WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

М.Р.Радовель

Системноценностный контекст межэтнических отношений:

актуальные проблемы его анализа //Дороги в общество третьего тысячелетия. Сборник трудов преподавателей ИУБиП. Ростов н/Д, 2001.

Межэтнические отношения (МЭО) являются объектом изучения целого ряда социальногуманитарных дисциплин, вследствие чего они предстают перед нами в разных ракурсах, в различных, недостаточно согласованных теоретических контекстах. Тем самым усилия ученых не в состоянии дать того эффекта, который возможен в случае должной их интеграции, в частности, в теоретикометодологическом плане.

Здесь представлена попытка некоторого продвижения в указанном направлении. Отличие данной статьи от других работ, связанных с той же темой [1 Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциогия. М., 1998; Кон И. Психология предрассудка// Психология национальной нетерпимости/ Сост. Ю.В.Чернявская. Мн., 1998; Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб, 1999; Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999 и др. ], состоит в том, что разнообразные проявления межэтнических отношений выстраиваются в соответствии с их генетической и логической связью. Упорядочение, субординация разнообразных связей и зависимостей в сфере межэтнических отношений осуществляется "вдоль" объектносубъектного вектора. При этом происходит некоторая реструктуризация привычной схемы, описывающей детерминацию межэтнических отношений. А именно, некоторые детерминанты, обычно рассматриваемые как внешние факторы, влияющие на МЭО, переосмысляются и в своем новом качестве становятся непосредственно компонентами межэтнических отношений, включаются в определенные контексты МЭО.

Обычно специалисты по МЭО выделяют в качестве факторов, влияющих на межэтнические отношения, такие как: исторические, социальные, культурные, психологические, ситуативные и т. п. При этом каждое из перечисленных обстоятельств, по существу, представляет собой целую группу, или класс, явлений. Так, среди исторических факторов важное значение придается трем классам явлений. "Первый – это сам ход исторических событий, в результате которых складывались отношения народов; второй – исторические события, которые становятся какимто символом в ходе ныне развивающихся отношений; и третий – особенности историкосоциального развития народа, включенного в контакт" [2 1.Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциогия. М., 1998. ]. Заметим, что все названные факторы рассматриваются как внешние обстоятельства, влияющие на МЭО, что вполне правомерно. И вместе с тем, например, последний из названных факторов – "особенности историкосоциального развития народа" – может быть теоретически учтен несколько поиному. А именно, таким образом, что некие взаимодействующие сегодня этносы предстанут как естественные продукты вполне определенных исторических обстоятельств, носящие на себе неизгладимую печать этих обстоятельств и, таким образом, выступающие в своих взаимодействиях как живое современное воплощение различающихся между собой многовековых исторических процессов. То есть, межэтнические взаимодействия и взаимоотношения можно рассматривать, например, как межцивилизационные отношения, первое и второе в некотором смысле тождественны. При таком взгляде "особенности историкосоциального развития народа" оказываются уже не внешним фактором по отношению к МЭО, а внутренней, органичной составляющей этих отношений, правда, особой – более фундаментальной, по сравнению с другими составляющими МЭО, и потому выступающей в качестве детерминанты этих других. Аналогичным образом, за счет определенного переосмысления понятий, включаются непосредственно в сферу межэтнических отношений и другие "внешние факторы" – социальный, политический, культурный, при этом каждый из них занимает свой естественный уровень в МЭО.

Думается, что при таком подходе (который означает, по существу, усиление субординационной компоненты системы, по сравнению с координационной) обеспечивается большая упорядоченность, более глубокая системность при объединении разнообразных проявлений межэтнических отношений. На этом пути, по мысли автора, достижимо необходимое согласование и упорядочение различных теоретических подходов к анализу межэтнических отношений.



В рамках данного подхода выделяются три основных, субординативно связанных контекста рассмотрения МЭО: социальноисторический, системноценностный и субъектнорефлексивный. Первый связан с культурноцивилизационными обстоятельствами, в которые "погружен" тот или иной этнос; второй – с системой ценностных ориентиров, регулирующих чувства и поведение представителей этноса; третий – есть не что иное, как непосредственно проявляющиеся отношения, представления, действия этносов по поводу друг друга.

По своей философской природе они соответствуют трем пластам такой социальной реальности, как межэтнические отношения объективному (социальноисторический контекст), объективносубъективному (системноценностный контекст) и субъективному (субъектнорефлексивный контекст). Действительно: глобальные социальноисторические обстоятельства, в которые волею судьбы "помещены" те или иные этносубъекты, практически не зависят от них и в то же время существенно определяют их отношения; непосредственно переживаемые взаимоотношения и взаимооценки этносубъектов, их действия и поведение в отношении друг друга всетаки в значительной мере зависят от их воли и сознания, они могут регулироваться людьми и связаны, в частности, с их собственным выбором жить в мире и дружбе или во вражде и злобе; наконец, ценностные приоритеты этносов и, соответственно, дистанция между их ценностными мирами, определяются, с одной стороны, объективными, социальноисторическими обстоятельствами, но с другой – в немалой степени зависят от сознательной, целенаправленной духовной деятельности этносубъектов (например, в лице интеллектуальной элиты) и, таким образом, изменение ценностных ориентиров частично в их власти.

Начнем наше рассмотрение с наиболее очевидного из трех основных контекстов – субъектнорефлексивного (СР) контекста. Он действительно наиболее целостно, системным образом осознается исследователями МЭО. Как уже отмечалось, в его рамках описываются отношения этносубъектов, которые непосредственно переживаются и более или менее отчетливо осознаются ими самими.

Такого рода отношения могут быть классифицированы по разным основаниям. Так, если иметь в виду тип этносубъектов, вступающих в отношения (стороны отношений), то обнаруживаются следующие уровни: "индивидиндивид", "индивидгруппа", "группагруппа" (причем, обе стороны указанных отношений могут быть как разно, так и одноэтничные), "этноснация" (народ, частью которого является данный этнос) и т. п. Если же в качестве основания классификации рассматривать характер, или уровень, проявления этнических отношений, то внутри них выделяются те, что реализуются: а) во взаимных установках, предубеждениях, предрассудках этносов; б) в их эмоциях и чувствах по отношению друг к другу; в) в их взглядах и мыслях относительно друг друга; г) непосредственно в поведении этносов, в их практическом взаимодействии [3 См. в связи с этим: Майерс Д. Социальная психология. СПб, 1997. С. 173174, 437442, 652672; Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999. С. 201300.

].

Разумеется, классификация может быть продолжена – в соответствии с выбором оснований, которые оказываются актуальными в рамках тех или иных практических и теоретических задач. Так, в одних случаях важно различать позитивные и негативные, в других – конструктивные и деструктивные взгляды, чувства, действия этносов в отношении друг друга и т.д.

В качестве дополнения к только что рассмотренному содержанию СР контекста следует отметить некие опосредствованные формы межэтнических отношений того же, субъектнорефлексивного уровня, которые связаны с тем, что взаимодействия и связи между этносами могут осуществляться не непосредственно, а через иные по своей природе социальные образования. Последние могут выступать в качестве агентов этнического влияния. Таковыми являются, например, социальные институты. Один этнос может оказывать существенное влияние на другой через тот или иной социальный институт, например через государство, систему образования и т. д. В таком случае реализуются отношения типа: "этнос А социальный институт этнос В". Очевиден также факт глубокого межэтнического взаимодействия и взаимовлияния, осуществляемого через язык: имеются в виду содержащиеся в нем социокультурные коды. Известно, сколь значимым фактом межэтнического взаимодействия и взаимовлияния является принятие или отказ от того или иного языка в качестве государственного.





Хотя для получения достаточно глубоких и доказательных знаний необходим поликонтекстный анализ, совмещающий результаты сразу нескольких моноконтекстных исследований, но уже в рамках одного, субъектнорефлексивного контекста могут быть получены интересные и полезные данные относительно характеристик этносов, отношений между ними, путей оптимизации этих отношений. В этом плане заслуживает внимания, например, сопоставление автостереотипов (устойчивых представлений этноса о самом себе) с гетеростереотипами данного этноса (представлениями о нем у других этносов). На основании такого сопоставления, если оно охватывает достаточно широкий круг этнических характеристик, можно эффективнее содействовать лучшему пониманию этносом самого себя, выявлять некоторые причины взаимонепонимания с другими этносами, находить "опорные точки" для улучшения межэтнических контактов и кратчайшие пути оптимизации МЭО.

Разумеется, более глубокие и надежные знания, а соответственно, и более эффективные способы действия в сфере межэтнических отношений, достигаются, когда результаты моноконтекстного анализа объединяются и сочетаются с данными, полученными в других контекстах. Так, очевидно, что взаимные оценки и гетеростереотипы этносов будут существенно зависеть от реальных условий их жизни, их статусов в данном социуме, мирного или немирного характера их отношений в прошлом и в данный момент времени, всевозможных ситуативных обстоятельств.

Такого рода факторы уже выходят за рамки субъектнорефлексивного контекста. Но они должны быть учтены для того, чтобы скорректировать, например, результаты сопоставления авто и гетеростереотипов. Нетрудно догадаться, что некоторое "теоретическое представление" об этносе, основанное на обобщении данных, которые получены из самых разнообразных подходов, могут в ряде случаев весьма существенно отличаться как от авто, так и от гетеростереотипов данного этноса.

Повидимому, все формы субъектнорефлексивных отношений фактически основаны на более глубоких, фундаментальных и не всегда адекватно осознаваемых отношениях (соотношениях), которые выше были обозначены как социальноисторические (СИ контекст). Последние связаны с положением, «дислокацией» этносов в историческом, культурноцивилизационном пространстве (диахронический аспект), а также с их положением в том или ином социальном "поле" конкретного социума, например, экономическом, политическом и т. п. (синхронический аспект). Так, один этнос по своим культурно хозяйственным характеристикам может принадлежать к одной цивилизации, а другой – находящийся в пределах того же государства – к совершенно иной, едва ли совместимой с первой. Или: один этнос может находиться в привилегированном положении относительно другого, например, в политикоправовой или экономической сфере. Такого рода социальноисторические отношения между этносами также могут быть названы "межэтническими", хотя очевидно, что они – иной природы, по сравнению с вышерассмотренными, субъектнорефлексивными.

Исследователи межэтнических отношений принимают во внимание самые разнообразные социальные характеристики, способные выполнять роль этностратифицирующих факторов. В частности, это экологическая, соци­альноэкономическая, культурная, демографическая, социальнополитичес­кая, правовая характеристики. Так, экологический статус этноса может определяться размером занимаемой им тер­ритории, климатом, почвой, растительностью, водной системой и т. д.; демографический численностью этноса, уровнем смертности, рождаемости, средней продолжительностью жизни; социальноэкономический объемом мате­риальных благ, приходящихся на данную этногруппу; политический наличием форм собственной госу­дарственности; правовой объемом и характером прав и свобод, которыми располагает этнос [4 См.: Марченко Г.И. Этнос как объект и субъект политики: социальные ос­новы национальной политики //Вестник МГУ. Сер.12. Полит.науки. 1997, N 5; Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб, 1999. С. 99161.].

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.