WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

ПУТЕШЕСТВИЕ [1 Журнал "Искусство кино" № 2/ 1997 г.]

Интервью с Бернардо Бертолуччи.

«Ускользающая (украденная) красота» БЕСЕДУ ВЕДЕТ АННА ВЯЗЕМСКАЯ  Анна Вяземская актриса, снималась у Робера Брессона ("Случайно, Бальтозар"), Пьера Паоло Пазолини ("Свинарник", "Теорема"), ЖанЛюка Годара ("Китаянка", "Час ночи", "Ветер с Востока", "Владимир и Роза"), Марко Феррери ("Семя человеческое"). Прим. ред.

_ Анна Вяземская. Твой последний итальянский фильм "Трагедия смешного человека" датируется 1981 годом. Затем были "Последний император", "Раскаленное.небо" и "Маленький Будда". А в 1996м ты вновь делаешь итальянский, причем неожиданный фильм "Украденная красота".

Бернардо Бертолуччи. Вопервых, никто не думал, что я вернусь в Италию. Я и сам этого не ожидал. Но на сей раз я возвратился, чтобы осмотреться. "Украденная красота" не тот фильм, который можно было ждать от меня: он не о возрождении правых сил, не о Берлускони, не о современной итальянской действительности... Однако в этом фильме я вновь шагаю по Италии. И тут у меня мгновенно возникает ассоциация с фильмом "Жить своей жизнью", где философ Брис Парен вспоминал Портоса из книги "Двадцать лет спустя": тот подложил динамит, чтобы взорвать башню, но когда зажег фитиль, вдруг призадумался: идти значит ставить одну ногу перед другой. Он стал размышлять о смысле ходьбы и шел так медленно, что забыл о взрыве и подорвался вместе с башней.

Анна Вяземская. Но здесь не тот случай...

Бернардо Бертолуччи. Да, но я опять учусь ходить по Италии и вполне отдаю себе отчет в том, что у меня есть проблемы в передвижении... Возможно, это происходит от самовнушения, оттого, что иду я по земле, которую в 80е годы считал враждебной. Теперь я здесь для повторного изучения. Итак, что я делаю? Выкраиваю для себя небольшой холм в Тоскане, где происходит действие фильма и где пейзаж концентрирует всю красоту Тосканы. Но эта подлинная красота скорее является декорацией, нежели диалектической составляющей фильма. Это своего рода счастливый (или несчастный) остров, но остров, расположенный за пределами того, что происходит в Италии. Я думаю, в фильме есть всего несколько моментов, когда сюда проникает итальянская реальность. Например два военных самолета направляются в Боснию или телевизионная антенна портит пейзаж на холме. Еще там есть две проститутки из Нигерии и одна русская, все очень красивые их много в Тоскане. И вдруг возникает легкая дрожь. Мы видим виноградники, глухонемых крестьян, они составляют, скажем, часть декорации словно на картине XVII века. Что еще? Мир, претендующий быть космополитичным, культурным, эстетическим прежде всего эстетическим. Мир, погруженный в сегодняшний день, но стремящийся от него отгородиться. Как говорит один из персонажей: "Вы смогли создать планету для себя. Вскоре понадобится паспорт для того, чтобы попасть сюда".

Я хочу только сказать, что после десяти лет очень дальних странствий я считаю более итальянской картиной "Последнего императора", снятого в Китае (но сделанного как вердивская мелодрама), чем "Украденную красоту"...

Анна Вяземская. Как возникла идея этого фильма? Бернардо Бертолуччи. Внезапно. После "Маленького Будды" я сказал: "Все, хватит, мне не нужен больше оркестр из ста пятидесяти тысяч музыкантов для того, чтобы забыть о неприятностях, которые я переживал в 80e годы в Италии". Мне было необходимо, чтобы спрятаться, создать вокруг себя абсолютно ориенталистские декорации, После восточной трилогии, и особенно "Маленького Будды", я пережил как бы реинкарнацию. Я тебе говорю об этом с юмором, но все же говорю...

Анна Вяземская. Эта реинкарнация обрела черты девушки? Бернардо Бертолуччи. Да, но, как всегда, и других персонажей. Я ведь стремлюсь идентифицироваться со всеми героями. Именно поэтому никогда не создаю абсолютно отрицательных. ведь даже в самых гадких есть нечто от меня, и им я хочу дать специально употреблю католическое слово искупление. Я говорю об искуплении, так как у меня было впечатление, что я вернулся в Италию из другой жизни. Мне было даже трудно и это забавно в первый день съемок говорить поитальянски. Я объяснял это тем, что итальянский перестал быть языком, на котором можно говорить в кино или в театре. Это язык литературный, на нем можно только читать.



Анна Вяземская. Потому что для тебя языком кино является английский? Бернардо Бертолуччи. Да. И вовсе не по прозаическим экономическим причинам прокат фильмов и все прочее, но потому, что у меня всегда были огромные трудности с итальянским. Хотя, я вспоминаю, в фильме "Костлявая кума" этого не было, потому что мы использовали римские диалекты, "по происхождению" пазолиниевские. Но когда я пересматриваю фильм "Перед революцией", то краснею от смущения, потому что итальянский во всех 4 итальянских фильмах даже в самых лучших, как у Антониони, язык неудобный. Это настолько литературный язык, что он не способен быть точным, не способен передать непосредственность, которая доступна английскому. Французский язык тоже литературный, но он прошел через театральный фильтр, через Мольера, Корнеля, Расина и т.д. Что позволило наслаждаться именно его литературностью. Итак, это счастливый литературный язык. с ним можно быть свободным, и он может стать четким, как язык американских фильмов. В сущности, только французский язык так же точен как английский и, в особенности, американский.

Анна Вяземская. Возможно, не последнюю роль здесь сыграла "новая волна"? Бернардо Бертолуччи. Все это произошло благодаря "новой волне", глаза которой были обращены на Францию, а сердце принадлежало Америке.

Анна Вяземская. И ты до сих пор чувствуешь скованность, когда слышишь итальянский? Бернардо Бертолуччи. Да. В первый съемочный день это было непереносимо. И я спросил себя: "Как можно играть поитальянски?" Потом ответил, что это связано с неизбежностью реинкарнации. Я ощущал себя так, словно приземлился на этот тосканский холм, где оказался чужаком, на парашюте. Но реинкарнации доступна память, она оживляет уже виденное, некогда услышанное. Извлекая отголоски языка, которые во мне еще остались, я сумел преодолеть отчаяние и, наконец, начать манипулировать с этим языком. И остался доволен. Ведь в тех эпизодах фильма, где появлялись молодые герои (а они настолько далеки от моего прежнего культурного опыта), они так отчуждены от моей реальной прошлой жизни, что я словно прислушивался к какомуто племени может быть, из Африки. Как только я это понял, язык стал возрождаться.

Анна Вяземская. Потому что поитальянски в твоем фильме говорят молодые. И Стефания Сандрелли, которая всегда гдето рядом.

Бернардо Бертолуччи. Да, Стефания с молодежью. Для меня это было как бы пуповиной с моим прежним итальянским кино. Стефания привнесла то, что всегда в ней было и что она до сих пор не утратила: свою природную грацию, такую неповторимую. Что бы она ни делала, она всегда изящна. В этом возвращении мне было очень важно чутьчуть опереться на ее присутствие. В фильме у нее незначительная роль, но в ее короткой истории любви есть такая, как бы это сказать, "моцартианская" легкость.

Анна Вяземская. Эта легкость в твоем фильме повсюду.

Бернардо Бертолуччи. После "тяжеловесности" моих фильмов об императорах и восточных философах я хотел понять, смогу ли я вновь обрести легкость. Я вспоминал, что случилось со мной лет пятнадцать назад в одном доме, похожем на тот, что и в этом фильме. Там были англичане, итальянцы, американки, двадцатилетняя китаянка, которая тяготилась своей девственностью. И запрограммировала взросление. Тогда я решил: "Я должен измениться, понять, есть ли у меня хоть какойто шанс почувствовать себя молодым". Это было пари. И я не был уверен, что выиграю его. Я хотел общаться с молодыми людьми, но трусил. Молодежь в Италии за последние два года стала силой, давшей импульс итальянскому неофашизму. Но кто они, эти молодые? Я очень боялся к ним приближаться.

Анна Вяземская. У меня не создалось впечатления, что я посмотрела фильм о молодежи или о девушке, которая захотела потерять невинность. Это своего рода прогулка... инициация...

Бернардо Бертолуччи. Но таков мой всегдашний способ делать кино, будь то китайская суперпродукция или более интимный фильм. Я постоянно ищу возможность воссоединить кино как правду жизни и кино как вымысел. Следить за персонажами а в этом фильме это еще прозрачнее выражает наблюдатель, появляющийся в самом начале, оставляя возможность вещам непредсказуемым... скажем, порыву ветра, который уносит юбку Люси. А еще я хотел вернуться к тому, что было в таких фильмах, как "Стратегия паука" и даже в "Костлявой куме". Речь идет о том, чтобы остановиться на чемто и разглядеть... Вот кустарник, он вдруг начинает трепетать. Такой кустарник может быть, очень важным в истории. Или хлопающая Дверь, как в этом фильме. И как в моем детстве в окрестностях Пармы или в поэзии моего отца.





Анна Вяземская. В твоем фильме чувствуется непрерывность, долгое дыхание.

Бернардо Бертолуччи. Хотя это и так, "Украденная красота" мой самый короткий фильм.

Анна Вяземская. Эти пейзажи действительно очень красивы. Но ты ни в едином кадре не злоупотребляешь красотой, хотя, мне кажется, мог бы.

Бернардо Бертолуччи. Да, когда я, например, снимал Сахару, которая объективно очень, очень красива, меня отчасти шантажировала метафизика дюн! Слава Богу. Тоскана не имеет метафизической силы. поскольку была "разорена" художниками Сиены. Тоскана это красота, которую разворовывали в течение веков, это украденная красота. У меня была идея (когда мы начали писать сценарий с Сьюзен Мино) показать, что же остается от красоты, которая была репродуцирована на стены монастырей, на живописные полотна, воспроизведена в скульптуре? Тоскана все еще остается прекрасной, но уже как пейзаж в жанровом смысле, как Пейзаж после эстетической битвы. Именно поэтому я хотел поначалу включить в фильм много выдающейся живописи. Но потом предпочел только одну репродукцию художника Маэстро дель Оссерванца, которую мы видим на двери комнаты в очень коротком плане. Здесь тоже я искал ненавязчивость... В этом фильме много легковесности, но она неразрывно связана с глубиной персонажей. Это как с инициацией девушки, которая уже вначале наполовину "украденная красота", потому что ее снимают видеокамерой. И мы видим героиню сквозь взгляд и видоискатель этого наблюдателя. Кстати, ты поняла, кто это? Анна Вяземская. Сосед, который кажется ей привлекательным? Бернардо Бертолуччи. Да, это сосед, военный корреспондент, любовник ее матери.

Анна Вяземская. Я думала, что он распахнет дверь в главную историю фильма, но случилось иначе. Вообще довольно трудно смотреть на все эти закрытые двери, которые ты, в конце концов, так и не открываешь. Именно поэтому этот фильм не похож на твое прежнее кино.

Бернардо Бертолуччи. Коечто привнесла моя сценаристка. Когда я с ней познакомился, я чувствовал родство с Ренуаром и был очень далек от минималиста Робера Брессона, при том что обожаю его. Сьюзен писательницаминималистка, и я хотел испытать себя в этом направлении. Поначалу, когда я читал сценарий, мне казалось, что в нем ничего не происходит. А я очень люблю героев, перенасыщенность... Но, работая с Сьюзен, я понял обаяние ограничений. Брессон это экономия, а Ренуар изобилие.

Анна Вяземская. Смотря фильм, я порой думала о Брессоне. Он, на мой взгляд, принадлежит к тем режиссерам, кто лучше всех снимает девушек и их тайну. У тебя это тоже есть.

Бернардо Бертолуччи. Я говорил вчера, и тебя это позабавило: "Мадам Бовари это я!" Я себя идентифицирую с Люси. И Лив Тайлер очень помогла мне, потому что обладает редчайшим качеством особым присутствием перед камерой: она не нуждается в школе "действенной игры". У нее, как и у Стефании, никогда не чувствуешь усилий.

Анна Вяземская. Не потому ли ты посмеиваешься над Актерской студией Ли Страсберга? Бернардо Бертолуччи. Да, хотя я любил эту студию. Вся работа с Марлоном Брандо в "Последнем танго в Париже" состояла в том, чтобы снять с него маску ученика этой школы. И он принял мои правила игры, после чего не разговаривал со мной двадцать лет. Когда вышел фильм, он чувствовал себя совершенно голым, разоблаченным, что ему не понравилось. Но сегодня об этом опять говорят. Он великолепен.

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.