильным чувством рядом с первоначальным деревом из рая поставить яс­ли, говорящие нам не только о том, как человек вошёл в мир через природные силы, но как уже через новое рождение он может осознать себя в своём полном че­ловеческом бытии.

Тот, кто говорит сегодня о Мистерии Рождества, должен перед человечеством поставить требование, обращенное к будущему. Мы живём в те серьёзные времена, когда нам необходимо уяснить себе, что мы должны сперва стать людьми в истинном смысле. Мы ещё не достигли того, что полностью запечатлело бы в душе мудрость магов, что позволило бы благочестию пастухов всецело течь во внешний мир. Необычайно требовательно стоит перед вратами человеческого бы­тия социальный вопрос. В последние годы он принёс ужасное; и он становится всё более и более угрожаю­щим, и только спящие души могут не замечать это уг­рожающее. Европа готовится стать руинами культуры. Из своего хаотического состояния она не поднимется иначе, как только благодаря тому, что люди найдут возможность в совместном социальном бытии снова развить неподдельное истинное человеколюбие. Они не разовьют его иначе, чем через углубление и запечатление в душе своих чувств благодаря тому, что в рассмотрении природы смогут стать такими же бла­гочестивыми, какими были пастухи в поле, когда че­рез их внутренние силы ангел возвестил им об откро­вении богов в высях и о мире на Земле внизу. И с со­циальной жизнью справятся только с этими силами и только тогда, когда созерцаемое в далях пространства и в ходе времён войдёт во внутреннее так, что человек увидит истинное Существо мирового Духа точно так же, как китаец, американец, а в середине между ними европеец, видят одно и то же Солнце. Было бы смешно, если бы одним Солнцем пользовался китаец, одним русский, другим средний европеец, ещё другим француз и следующим англичанин! Как Солнце является одним единственным, так и Солнеч­ное Существо, несущее людей, одно единственное.

Посмотрим в дали мира: мы обнаружим требова­ние к единению человечества. Заглянем во внутренние глубочайшие тайны человека: мы увидим требование к единению человечества. То, что тут является снару­жи, даже самое духовное, говорит не о дифференциа­ции человечества, не о раздорах; то, что говорит в глубочайшем внутреннем, говорит не о дифференциа­ции человечества, не о раздорах. Пастухам в поле тот голос, который они услышали слухом своего сердца, возвестил, что из далёких явлений вселенной откры­вается Божество, и что через принятие Божества в собственные души может наступить мир среди людей, являющихся людьми доброй воли. Это должно возве­щаться новому человечеству из всего окружения при­родного бытия. Тайны звёзд сказали магам с Востока, что здесь на Земле родился Христос Иисус. Это долж­но возвеститься новому человечеству из наблюдения того, что может раскрыться, выявляясь в его внутрен­нем.

Нам нужен новый путь. К нам снова проникнет голос: Измените сознание (2), поновому посмотрите на ход мира! И если правильно смотреть на ход ми­ра, если рассматривать ход человечества, к которому принадлежим мы сами, то найдёшь путь к той тайне, которая открылась как пастухам, так и развившимся мудрецам, и которая откроется нашему внутреннему созерцанию мира и нашему внешнему созерцанию мира. Когда мы, если сможем, достаточным образом углубимся во внешнее и во внутреннее созерцание мира, когда найдём внутреннюю мудрость магов, на­правляющую нас так же, как вела мудрецов с Востока внешняя мудрость магов, когда мы найдём внешнюю мудрость, ведущую нас к благочестию так же, как благочестие вело пастухов в поле, тогда мы снова с правильным внутренним ощущением будем смотреть на то, что заключено в Мистерии: то, что стало потом, Христом, рождено для всякого без различения того, как этот всякий обычно проявляет себя среди людей ставит ли себя в человечестве внешним образом, или замыкается внутри.

Мы должны снова найти тайну Рождества Иисуса. И найти её мы должны, заботясь в себе обо всём том, о чём сегодня должны были говорить. В себе самих мы должны найти свет Рождества, как пастухи в поле свет ангела. И мы должны, как маги с Востока, най­ти звезду с помощью силы истинной духовной науки. Тогда нам откроется некоторый путь к тому, что со­держит тайна Рождества. Мы должны снова её по­знать: она напомнит нам о втором рождении человека.

Если мы работаем над тем, чтобы возродить среди людей тайну Рождества, то мы овладеем в правильном смысле и тайной второго рождения существа челове­ка. Это то, о чём нам своеобразно говорят в одном, не признанном церковью Евангелии (3), где рассказывает­ся, что особенностью одного мальчика Иисуса было то, что он сразу же после своего рождения обратился к своей матери с определёнными словами. Несомненно, в правильном роде мы подходим сегодня к младенцу, лежащему в яслях, если слова, которые он хочет нам сказать, мы слышим правильно: Пробудите в себе рождественский свет, и свет Рождества во внешнем мире тоже предстанет вам, вместе с вашими ближни­ми, в правильном смысле.

Второй доклад Дорнах, 24 декабря 1920г.

В празднике Рождества христианству дано нечто такое, что ведёт непосредственно вверх за самые ши­рокие сферы к высочайшим вопросам развития чело­вечества на Земле. Можно рассматривать историче­ское становление с какого хочешь момента, можно для понимания человеческого становления, для обос­нования смысла этого человеческого становления на Земле привлекать исторические события, но не най­дёшь такого значительного подъёма к этой Мистерии становления человека в такой популярной, повсюду понимаемой форме, какой является мысль о Мистерии Голгофы, какой является мысль, заключённая в празднике Рождества.

Когда мы смотрим на начало очеловечивания на Земле и прослеживаем тысячелетия до Мистерии Гол­гофы, то повсюду находим, что, если даже и соверша­ется среди народных образований чтото великое, это свершение есть род подготовления, род предваритель­ного этапа для того, что произошло ради человечества через Мистерию Голгофы. И опятьтаки, проследив то, что произошло с тех пор, мы, если внимательно присмотримся, сможем понять, как Христос, прошед­ший через Мистерию Голгофы, стал действенным для этого становления человечества. В этом становлении человечества пока ещё многое может казаться таким непонятным. Если исследовать без мелочности, без суеверия, ведущего примерно в том направлении, что человеку без его участия должны были бы помогать какиелибо неизвестные боги тогда, когда он считает, что эта помощь была бы уместна; если отказаться от таких воззрений, то обнаружишь, что даже в мучи­тельных событиях всемирноисторического становле­ния можно признать, какое значение, какой смысл по­лучило это земное становление благодаря тому, что Христос прошёл через Мистерию Голгофы. Нам по­добает рассматривать именно эту Мистерию Голгофы и Мистерия Рождества, конечно, тоже относится к этому с той точки зрения, которая в определенной мере могла бы раскрыть в ней смысл всего земного человечества.

Мы знаем, в какой тесной связи мы должны ви­деть совершающееся в человеческом развитии мо­ральнодуховно, с тем, что совершается в природе. И мы можем ради этого мостика между природным бы­тием и моральным миропорядком подойти с опреде­лённым пониманием также к отношению, занимаю­щему нас многие годы, к отношению Христа Иисуса к тому существу, чьё внешнее отражение является в Солнце. Не всегда сторонники и представители хри­стианского импульса были так враждебно настроены относительно признания этой связи между солнечной мистерией и мистерией Христа, как это часто проис­ходит с нынешними, пришедшими в упадок предста­вителями христианства. Дионисий Ареопагит (4), о котором мы ведь довольно часто говорили, называет Солнце памятником Бога (5). И у Августина (6), и даже у схоластиков, мы ещё повсюду непременно на­ходим указание на то, что за духовнодушевным бы­тием в мире надо видеть образное во внешних свети­лах (7) и в их движениях.

Однако, исходя из той великой связи, из Мистерии Рождества мы должны постичь то, что должно быть для нас естественным именно изза великих задач со­временности. Я хотел бы коечто напомнить из того, что в ходе лет всё снова поразному высказывал вам. Я говорил: мы оглядываемся на первую послеатлантическую эпоху, заполненную действиями и событиями древнеиндийского народа; мы оглядываемся на древнеперсидскую эпоху послеатлантического человечест­ва, на египтохалдейскую, на греколатинскую и дохо­дим затем до нашей жизненной эпохи, до пятой эпохи послеатлантического человечества. За нашей последу­ет шестая и затем седьмая. Я уже говорил вам, что четвёртая, греколатинская жизненная эпоха послеат­лантического человечества в известной мере находит­ся в середине между третьей и пятой, следовательно между египтохалдейской эпохой и нашей, и состоит с ними в определённой связи вы можете об этом также прочитать в моей книжечке «Духовное водительство человека и человечества» (8), и что некая связь опятьтаки будет существовать между древнеперсидской и шестой, и древнеиндийской и седьмой жизнен­ными эпохами послеатлантического человечества. Определённые вещи некоторым образом соответст­венно повторяются в эти жизненные эпохи.

Однажды я указывал на то, как великий Кеплер, последователь Коперника, имел предчувствие того, что своей солнечнопланетной системой он опреде­лённым образом повторил, конечно, подобающим для пятой послеатлантической эпохи образом, то, что в египетских жреческих мистериях жило как система мира. В некотором отношении по поводу этого Кеплер высказывается, конечно, весьма радикально (9). Он говорит, что заимствовал сосуды учителей древней египетской мудрости, чтобы внести их в новое время. Однако, сегодня мы вспомним кое о чём, что в извест­ной степени находилось в центре воззрения культовых обрядов египетских жреческих мистерий. Мы вспомним мистерии Изиды. Чтобы представить себе духов­ную связь мистерий Изиды с тем, что живёт и в хри­стианстве, нам нужно лишь направить свой душевный взор к известной картине «Сикстинская Мадонна» Ра­фаэля, где Мадонна держит на руке младенца Иисуса, позади неё облака, представляющие собой на самом деле исключительно младенцев, так что можно полу­чить представление, что Мадонна приняла младенца Иисуса вниз из облаков, некоторым образом через уп­лотнение тонких субстанций. Но эта картина, создан­ная всецело из христианского духа, есть ведь ничто иное, как род повторения того, что почитали в египет­ских мистериях Изиды, когда её изображали с маль­чиком Горусом на руке. Мотив этой картины полно­стью совпадает с рафаэлевской картиной. Само собой разумеется, нам не следует соблазняться тем, чем, на­чиная с XVIII века, весь XIX век и вплоть до наших дней, соблазнялись многие поверхностные люди по поводу таких вещей, считая, что, возможно, в истории Христа Иисуса и всего относящегося к этому следует видеть лишь род метаморфозы, перерабатывание древних языческих мистерий. Из моей книги «Хри­стианство как мистический факт» (10) вы знаете, как следует это понимать. Но именно в подразумевае­мом там смысле можно снова указать на определённое духовное совпадение с древними языческими мисте­риями того, что выступает в христианстве.

Сущностью этой мистерии Изиды является смерть Озириса и поиск мёртвого Озириса Изидой. Мы знаем, что Озириса, представителя солнечного существа, представителя духовного Солнца убивает Тифон, яв­ляющийся никем иным, как египетским выражением Аримана. Мы знаем: Озириса убивает Ариман, броса­ет в Нил, и его уносит поток; Изида, супруга, отправляется на поиски и находит его по ту сторону в Азии; она возвращает его в Египет; тогда враг Ариман раз­рывает Озириса на куски, и Изида хоронит в разных местах четырнадцать кусков, так что впредь они при­надлежат Земле.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.