WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 |

ЗДОРОВЬЕ КАК ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА [1 // Здоровье человека: социогуманитарные и медикобиологические аспекты: Тез. докл. конф. /Институт человека РАН. М., 2002. С. 77 – 82.

См. также //Устойчивое развитие. Вып. 4 – 5. Постнеклассическая наука: проблема человека. Материалы межрегионального философского семинара (8 – 9 октября 2002 г.). – УланУдэ: Бурятское книжное издательство, 2003. – С. 285 – 297.] М.А. ПРОНИН Центр виртуалистики Института человека РАН, г. Москва Уважаемые коллеги! Сама постановка темы “Здоровье как онтологическая проблема” проблематична, ибо не может быть онтологии вне соотнесения с адекватными ей гносеологией и мировоззрением. Мировоззрением, полагающим, что здоровье, вопервых, обладает статусом существования (онтологией) и, вовторых, как следствие, здоровье может выступать в качестве объекта для познания. Соответственно, мировоззрение должно также располагать необходимым инструментарием для изучения этого объекта здоровья.

Иными словами, здоровье не может быть сведено только к реальности онтологии, или к реальности гносеологии, или к реальности мировоззрения. Поэтому здоровье мы должны рассматривать с позиций полионтологичности, исходящей из того, что существует множество несводимых друг к другу, т.е. онтологически самостоятельных реальностей. Подход, основанный на признании полионтологичности любой воспринимаемой человеком реальности, разработанный и описанный Николаем Носовым в Институте человека РАН, получил название “виртуалистика”; относительно психики этот подход конкретизируется в теории психологических виртуальных реальностей.

Виртуалистика не является наукой. Виртуалистика есть подход, который может быть использован в любой научной дисциплине. Виртуалистика предполагает принципиально новую для европейской культуры парадигму мышления, в которой ухватывается сложность устройства мира, в отличии от идеи ньютонианской простоты, на которой зиждется современная европейская культура и современная медицина.

Идея виртуальности разрабатывалась в философии (античной, восточной, византийской, схоластической) иногда в неявном виде, иногда в явном, как, например, в схоластике. Сейчас она активно используется в современной философии и науке. Но во всех случаях виртуальное сопоставляется с другими реальностями в абсолютных координатах, т.е. утверждается существование абсолютной субстанции (например, материи, бога), и, именно в этой субстанции видят сущность явления. Иными словами, мой доклад – может быть рассмотрен как результат “воли Неба” или “предначертаний неба”, с одной стороны, либо, с другой, как феномен проявления атомов, так как только они атомы, обладают статусом существования.

Виртуальная психология (психологическая виртуалистика, ВП) определяет личность человека как реальность, порожденную динамичным взаимодействием несводимых друг к другу реальностей телесности, сознания и воли, находящуюся в интерактивных отношениях с последними. В связи с этим, вопрос о “главной”, единственно “истинной” реальности в ВП не ставится; отношения между реальностями относительны. Признание, полагание какойлибо из реальностей человека (сознания, воли, личности или телесности) первичной при концептуализации феноменов практики приводит к виртуальным ловушкам (ВЛ) первого рода. Видовыми проявлениями ВЛ первого рода, например, являются телесноориентированная или личностно ориентированная психотерапии.

Виртуальная парадигма исходит из динамичности отношений между реальностями, обладающими свойствами (признаками) порожденности, актуальности, автономности и интерактивности. Полагание динамичных феноменов константными при их исследовании и концептуализации приводит к ВЛ второго рода. В качестве ее видовых проявлений в психологии можно назвать трансперсональную психологию или гештальтпсихологию.

Полионтичная природа мира и человека предопределяют постановку и решение задачи адекватного (конгруэнтного) трансферта (термин перенос мы не используем изза занятости психологией) отражения объекта из одной реальности человека в другую. При неадекватном – неконгруэнтном трансферте (с подменой, с суппозицией) возникают ВЛ третьего рода. Видовые проявления таковых – затруднения при обучении человека творческой профессии, например, специалистов в области нейролингвистического программирования, изобретателей т.д. Объект из реальности воли мастера в процессе наблюдения концептуализируется в реальности сознания исследователя, затем, предъявляется педагогом как образец в реальности телесности ученика (как парадигматическая установка). Мировоззрение, на наш взгляд, это в т.ч. психофизиология человека. В результате вместо личности художника, способной к созданию произведения, что требует порождения в сознании, в телесности и в воле профессионала – художника описанного исследователем алгоритма действий как частного случая практики, получается личность профессионала ремесленника, способного лишь воспроизвести предложенные канонические образцы.



Формулируя процесс обратный описанному, можно утверждать, что виртуальный конфликт возникает при неконгруэнтном трансферте девиртуализированных знаний (отторгнутых от автора) из онтологической реальности транслируемых технических знаний в онтологическую реальность виртуализированных знаний – неизреченных экспертных знаний.

Именно так и возникают виртуальные конфликты между поли и моноонтичными парадигмами, не фиксируемые в рамках моноонтичной науки.

Вышеназванные ВЛ относятся к ВЛ первого порядка. Виртуальные ловушки второго порядка возникают, например, при междисциплинарной трансляции знаний в науке. То есть они порождены предыдущими ВЛ (конфликтами). Данный факт подтверждается теоретической виртуалистикой, которая выделяет категории порожденной и порождающей реальностей. Статус порожденной и порождающей реальностей, как и в нашем случае с ВЛ первого и второго порядков, является относительным.

Итак, феноменология проблем практики в силу своей природы характеризуется полионтологичностью, что затрудняет ее концептуализацию в рамках моноонтичной науки. Как следствие, по поводу одного и того же объекта (феномена) создается масса частных теорий, пытающихся свести полионтологичный мир к какойто одной реальности.

Виртуалистика, которую можно отнести к постнеклассической научной парадигме в классификации В.С. Степина, позволяет преодолеть данное противоречие. Так, например, она указывает на то, что любой объект внешней реальности должен быть представлен в реальностях сознания, телесности и воли человека. Только тогда объект может не просто отражаться человеком, но переживаться человеком актуально, т.е. порождать у него виртуальные реальности, в которых человек может реализовать себя как целостная личность.

Только что мы сформулировали общее решение задачи адекватности относительно учета особенностей субъекта деятельности (человека, как полионтологичного природного образования) в системе деятельности (в полионтологичной природе или в порождаемом человеком мире).

Рассмотрим более подробно несколько проблем, парадоксов или феноменов относящихся непосредственно к здоровью, которые разрешаются или объясняются с помощью виртуалистики.

Здоровье и болезнь, как состояния человека, обладают всеми объективными атрибутами виртуальной реальности, описанными Н. Носовым и О. Генисаретским, а именно: порожденностью, автономностью, интерактивностью и актуальностью. Подчеркнем, виртуальная реальность рассматривается виртуалистикой не как потенциальная, надуманная, а как актуально существующая и переживаемая человеком. Исходя из факта ее существования, онтологичности, в порожденной реальности действуют свои собственные законы (т.е. она характеризуется автономностью) и человек способен (в случае обладания волей) действовать в данной реальности адекватно, т.е. согласно ее законам, и может интерактивно изменять, модифицировать породившую ее реальность.

Теоретическая виртуалистика выделяет два типа виртуальных состояний: гратуалы и ингратулы, которые порождаются из константной (обыденной) реальности человека. Гратуальные состояния («гратис» в переводе означает приятный; грациозная <женщина>, харизматичный <мужчина> однокоренные слова) переживаются как необычные, в которых человеку удается все с легкостью, практически без усилий. Ингратуальные состояния связаны с развалом текущей деятельности и переживаются как утрата возможности чтолибо сделать для коррекции наступившего состояния. Здоровье и болезнь можно рассматривать как видовые проявления гратуальных и ингратуальных состояний человека, характеризующиеся известной устойчивостью, в отличии от других скоротечных виртуальных состояний, таких как утомление или вдохновение.





Итак, здоровье и болезнь, как их рассматривает виртуальная медицина (ВМ), – это виртуальные состояния (реальности), которые порождаются непрерывным динамичным взаимодействием реальностей сознания, телесности, воли и личности человека, в ответ на изменение внешних и внутренних реальностей этого человека. Данные динамичные взаимоотношения порождают его личность как личность здорового или больного человека. В свою очередь, новая личность предопределяет чувства, мысли и поведение этого человека в реальностях здоровья или болезни. Иными словами, порожденная реальность (здоровье или болезнь) начинает развиваться по своим собственным внутренним законам, которые не могут быть сведены к законам породившей ее реальности.

Таким образом, делаем первый вывод: определение здоровья через оппозицию болезни и наоборот определение болезни через оппозицию здоровью, онтологически неправомерно. А если и правомерно, то недостаточно.

Поэтому Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), давая определение здоровья, вполне закономерно пытается выйти за пределы оппозиции отсутствия болезней или физических дефектов, и включает в определение здоровья состояние полного физического, психического, социального и нравственного благополучия человека.

По сути, определение здоровья, даваемое ВОЗ, полионтологично, что вызывает вполне закономерную критику современной медицины: на неопределенность (неопрационализированность определения) для практикующего врача, деятельность которого сведена к реальности телесности и, отчасти, к реальности сознания больного; декларативность идеалистический статус такого определения, неподкрепленного соответствующим инструментарием; на “выход” определения здоровья за рамки социально признанной ответственности медицины (духовное и социальное благополучие лежит вне реальности воли медицинского сообщества).

Итак, мы фиксируем виртуальную ловушку первого рода, в которую попадает современная медицина, пытаясь свести полионтологичный объект (человека или его здоровье) к одной или двум реальностям. Данный факт отражает редуцированность мировоззрения современной медицины. (Теорему разнообразия Эшби в математике можно рассматривать как формальное обоснование конфликтов подобного класса).

Здесь сделаем короткое методологического замечание. Наш вывод включает две составляющих: феноменологическую и теоретическую. Структура виртуального вывода близка к известной из моноонтичной науки сравни: синтагматическая и парадигматическая составляющие текста – в психолингвистике; исполнительная и ориентировочная составляющие деятельности, как это выделяют в психологии и т.д. Структура виртуальной логики, виртуального вывода такова, что предъявляются не одна, а как минимум две реальности – порожденная (виртуальная), в которой протекают все описанные процессы, и порождающая (константная), которая и запускает, разворачивает всю феноменологию вышележащей реальности. (В свою очередь порожденная реальность может стать константной для реальности следующего уровня. То есть, оппозиция константный порожденный является относительной.) Это теоретическая часть замечания (парадигматическая реальность).

Теперь приведем феноменологическую иллюстрацию, и тем самым подтвердим практическую важность данного методологического замечания.

Pages:     || 2 | 3 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.