WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

“в настоящее время тарифы защищают нас от конкуренции” неправда. Практически не защищают. Вопервых, средний размер тарифа для различных отраслей промышленности колеблется от 7 до 15%, что является, по международным понятиям, низкой защитой. Вовторых, существующие импортные тарифы не работают: до 50% всего импорта уходит от уплаты пошлин (см. Табл.1). Впрочем, наметившееся ужесточение таможенного администрирования приведет к росту тарифной защиты.

Таблица 1. Импортные тарифы в России и так невысоки, кроме того, они собираются лишь наполовину. В таблице представлены средневзвешенная ставка тарифа (по всем категориям импортируемых товаров) и реально собираемые импортные пошлины.

Номинальная средневзвешенная ставка тарифа 14% 14% 12% 8% Эффективная ставка тарифа (реально собранные пошлины / импорт) 4% 7% 7% 5% Источники: Госкомстат, Минфин, Russian Economic Trends, Всемирный банк.

“вступление в ВТО ведет за собой резкое снижение тарифов” неправда. Вопрос о тарифах решается в ходе переговоров, причем сейчас предложения российской стороны предполагают не понижение, а повышение тарифов по многим пунктам. Другое дело, что после подписания соглашений тарифы будут зафиксированы – мысль, с которой трудно свыкнуться нашим производителям, которые привыкли, что тарифы можно произвольно менять в любое время. Поэтому и производители, и правительство должны тщательно продумать, на каком уровне должны будут зафиксироваться тарифы в различных отраслях.

“у правительства не останется инструментов защиты отечественного производителя” не совсем так: члены ВТО могут при наличии экономического обоснования временно повышать тарифы, а также применять нетарифные меры. Но еще существеннее другое. Если посмотреть на колебания реального валютного курса в 1990е годы (см. Рис.1), то легко заметить, что его влияние на конкурентоспособность значительно превышает вклад в нее тарифов (и даже тот вклад, который могли бы внести тарифы, если бы наша тарифная политика работала). В отличие от тарифов, обменный курс нельзя обойти. Кроме того, с экономической точки зрения обменный курс является лучшим регулятором, чем тарифы, поскольку не нарушает соотношения цен на различные экспортные и импортируемые товары. Возможность управлять реальным валютным курсом у правительства останется: выплата внешнего долга – мощный рычаг для неинфляционного понижения курса.

Рис.1. Обменный курс – главное средство защиты отечественного производителя: амплитуда колебаний реального валютного курса за год превышает ставки импортных тарифов.

Источники: Госкомстат, Минфин, Russian Economic Trends, Всемирный банк.

«открытие экономики окончательно загубит российскую промышленность» Исследования по другим странам показывают, что в долгосрочном плане внешняя торговля положительно влияет на экономический рост. Однако, в краткосрочной перспективе открытие экономики может повлечь за собой негативные социальные последствия. Что будет с российской промышленностью, если импорт всетаки увеличится? Расчеты, которые мы провели для России, показывают, что уже на второй год после роста импорта, благодаря конкуренции и более доступным импортным составляющим, во многих отраслях начинается рост производительности. Однако в краткосрочном плане многие отрасли могут пострадать в терминах объемов выпуска и занятости. В первый год после увеличения импорта, по нашим расчетам, будет наблюдаться падение выпуска в пищевой промышленности и большинстве отраслей машиностроения, прежде всего в производстве средств транспорта, электрооборудования и металлоконструкций, однако величина эффекта вполне умеренна. Мы провели условные расчеты [1 Данные и все упоминаемые ниже расчеты высылаются по запросу при обращении на www.cefir.org. ] (так как пока неясны условия вступления), пытаясь предсказать, что будет с российской промышленностью, если объем импорта каждого товара возрастет на 1%. При равномерном увеличении импорта по всем отраслям больше всего пострадает пищевая промышленность: там увеличение импорта на 1% приводит, при прочих равных, в среднем к спаду на 0.16%. В региональном разрезе, равномерное увеличение импорта приведет к краткосрочному снижению занятости в первую очередь на Чукотке, Камчатке, в Калмыкии, Магаданской области, а также в Новгородской области и Алтайском крае. [2 Приведенные результаты показывают среднем эффект для крупных отраслей, при этом для более мелких отраслей, входящих в одну и ту же крупную отрасль, эффекты могут существенно отличаться. Эффект от вступления проявляется не на уровне крупной отрасли, а на уровне каждого конкретного товара и даже каждого отдельного предприятия. ] Оценивая степень серьезности краткосрочных издержек от открытия экономики, необходимо четче представлять себе, что произойдет в случае альтернативного развития событий, т.е. неприсоединения России к ВТО. К сожалению, отказ от вступления в ВТО вряд ли поможет избежать потерь. Пока наша промышленность останется нереструктуризированной и неконкурентоспособной, независимо от членства в ВТО импорт будет расти, увеличивая конкуренцию и толкая неэффективные предприятия к реструктуризации, а самые неэффективные – и к закрытию. В конечном счете может оказаться, что те самые проблемы, которых мы пытались избежать, будут просто отодвинуты на несколько лет, при этом шанс встроиться в мировую экономику будет упущен. Вступление же ВТО может предоставить российским предприятиям возможности и стимулы для повышения производительности. Высвободившаяся при сокращении неэффективных производств рабочая сила может быть использована на более эффективных предприятиях. Чтобы ускорить этот процесс и снизить негативные последствия от вступления в ВТО, России следует немедленно предпринять необходимые меры по повышению мобильности рабочей силы, о чем мы более подробно поговорим позже.

Выводы.

Снижение тарифов будет незначительным и может быть с лихвой компенсировано снижением реального обменного курса рубля вследствие платежей по внешнему долгу и снижения цен на нефть. Данные трудности, как ни странно, помогут защитить «средний класс российской промышленности», вставший на ноги после кризиса 1998 г. С точки зрения защищенности отечественного производителя валютным курсом, ближайшие годы могут оказаться благоприятными для вступления.

Возможности правительства защищать отдельные отрасли после вступления будут действительно ограничены, поэтому в процессе переговоров необходимо выбрать приоритетные отрасли и оговорить отсрочку открытия отдельных рынков в условиях вступления.

Вступление в ВТО действительно может привести к спаду в отдельных отраслях и регионах, поэтому уже сейчас необходимо предпринимать меры для решения проблем реструктуризации производства и снижения структурной безработицы. Отказ от вступления в ВТО не снимет необходимости решения этих проблем.

Миф «Сельское хозяйство умрет и есть будет нечего».

Формулировка. Вступление в ВТО откроет рынки дешевым импортным сельскохозяйственным товарам, с которыми наши продукты конкурировать не смогут. Наше сельское хозяйство перестанет существовать, что приведет к снижению уровня жизни в сельской местности и зависимости страны от импортного продовольствия. В периоды низких цен на нефть возможен продовольственный кризис.

Обсуждение.

“Сельское хозяйство останется совсем без защиты…” Сельское хозяйство во всех странах является отраслью с высоким уровнем государственной защиты, особенно выделяются ЕС, США и Япония. В России расходы на поддержку аграрного сектора сейчас относительно малы, и по большинству сельскохозяйственных культур ей трудно конкурировать с другими странами. Действующие тарифы значительно ниже, чем в среднем по ВТО, при этом вследствие неэффективности таможенного администрирования даже эти низкие тарифы не выполняли своей защитной функции. Таким образом, сегодня сельское хозяйство никак нельзя назвать защищенной отраслью. Может ли ситуация ухудшиться после присоединения к ВТО? Если понимать под защищенностью возможность в любой момент произвольно менять тарифы, как это понимает большая часть отечественных производителей, то да. И скорее всего нет, если взвешенно подойти к процессу переговоров и установить достаточно высокие (но при этом работающие) тарифы по продуктам, нуждающимся в защите.

С другой стороны, главным средством защиты сельского хозяйства (как и промышленности) является дешевый рубль (см. раздел о промышленности, рис.1). Именно после девальвации 1998 года абсолютно развалившееся сельское хозяйство вновь начало развиваться. Кроме обменного курса, производство многих сельскохозяйственных продуктов защищено расстояниями: транспортные издержки увеличивают себестоимость продукции европейских производителей на десятки процентов на большинстве российских рынков.

Наконец, Правила ВТО не предусматривают отмены субсидирования сельского хозяйства, а лишь требуют введения максимального порога для государственный субсидий (см. Приложение, раздел о «желтых» субсидиях). В настоящее время на переговорах обсуждается сумма в 16 млрд. долларов в год – величина более чем достаточная при любых прогнозах развития российской экономики, проблема скорее заключается в отсутствии средств у бюджета, а также в неэффективности существующей политики расходов.

“… и поэтому не будет развиваться” Проблемы российского сельского хозяйства во многом схожи с проблемами промышленности – это отсутствие менеджеров, способных заниматься маркетингом и сбытом продукции, мягкие бюджетные ограничения, оппортунистическое поведение (принимающее в сельском хозяйстве форму элементарного воровства), отсутствие контрактного права, трудности с получением кредита и т.д. В сельском хозяйстве эти проблемы стоят еще более остро вследствие неясно определенных прав собственности на землю. В отличие от промышленных предприятий, основными активами сельскохозяйственных предприятий (бывших колхозов и совхозов) де факто являются не средства производства (земля), а негласные политические права на получение явных или неявных субсидий для приобретения удобрений, кормов, горючего и других ресурсов (которые затем разворовываются для использования в частных хозяйствах). [3 По оценкам экономистов американского Министерства сельского хозяйства, используемых российскими сельхозпредприятиями ресурсов достаточно для увеличения урожая на 43 процента (даже при использовании традиционных советских технологий). Повидимому, это число можно использовать как нижнюю оценку масштабов разворовывания ресурсов. ] Таким образом, система государственного субсидирования хозяйств есть не что иное, как социально ориентированные трансферты на поддержку крестьян, причем осуществляемые крайне неэффективно: до самих крестьян доходит лишь небольшая часть потраченных бюджетом средств. Конечно, существующая система стала основным средством выживания сельских жителей, однако она не предоставляет никаких стимулов для развития эффективного сельскохозяйственного производства.

Необходимы серьезные институциональные изменения, в частности развитие системы кредитования и системы страхования сельскохозяйственных производств. В этом решающую роль сыграет проведение земельной реформы и создание работающих механизмов оборота земли. Безусловно, сейчас средний размер земельного пая слишком мал для эффективной обработки. С другой стороны, с введением рынка сельхозземель следует ожидать быстрой консолидации участков. Показателен пример Молдовы: за первый год реформы средний размер участка увеличился в cотни раз (от 1.53 га в начале реформы до 680 га.

Система господдержки аграрного сектора должна быть полностью пересмотрена. Необходимо отделить средства, направляемые на развитие, от средств на социальный цели. Последние необходимо выплачивать деньгами и не хозяйствам, а непосредственно сельским жителям (например, через повышение пенсий). Средства на развитие должны вкладываться в первую очередь в инфраструктуру: возможно, стоит подумать о поддержке вновь возрождающихся моторнотракторных станций или создании межхозяйственных семенных фондов, об улучшении транспортной системы. [4 Развитие транспорта является важным звеном в процессе превращения отрасли из импортирующей в экспортирующую. Например, по мнению экспертов, развитие речного транспорта позволит экспортировать картофель в Иран.] Государство может также финансировать научные разработки по сельскому хозяйству и проекты, ведущие к росту производительности факторов в аграрном секторе.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.