WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 |

Сейчас многие исследователи, и врачи и социологи, да и общественность, озабочены демографическими проблемами России. Одной из составляющих указанного проблемного поля считается половое воспитание подростков и молодежи. Надеюсь, многие из вас были детьми или сами стали родителями и помнят, как родители отвечают на вопрос «откуда берутся дети?». Нормальный родитель (даже доктор медицинских наук), а не моргнув глазом должен ответить “в капусте” или “принес аист”. Почему? Потому что каждый родитель знает, что его ребенок чудо!, а не просто результат его родительской эмпирической половой грамотности. И дабы не уродовать своего ребенка, не делать из него реалиста одной реальности, этакого «натурала», родитель должен адекватно, конгруэнтно рассказать своему ребенку не только о самом «процессе», но и передать идею порожденности, виртуальности мира, на языке миропонимания ребенка, а значит, рассказать про «аиста». При таком характере рассказа передаются не только технологические аспекты деятельности, но и парадигматические, мировоззренческие установки полионтологичного миропонимания.

Поэтому, греша редукционизмом, программы поборников физиологической правды не только девиртуализируют человека, лишая его феноменов порожденности. Они идут дальше, опуская реальности сознания и воли, не оставляя место тому, что является результатом непосредственного взаимодействия воли и сознания с реальностью телесности – реальности личности человека и ее венца добродетели.

Вернемся к основной теме доклада.

Кроме объективных признаков виртуальной реальности, имеются 8 субъективных (Н. Носов и О. Генисаретский), переживаемых человеком, попавшим в виртуальную психологическую реальность. Это так называемые свойства виртуала: его непривыкаемость, спонтанность, фрагментарность, объективированность, а также измененность статуса телесности, статуса сознания, статуса воли и статуса личности попавшего в него человека.

Статус личности больного человека, согласно древним воззрениям на болезнь и здоровье (смотри, например, канон тибетской медицины Джудши) характеризуется “плачем, стенаниями и бессилием больного”, то есть измененными статусами телесности (плач), сознания (стенания) и воли (бессилие). Данная феноменология вроде бы подтверждается и современной медициной, использующей для описания клинической картины заболевания жалобы больного и изменения нормальных характеристик течения психофизиологических процессов в организме.

Кстати, обращаем внимание, что сама структура канона тибетской медицины построена по полионтологичному принципу и в виртуальной логике. Она состоит из трех основных разделов (тантр): «Тантры основ» (статус телесности врача, т.е. мировоззрение), «Тантры объяснений» (статус сознания врача), «Тантры наставлений» (статус воли врача); и одной «Дополнительной Тантры» (личность врача), что в совокупности должно ввести молодого специалиста в виртуальную реальность врачевания, т.е. породить его новую добродетель. Кстати, ритмический (поэтический) характер самого текста канона, также способствует порождению виртуальных событий у будущих врачей.

Тем не менее, современная медицина полагает существующей только патоморфологическую картину болезни (вспомним известную медицинскую шутку «патологоанатом лучший диагност»), т.е. статусом существования в медицине обладает только реальность телесности, в которой отражаются и болезнь и здоровье обследуемого, и к которой пытаются свести все заболевания, в том числе и психиатрические. Сознание больного рассматривается в основном как вспомогательная реальность для диагностики (жалобы больного), оценки степени тяжести неотложных состояний, связанных с нарушениями сознания, и проведения некоторых медицинских процедур (психотерапии, например). Здесьто и возникает многая казуистика современной медицины, связанная, например, с теорией нормы, когда нормирование здоровья (как полионтологичного объекта) пытаются провести по одному онтологическому основанию, пытаясь разрешить данное качественное противоречие статистическими методами за счет закона (феномена) перехода количества наблюдений в новое качество – выявление общей закономерности. Такие попытки моноонтичной науки преодолеть ВЛ первого рода первого порядка через накопление феноменов проявления полионтологичного объекта в одной реальности относятся к ВЛ четвертого рода второго порядка.

В отличии от современной медицины, тибетские врачи, имея в основе полионтологичную парадигму медицинского знания, считали возможным постановку диагноза через оценку состояния родственника больного. То есть, по оценке статуса телесности родственника (по его пульсу), в котором отражался семейный виртуал болезни, они могли поставить диагноз больному. Наши работы в Центре виртуалистики Института человека РАН подтверждают данную феноменологию.

Метафорически можно утверждать, что соматическое заболевание это член семьи больного. Вокруг этого невидимого члена семьи все и «пляшут». Болезнь для них это реальность, обладающая статусом существования, которую они актуально переживают. Возможность появления болезни потенциально содержится во всей предшествующей истории их семейной жизни. Как только болезнь порождается – меняется семейная виртуальная реальность, которая интерактивно меняет статусы телесности, сознания, воли, личности всех близких больного. Поэтому через членов семьи страдающего тем или иным соматическим заболеванием можно вести большинство возможных направлений медицинской и психологической работы.

Короче говоря, современная медицина виртуальные феномены либо не фиксирует, либо с ними не работает, либо не может объяснить их природу. Итак, мировоззрение современной медицины, по сути своей, ущербно.

Все вышеперечисленное позволяет также сделать второй вывод, о том, что здоровье или болезнь могут возникать (порождаться) из любой внутренней реальности человека. Здесь отметим, что возможность полионтологического вывода, полученного на одной феноменологии, подтверждает исходное утверждение нашего доклада.

Виртуал болезни может быть развернут из реальности телесности – в результате дисфункции любого из органов человеческого организма (что блестяще демонстрирует современная медицина). Из реальности сознания – всем известны ятрогении (болезни вызванные неквалифицированным обращением медицинского персонала). Из реальности личности можно взять наблюдения из сферы профориентации и определения профессиональной пригодности человека. Достаточно типичны факты в военноморской медицине, когда моряк признается военноврачебной комиссией годным к службе на подводных лодках, но не годным к обучению на очном факультете военной академии: вся оставшаяся личная жизнь – сплошное отражение болезни. А личность – это уже и социальный контекст (реальность), поэтому можно сказать, что хрестоматиен случай, относящийся к 20м годам ХХ века, который произошел в результате события в статусе личности летчика: первый председатель первой врачебнолетной комиссии в СССР был застрелен летчиком, признанным комиссией негодным к летной работе.

Так вот, теоретическая виртуалистика утверждает, что любой объект любой из реальностей может вызвать (породить) заболевание. Поэтому при разработке новых методов лечения алкоголизма Н. Носов задался отнюдь не риторическим вопросом: «Если любой объект, теоретически, может вызвать алкогольный виртуал, то может ли, ну например, камень породить приступ (запой) при алкоголизме?» Как говорят «не прошло и трех дней», Ю. Яценко, с которой они делали первые шаги в направлении виртуальной медицины и психологии, описала случай течения алкоголизма, когда у больного императивный позыв к употреблению алкоголя вызывал вид бюста Ленина, т.е. камень. Данный факт был связан с тем, что пациент в начале течения болезни частенько распивал алкогольные напитки со своими товарищами после работы рядом с памятником Ленину.

Не менее важным считаем возможность решения обратной задачи: лечение многих заболеваний возможно начинать из любой реальности человека. Установлено, что у человека имеется собственная партитура болезни (и здоровья), которая может быть страдающим изменена с помощью аретевта. Аретея – это новый тип практики, в основе которой лежит полионтологичная парадигма, рассматривающая здоровье и болезнь как порожденные виртуальные состояния, не сводимые к одной из реальностей человека. Так, достаточно эффективным показали себя методы аретеи бронхиальной астмы. Устранение болезни, ее девиртуализация, может быть проведена, например, из реальности сознания больного. Аретевт, человек проводящий аретею, может помочь аретенту (страдающему) изменить собственный статус воли, который позволит страдающему устранить свое заболевание или купировать приступ, неподдающиеся лечению (купированию) современными медикаментозными средствами.

Мы использовали слово страдание вместо заболевание, так как болезнь – нозология, отражает нозологический подход, сужающий виртуальную картину течения тех или иных расстройств у человека до клинического течения болезни, имеющей патоморфологическое подкрепление. Клиницисты тут, конечно, отметят, что современная медицина уже выделяет донозологические состояния или предболезнь. Это, несомненно, шаг вперед, но, как мы теперь понимаем, исключительно в феноменологическую сторону… Приборы становятся точнее, методы обследования изощреннее, все это дает мощный феноменологический пласт, фиксируемый в статусе телесности человека, от которого современная медицина отмахнуться уже не в силах, но объяснить данные научные факты еще не в состоянии, ограничиваясь концепцией ничего не объясняющей «психосоматики».

Вообще, виртуальных феноменов и в клинике внутренних болезней очень много: транзиторные, пароксизмальные нарушения, приступообразный характер течения, астматический статус, facies hippocratica – инвариантны для течения многих заболеваний, не зависимо от их этиологии или локализации.

Здесь же можно подчеркнуть, что изменение социальной установки к инвалидам на отношение к ним как к людям с ограниченными возможностями, но возможностями, близко виртуальной парадигме. Близость состоит в том, что виртуал здоровья может быть развернут из реальности имеющихся у инвалидов возможностей, иногда даже с относительной гиперкомпенсацией, по сравнению с обычными гражданами, как, например, у инвалидов – спортсменов.

Как вы уже заметили, нам не хватает теоретической концептуализации феноменологической составляющей второго вывода.

В современной медицине общепризнанно, что заболевание есть результат взаимодействия внешнего патогенного фактора и целостного организма. Организм в переводе означает целостный, т.о. получается «целостной целостности». Данная тавтология («масло масленое») еще одно отражение гносеологических потерь на пути развития современной медицины, которая вот уже много лет, на что также сетуют в медицинском сообществе, находится в кризисе не смотря на удивительные успехи уже даже на субклеточном уровне… Констатируем диагноз гносеологической тупик виртуальный природы. Биоэтический тупик, в который попала современная медицина и биотехнологии, – его видовые проявления. …Геном прочитан («пистолет куплен»), теперь надо клонировать («нужно застрелиться»)… Согласно теореме неполноты Геделя, которую мы рассматриваем как формальное обоснование общего решения подобного класса задач, из этого тупика сама медицина выйти не сможет.

Таким образом, гносеологический аппарат современной медицины относительно виртуальной этиологии страдания (заболеваний), природы здоровья и человека ничтожен.

Рассмотрим третью составляющую современной медицины – онтологическую.

Как показывает опыт развития медицины, в ее истории были уже этапы, когда онтологический, гуманитарный, мировоззренческий статус медицины менялся, за счет появления в ее основании реальностей, выходящих за рамки имеющихся парадигматических и гносеологических медицинских установок. Так эра асептики и антисептики в медицине наступила с появлением, полаганием существующей другой реальности – бактериальной, которая не может быть сведена только к реальности телесности человека.

Так, в конце 19 века видный русский психиатр В.Х. Кандинский, однофамилец художника В.В. Кандинского, изменил онтологический статус галлюцинаций у психиатрических больных. До него галлюцинации статусом существования в медицине не обладали. Говорят, для него галлюцинации были не фактом – он их сам видел.

И наконец, совсем недавно, в средине 20 века с открытием пенициллина пришла эра антибиотиков: начав результативно, эффективно и экономично действовать на бактериальную реальность медицина стала менять реальность болезни: клиника многих заболеваний изменилась. Спустя некоторое время пришлось признать как факт существование еще одной реальности внутригоспитальной инфекции.

Pages:     | 1 || 3 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.