WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |

Профессия — кинематографист: Высшие курсы сценаристов и режиссеров за 40 лет (фрагменты книги).

Мастеркласс: А.Вайда, А.Кончаловский, Н.Михалков, Т.Гуэрра, Й. Стеллинг, П. Финн   Из книги: Профессия — кинематографист: Высшие курсы сценаристов и режиссеров за 40 лет / Сост. П. Д. Волкова, А. Н. Гера­симов, В. И. Суменова. — Екатеринбург: УФактория, 2004. — 742с.

  Для режиссера всегда привлекательна современность   Анджей Вайда кинорежиссер, Польша Давайте начнем разговор. Не буду предвещать его ника­ким вступительным словом. Мы встречаемся впервые. Что вас на самом деле интересует? Вопрос не по кино, а по театру. Я видел Вашу работу "Преступление и наказание". Гениально там играет Ежи Штур Порфирия Петровича. Вообще работа замечательная. Я тогда был ак­тером. Мы делали сами "Преступление и нака­зание". Мы общались тогда с Вашими актерами, и они не смогли ответить мне на вопрос, поче­му вы не ввели в спектакль Свидригайлова? Свидригайлова не было вообще. Почему? Скажу почему. Образ Свидригайлова и есть Достоевский. И есть достоевщина.

Достоевский, его религиозная мысль — каким образом развивается мир, душа человека, как человек создан, почему он сотворен для греха. Это великолепные образы, которые способны нам все это разъяснить.

А кроме этого есть тот мир, который окружает героев. Сила романа Достоевского состоит в том, что он погружен в реальность, в этих многочисленных персонажей, которые живут вот здесь, в быту, в постоянной жизни, в Петербурге — на рынке, на базаре, — "клокочут".

Мне кажется, что если ставить инсценировку, надо прини­мать решения. Нет ничего более тяжелого, как перенести весь роман на сцену или на экран. Всегда надо принимать решение. Отсекать.

Я видел разные постановки "Преступления и наказания". Что мне не нравилось? Я не мог понять, в чем дело. А когда я читаю роман, я понимаю, в чем дело.

Образы Достоевского выражаются в текстах, диалогах. Поэтому у Достоевского так много диалогов. И когда вы начи­наете эти диалоги сокращать, герои становятся банальными, обычными. Любой такое мог бы написать. Однако когда вы да­ете им проговорить все то, что написано Достоевским, цели­ком, — тогда они начинают жить. Этот диалог показывает их с разных сторон.

Разумеется, я и раньше читал "Преступление и наказа­ние", и я подумал — надо прочитать те сцены, где выступают Порфирий и Раскольников. Как именно этот конфликт вы­глядит. Я прочитал эти куски и сказал: "Потрясающе". Когда ты через их столкновение и конфликт можешь дойти до ис­тины.

Порфирий Петрович своим умом проникает в мир пре­ступления. Преступник защищается, но открывается, посколь­ку он — идеолог. И ему надо признать это, он признается. Он го­ворит: "Есть такие, которые имеют право проливать кровь". И ему надо похвалиться этой идеологией.

Кроме того Порфирий знает, он же написал эту статью. И у него в столике эта статейка припасена.

И тогда я подумал это будет потрясающий спектакль, но зритель не будет знать, убил он или не убил. И тогда я прочи­тал эти три сцены с Соней, — когда он признается Соне. То есть то, что он скрывает перед Порфирием, он открывает своей женщине. Комбинация этих сцен и является сутью постанов­ки "Преступления и наказания". Однако образ Свидригайлова присутствует в этом спектакле.

Ну, какова роль Свидригайлова? Помните, он подслушива­ет? А как сделана декорация спектакля? Сидит небольшой зал (приблизительно такой, как здесь, только вытянутый немнож­ко в длину) и через стекла, двери, смотрит на некое действие, которое предназначено не для аудитории, а как бы существует само по себе. И вместо Свидригайлова появляется зритель, который как раз эту роль подглядывающего исполняет.

О каком времени Вы бы не снимали, у Вас в лю­бой картине всегда присутствует атмосфера времени. Наш знаменитый режиссер Лев Кулид­жанов на вопрос: как вам удается создать атмо­сферу, сказал: "Совесть надо иметь". Я адресую такой же вопрос Вам: как Вам удается создать атмосферу? А как Кулиджанов объяснил — что есть совесть? Ну, что надо это время просто досконально знать. Не просто, что написано в сценарии, а чи­тать материалы об этом времени, понимать, как люди одевались, то есть до последней нитки знать это время.



А что Достоевский говорил о совести? "У кого совесть есть, тому она и будет наказанием". И мне кажется эта фраза замечательной. Я немного подругому думаю, чем Кулиджанов.

Я думаю, когда вы прикасаетесь к шедевру, будь то Достоев­ский или "Госпожа Бовари" Флобера, или любому другому, удиви­тельным образом вы открываете, что это часть нас самих сего­дня. Это странно, мы читаем "Антигону", мы удивлены совре­менности этого женского образа. Как же так, почему у нее такой сильный характер, что она может противостоять властям. И ме­ня это более интересует, нежели материал из прошлого.

Конечно, режиссер должен понимать что это за эпоха. Я был невероятно счастлив тому, что мог увидеть дом Достоевского.

Я прошел весь квартал. Но это ты не передашь на сцене. Разу­меется, на экране чтонибудь осталось бы.

Меня заинтересовало иное. Когда я ступил на эти ступень­ки, на эту лестницу, где Раскольников убил старуху. Прежде, двадцать или тридцать лет назад, входя на эти ступени, я огля­дывался, смотрел, изучал. Сейчас нет, потому что стоит домо­фон. А там вообще нет фамилии этой старухи и нет фамилии Раскольникова. Поскольку мы знаем этот дом только по тому, что там происходило. А все, кто там сейчас написаны, неиз­вестны.

И я подумал: вот в чем величие искусства. Я ищу фамилии, которые на самом деле являются фикцией. Но фикция — это те люди, которые сейчас там живут, ведь их не описывал До­стоевский.

Вот чего мне не хватает — того самого героя, о котором я все знаю. Я понимаю его сомнения, его поступки, его преоб­разования. Но и теперь... сам факт того, что прежде проис­ходило, что Достоевский жил именно в этой квартире, а не в другой. Я думаю, что такая историческая мотивировка — это марксистский подход. Я не думаю, что это единственное.

А чем Вас привлекает кинематограф среди дру­гих искусств? Скажу вам, кинематограф — это слияние искусств. Как прежде возникла опера. Считалось, что опера — королева ис­кусств. Поскольку есть автор либретто, композитор, поста­новщик спектакля, артисты, художникпостановщик.

Или кино — царица искусств, потому что создается слия­нием многих искусств. И звуковой фильм тоже можно срав­нить с оперой. Но в этом и состоит самая большая слабость.

Величие настоящего искусства состоит в том, что все вы­ражается, как в литературе — словами. И нет другого. Как гово­рят, помилуй Бог, но ты должен. Ты должен все прописать в словах.

Художник. У него краски, свет, полотно. Свет в нем самом. Создает собственную картину. Свой мир.

Композитор — более того. Потому что есть еще некие суровые законы, когда создается музыка. И это настоящее ис­кусство.

А кино — продукт эпохи. Сейчас есть, а завтра его может заменить нечто иное. Например, какойто особый род зрелищ.

Мне кажется, что скорее выживет театр, чем кино. Пото­му что в театре нет технических средств.

Я прежде помню спросил Гратовского: "Что нужно для театра?" Он ответил: "Для театра нужен зритель и актер".

Опасения, что театр исчезнет, потому что пришло кино или телевидение, эти опасения не актуальны. Просто живой актер перед живым зрителем — это ничто никогда не сможет заменить.

Как будет развиваться кинозрелище, в какую сторону оно будет развиваться, это трудно предвидеть.

Но факт того, что это не единое искусство, а микс, со­бранный из разных составляющих, является слабостью кино.

А чем же Вас тогда привлекает кино? Ну конечно, это же фотография жизни. Это нас привлека­ет. Вы только приглядитесь. Время от времени показывают пе­редвижную выставку фотографии. Это такая международная награда фотографии. И после работы возят по разным столи­цам мира, выставляют в музеях, галереях, салонах.

Обычно по музею ходят несколько человек. Как только привозят фотовыставку — толпа. Почему? Потому, что они хо­тят посмотреть, как сейчас представлен мир — каким образом. И это всегда будет восхищать и привлекать зрителя.





Возможность представлять мир в движении, в динамике — это и есть кино. Я думаю, это и привлекает зрителя.

Скажите, как Вы работаете над фильмом? Когда вы приступаете к съемкам, у Вас уже сложился весь фильм в голове или Вы чтото оставляете для импровизации.

Самый трудный вопрос — почему я снимаю сейчас эту, а не иную картину. Мне кажется, что кинорежиссер должен быть частью своего зрительного зала. Я не говорю сейчас о зрительном зале в Америке, Лондоне или Москве. Я сейчас говорю о том зрительном зале, который во мне. Я считаю, что это первый и самый главный для меня зритель. С ним я хочу прийти к согласию. А поскольку я являюсь частью сво­его зрительного зала, я сам себе задаю вопрос: а собственно, что я хочу увидеть на экране? И поскольку я это хочу увидеть на экране, я уверен, что найдутся зрители, которые придут в кинотеатр.

Не думать, что надо бы снять картину для зрителя, а поде­литься со зрителем тем, что у меня есть в душе, А это принци­пиальная разница. И несколько раз в жизни получалось снять картину, которая появлялась в тот момент, когда зритель жаж­дал увидеть эту картину.

Это неправда, что можно снять картину для зрителя. То, что хотелось бы увидеть зрителю. А что любит зритель? Зри­тель любит те фильмы, которые уже видел. То есть можно еще раз снять ту же самую картину. И именно так поступают продюсеры.

Но настоящий продюсер хочет схватить того зрителя, ко­торый еще в кинотеатре не был. И хочет сделать оригиналь­ную постановку. Ищет чегото новенького.

Когда уже принято решение, что эта тема или постановка некого романа, если это экранизация, или этот сценарий уже выбран, я стараюсь, конечно, максимально подготовиться со всех сторон к режиссуре.

Я интересуюсь, что это за эпоха, пытаюсь собрать макси­мальное количество репродукций. Иногда вдруг находишь ка­който совершенно невероятный ход. Вдруг лица той эпохи Мастеркласс могут мне подать какуюнибудь идею, чтобы выбрать тех или иных актеров.

Как, например, в 1970е годы, когда я снимал "Человек из мрамора". Действие происходит в 1950е годы. Я же прекрас­но помню, собственно, я сам начинал работать в кино в это время. Всетаки я обращался к фотографии, работал с доку­ментальными материалами, прорабатывал их.

Надо одновременно работать сразу с несколькими твои­ми партнерами. И я считаю это очень важным. Конечно с ху­дожникомпостановщиком. Поскольку ему больше всех нужен этот аромат времени. Он должен это прорисовать. Потом он должен просчитать бюджет. Какие деньги надо вложить на то, чтобы воссоздать. Ему нужно дать очень много времени. И с ним надо работать.

Параллельно надо говорить с художником по костюмам. И прекрасно понимать, где будут съемки, с кем. Чтобы он по­нимал, какой будет сценография... То есть взаимосвязь худож­ника постановщика с художником по костюмам.

Потом я выезжаю на натуру. Если там надо достраивать, то мы едем с оператором и с художникомпостановщиком, чтобы сориентироваться, что мы хотим видеть, показать.

И параллельно с этим я работаю над самым главным, а именно — кто будет играть. И я думаю, что это решает успех. И я вам скажу, когда есть момент вдохновения — это тот мо­мент, когда режиссер находит актера. Я не говорю о том, что­бы не делать пробных съемок. Надо. Потому что о многих моментах ты можешь догадаться и дойти до чегото во время пробных съемок. Никогда не поручайте ассистенту это делать. Потому что вы должны не только смотреть, как актер играет, но и поговорить с ним, и увидеть, как он себя ведет. Очень мно­го можно узнать в ходе этой работы.

И вот когда вы уже выбрали актера, все это время я допи­сываю и совершенствую сценарий. Я не делаю очень под­робного режиссерского сценария. Я записываю свои идеи, но я не прописываю — камера будет слева или справа, ближе или дальше...

Прежде это требовалось, но была и техника очень тяже­лой для работы. Мы много снимали в павильонах. Чтобы по­строить декорацию, надо решить, куда поставить камеру, что­бы не делать лишнюю работу. Потому что декорация дорого стоит. Но когда это пленэр, натура, здесь нет причины для того, чтобы все предусматривать.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.