WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

ЧТО ГОВОРИТ ДУХОВНАЯ НАУКА О ЖИЗНИ,

СМЕРТИ И БЕССМЕРТИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ

Вена, 8 апреля 1914

Если изложение основ духовной наук

и в предшествующем докладе представляло определенную трудность, то сообщение о тех результатах исследований, которые будут предметом этого доклада, представляет определенный риск в виду способа представлений и привычек мышления нашего времени. Этот способ представлений и привычки мышления должны найти много парадоксального уже в содержании предшествующего доклада, и с этой точки зрения совсем нелегко увидеть серьезные исследования в том, что будет сказано сегодня. Большинство наших современников склонны видеть в этом лишь мечтания фантаста. Говоря о подобных вещах, следует полностью отдавать себе отчёт в том, что в более позднее время становится общепризнанным и само собой разумеющимся всё, что кажется таким парадоксальным и невероятным тогда, когда появляется впервые.

Этими предварительными словами я хотел бы обратить внимание на то, что духоиспытатель должен полностью отдавать себе отчёт в том, насколько невероятными покажутся результаты его исследований, с которыми он выступит.

Прежде чем перейти к результатам этого исследования, хотелось бы в двух словах охарактеризовать основное настроение души духоиспытателя. Это основное настроение совершенно иное, чем в других сферах исследования. Если в познании внешней жизни и в обычной науке сегодня используют те познавательные силы, которые нужно лишь привести в действие, чтобы судить обо всём, что предлагает сама природа и её исследование, если при этом все усилия обращаются на само исследование, наблюдение вещей и познание их законов посредством разума, то настроение духовного исследователя в отношении истины и всех познавательных стремлений является совершенно иным. При духовном исследовании чувствуют всё большую и большую потребность направить всю работу души, все внутренние стремления сначала на подготовку; всё больше и больше чувствуют, что должны постоянно ждать, должны постоянно подготавливаться, если хотят приблизиться к какойнибудь истине в той или иной области, ибо осознают: чем больше усилий и работы совершит душа на том пути, который должен быть пройден до исследования, тем больше созреет для восприятия истины. Именно о таком отношении к истине идет речь в настоящей, подлинной духовной науке. И это чувство, это настроение настолько сильно охватывает душу, что, приближаясь к таким вещам, испытывают священный трепет перед важными, значительными познаниями духовного исследования, предпочитают скорее ждать, чем позволить им слишком рано войти в сознание. В самом духоиспытателе это вызывает совершенно особое настроение, то настроение, которое, постепенно пронизывает всю охарактеризованную выше внутреннюю душевную работу в упражнениях и которое влечёт за собой определённое отношение к истине, а именно священный трепет перед истиной.

После этого вступления хотелось бы сразу же подробнее остановиться на той важной и вполне естественной для каждой души теме, которая будет обсуждаться сегодня. Далеко не последние умы нашего времени упорно придерживаются мнения, что истины веры и истины науки отделены друг от друга; они полагают, что все представления человека, возвышающиеся над рождением и смертью, относятся к области веры, а не строго доказуемого знания. Именно эту пропасть между знанием и верой преодолевает духовная наука. И когда истины о посмертной жизни раскрываются так же, как и здесь, слышится созвучие с тем, что издавно стремилось к современным духовным исканиям; это созвучие слышат при обращении к тому, что великий Лессинг, в соответствии с основными истинами этого духовного знания, изложил ещё в той работе, которую как своё духовное завещание, как зрелый плод своих мыслей и чувств написал незадолго до своей смерти. В "Воспитании человеческого рода" Лессинг не побоялся сказать, что воззрения о повторных земных жизнях не могут быть ошибочными потому, что они возникли как нечто изначальное, к чему пришёл человеческий род, прежде чем предрассудки школ и философий набросили темный покров над тем знанием о посмертном бытии, которым обладало человечество в начале своего культурного развития. Так, опираясь на почву духовного знания, слышат созвучие с теми лучшими умами, можно было бы назвать ещё много имён стремления которых влились в культурное развитие человечества.



Факты и процессы духовной жизни, как было сказано в первом докладе, могут быть исследованы только тогда, когда человек с помощью упражнений разовьёт дремлющие в его душе силы настолько, что душа сможет в качестве сравнения был упомянут химик, извлекающий из воды водород отделить себя от физическителесного, осознать себя отдельно от него и постигнуть смысл слов: я переживаю себя как душевнодуховное существо вне моего тела, которое со всем, что принадлежит ему в чувственном мире, находится передо мной подобно внешнему предмету, который я могу видеть глазами и трогать руками. Как и в предыдущем докладе, я хочу обратить внимание на то значительное мгновение, которое наступает в жизни духовного исследователя, когда он созреет для этого благодаря упомянутым упражнениям. Кто хочет узнать об этих упражнениях больше, пусть обратится к моим книгам "Как достигнуть познания высших миров?" и "Очерк тайноведения". Здесь следует указать лишь на основные моменты в переживаниях духовного исследователя. Когда он отделяет свою душу от тела, тогда в какойто день, может быть даже ночь, ибо возможно как то, так и другое наступает это переживание. Оно наступает посреди обычных событий дня или ночи, одно не будет мешать другому, если подготовка правильна и упражнения делались верно. Это может произойти сотней различных способов, но мне хотелось бы сказать только о характерных чертах. Это может произойти так или иначе, но всегда будут типичные черты, которые я сейчас опишу: человек как бы пробуждается ото сна, он осознаёт, что происходит нечто, что не является сном. От него отступают все внешние восприятия, все заботы и желания, всё, что связывало его с обычной жизнью. Или переживание наступает в середине дня, когда его представления успокаиваются,когда нечто совершенно иное входит в представления, в сознание. То, что тогда наступает мне хотелось бы как можно подробнее остановиться на этом потрясающем переживании, всегда будет подобно тому, как я это описываю: ты сейчас подобен дому, в который ударила молния. Твое окружение рассыпается как дом. в который ударила молния. Молния пронзила тебя самого, и всё, с чем связан ты материально, рассыпается на отдельные элементы. Чувствуют себя извлечённым из себя самого, но сохранившим себя как духовное существо. Это одно из самых глубочайших и потрясающих переживаний, которое только можно представить. С этого, или подобного момента, знают, что означает переживать самого себя в душе вне своего тела. И духовные исследователи всех времен применяли для этого переживания определенное выражение, которое представляется совершенно точным тем, кто его испытал. Ибо во все эпохи, в соответствии с условиями различных культур, имелся единый способ духовного исследования. Современный способ духовного исследования отличается от прежних, он приведен в соответствие с развитием современного естествознания. Но то, что достигается благодаря ему, также достигалось с помощью тех методов, которые соответствовали той или иной культуре. И духовные исследователи различных времён выражали только что охарактеризованные переживания в следующих словах: человек словно подходит к вратам смерти. И фактически то, что происходит, можно представить как переживание смерти. На самом деле этого не происходит, ибо духоиспытатель опять возвращается в своё тело, и всё продолжается как прежде, он опять воспринимает внешний мир. Но все, что он пережил, является образом того, что действительно имеет место, когда человек проходит через врата смерти, когда прекращается земная жизнь и наступает жизнь после смерти.

Если хотят понять, как духовный исследователь приходит к таким вещам, о которых идет речь, то должны представить себе, что посредством тщательной подготовки своей души он достигает совсем другого восприятия, чем восприятие внешних чувств; ему действительно становятся доступны те сферы бытия, о которых будет сказано дальше.

Первое, к чему приходит духовный исследователь в тот момент, когда стоит как бы перед вратами смерти, можно в некотором смысле назвать выходом за пределы человеческой памяти или её преодолением. Человеческая память, человеческая сила воспоминания есть нечто такое, что в определенной мере живёт в нашей душе как начало духовного. Это признаёт даже внешнее исследование, которому ничего не известно о духовной науке. Достигший блестящих результатов французский исследователь Бергсон видел в памяти человека нечто духовное, не имеющего ничего общего с биологическими или физиологическими процессами. И как только исчезнут предрассудки естествознания, которых сегодня ещё упорно придерживаются, тогда в сокровищах нашей памяти увидят нечто, что в человеческой душе уже является как бы началом перехода от того, что связано с чувством и мозгом, к чисто духовнодушевному. Как бы откладывая наши представления в память, мы сохраняем их не благодаря телесным процессам, но исключительно в душе. Я могу только указать на это. Естественнонаучное доказательство вышесказанного потребовало бы слишком много времени и специальных докладов. И как в обычной жизни воспринимают образы воспоминаний, которые извлекаются из сокровищницы нашей души и которые при своём появлении не обладают тем, что помогло бы нам отличить их от иллюзий и галлюцинаций, так и теперь перед душой духовного исследователя, но не из сокровищниц души, а из духовного мира, возникают духовные процессы и духовные факты; и тогда видят, что позади сокровищницы памяти человеческая душа может пережить еще нечто другое. Тогда духоиспытатель осознаёт как бы следующее: теперь, когда твоя душа извлечена из тела, ты можешь полностью охватывать взором, словно внешний объект, собранные тобой в чувственном мире сокровища памяти. Но эти сокровища памяти подобны покрову, который наброшен на то, что всегда жило в душе, но не осознавалось ею, поскольку было покрыто, завуалировано образами воспоминаний. Да, в глубинах этой человеческой души находится нечто, что живёт в ней всегда, но человек, расстилая в душе покров воспоминаний, закрывает им это подсознательное духовнодушевное. Когда духоиспытатель поднимается до духовнодушевного, его воспоминания подобно хвосту кометы тянутся за его душевнодуховным существом, но через них он может прозревать то, что можно было бы назвать силами более высокого рода, чем те, которые сохраняют нам воспоминания. Если бы это выражение не было столь предосудительным, но для этой области, не имеющей ничего общего с чувственным миром, трудно найти соответствующее выражение, то можно было бы сказать: от памяти поднимаются к сверхпамяти. Постепенно достигают, как было сказано выше, имагинативных представлений. Если при воспоминании образы памяти поднимаются, предстают перед душой, и им отдаются пассивно, то при погружении в находящуюся позади памяти область узнают, что следует активно произвести то,что затем стремится вверх как имагинация, как содержание сверхпамяти. Но благодаря подготовленной к таким вещам душе также знают: то, что открывается как находящееся позади памяти, всегда находилось здесь, но только было закрыто памятью, и, познавая это в своём существе, узнают, что задвинутое в основы, которые находятся за сокровищами памяти, представляет собой нечто такое, что теперь работает и действует в нашем физическом организме. И приходят ещё к одному открытию, которое является чрезвычайно важным для отношения духовного исследования к исследованию природы. Исследование природы сегодня говорит: всё, что человек чувствует, мыслит и волит, связано с процессами его нервной системы. Это верно, но оно с помощью своих средств не может допытаться, как душевная жизнь связана с нервной системой, как, например, мысли связаны с мозгом. Нужно проникнуть в глубочайшие подосновы душевной жизни. При духовном исследовании видят,что все представления и мысли, которые мы образуем в повседневной жизни и в научной работе, а также все ощущения, безусловно, связаны с мозгом но как они с ним связаны? Глубочайшее душевное, о котором обычное сознание совсем ничего не знает и которое открывается только духовным исследованием, обрабатывает сначала, скажем, определенную часть мозга, посылая свои силы органам чувств и мозгу; и благодаря тому, что это, находящееся позади сознания душевное обрабатывает нервную систему, последняя становится зеркалом, отражающим то, что происходит в обычной жизни. Душевнодуховное зеркально отражает то, что происходит в обычной жизни. Как вы, глядя в зеркало, видите не себя, но своё зеркальное отражение, точно так же обстоит дело и с вашими повседневными мыслями, представлениями, чувствами и волей.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.