WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 28 |

И. В. ДАВЫДОВСКИЙ

ПРОБЛЕМА ПРИЧИННОСТИ В МЕДИЦИНЕ

(ЭТИОЛОГИЯ)

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МЕДИЦИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва

1 9 6 2

ПРЕДИСЛОВИЕ

Проблема причинности издавна привлекала внима­ние человечества. Почему возникает то или иное явление? Этот вопрос ставится человеком сейчас же вслед за восприятием самого явления, определяемого в порядке ориентировочного рефлекса (что такое?). Если на этот последний вопрос сравнительно легко находится ответ даже у животных, то при ответе на вопрос: почему и как возникло данное явление, возникают обычно немалые трудности. Это отчетливо показывает вся история развития человеческих знаний в области биологии и медицины.

Слова, термины, понятия как форма сигнализаций и информации о явлениях природы, всегда лишь огра­ниченно, приблизительно отражают каузальные связи и сущность явлений. В то же время человек склонен приписывать этим словам и терминам как бы самостоя­тельное значение, в результате чего слова подчас превращаются как бы в объективные сущности. Эти слова нередко «насилуют» разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям» (Бэкон).

«Этиология» не только слово, но и понятие, являющееся в нашем мышлении определенным членом логи­ческой связи, сигнализацией тех или иных отношений; т. е. каузальных связей. Но там, «где недоучет понятий, там слову стать и суждено». Так и случилось с понятием «этиология», ставшим словом, призрачно, упрощен­но сигнализирующим о подлинных отношениях вещей.

Всякое истинное знание восходит к причинам, т. е. к понятиям каузальности и детерминизма. Это два смежные, но разные понятия, трактующие, с одной стороны, о причинности, т. е. о причинноследственных отношениях (таков именно должен, быть смысл понятия «этиология»), с другой — о познании сущности явления, т. е. закономерностей, которые лежат в его основе (детерминизм в собственном смысле слова).

Накопилась огромная философская и естественноисторическая литература, освещающая проблемы при­чинности в биологии1. Но как отлична в этой литера­туре трактовка понятия причины и причинности по срав­нению с тем, что представляет собой понятие этиологии в медицине! В прошлом, наблюдая те или иные результаты и не зная их причин, человек ограничивался ссылками на творца или на имманентную целесообразность, подме­няя познание объективных причин явлений «целью» творца или природы. Религиозное сознание и религиоз­ная психология сковывали познание, делали его плос­ким, умозрительным и беспредметным в силу отсутствия реальных представлений о вещах.

Следующий период развития этиологических пред­ставлений совпадает с расцветом механистиче­ского детерминизма как универсального метода в науке XVI—XVII веков. Самым характерным для этого прин­ципа явилось истолкование связей явлений лишь как причинноследственных без изучения существа самих связей. Механический детерминизм видел перед собой лишь плоскую, однозначную и непосредственную зави­симость явлений, сумму предметов, причин, условий, но не видел целостной взаимозависимой системы факто­ров, отражающих какуюто принципиальную законо­мерность. Этиологические представления сводились в конечном итоге к внешнему, случайному или просто к перечню факторов. Механистический детерминизм изо­лировал причинные связи от подлинных очень сложных условий реальной жизни, её закономерностей.

Предлагаемая вниманию читателей книга является попыткой наметить пути выхода этиологических пред­ставлений на широкую дорогу детерминизма и каузаль­ности в диалектическом их понимании. Автора побудила к этому и недавно появившаяся в «Медицинском работнике» статья И. Ерошкина «Против односторон­ности в понимании патологии» (1960, № 69, 26 августа). Автор вынужден был отказаться от своего первоначаль­ного _ 1 См., например: Hartmann Nicolai. Phylosophie d. Natur. Berlin, 1950. Проблема причинности в современной биологии (сбор­ник). Изд. АН СССР. М.,.1961, И. Т. Фролов. О причинности и целесообразности в живой" природе. Госполитиздат, М., 1961; Л. Л. Шепуто. Вопросы диалектического материализма и медици­на, М., 1961.



_ намерения ответить на статью И. Ерошкина через ту же газету, так как проблема оказалась очень слож­ной именно в плане философском и историческом. По­нятия причины, специфичности, сущности болезни, разумеется, невозможно изложить в рамках газетной статьи, если не исходить из готовых формулировок, всегда несколько упрощающих предмет исследования. Статья И. Ерошкина отражает устаревшие представле­ния широкой публики, а также взгляды многих меди­ков на причины и сущность болезней. Если автору этой книги удалось в какойто мере рассеять эти представ­ления и поставить старые вопросы поновому, он сочтет свою задачу выполненной.

И. В. ДАВЫДОВСКИЙ Общеизвестно, что этиология самый слабый отдел медицины. И. П. Павлов Г л а в а I ПОНЯТИЕ ЭТИОЛОГИИ Медицина—одна из самых древних отраслей зна­ния и человеческой деятельности. В процессе познания различных болезненных явлений возникла и специфическая медицинская терминология, поскольку без названия, как говорил Линней, теряешь и познание, В то же время термины и понятия, установившиеся в медицине со времен Гиппократа, Галена, Цельсия, часто или вовсе не соответствуют действительности, или очень не точно, призрачно отражают эту действи­тельность (гоноррея, например, это истечение семени). Если бы мы медицинскую терминологию применяли в буквальном переводе с латинского и греческого, то это был бы подлинно призрачный мир, «мир теней». Не бу­дем, впрочем, отрицать, что эти «тени» все же являют­ся отражением реальной действительности, т. е. поня­тиями, связанными с сознательной деятельностью человека, с посильной оценкой им факторов природы. Как указывает В. И. Ленин, «сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его».

Этиология как понятие не имеет себе адекватного в философии и естествознании. В настоящее время это чисто медицинский термин, и медики оперируют им в плане изучения причин болезней. Наступила пора — этого требует прогресс научной медицины как отрасли биологии и естествознания — попытаться определить наше отношение к содержанию понятия «этиология», поскольку сложившиеся на практике представления об этиологии болезней выглядят очень односторонними, искажающими подлинный не только этимологический, но, что особенно важно, и методологический смысл и значение этого понятия. Нужно иметь в виду, что поня­тия, искаженно отражающие действительность, оказы­вают обратное влияние и на самое мышление. Дейст­вительность подтверждает это старое положение Бэко­на о словах, порождающих призраки На протяжении двух тысячелетий ученыемедики не проводили особых граней между этиологией и патологией. Для Галена это были фактически сино­нимы.

Учение Фракасторо (Fracastoro, 1458—1553) о трех видах причин—самых общих и самых отдален­ных, более близких и более частных, самых близких и собственных —отражало правильную догадку о том, что причины болезней не сводимы к факторам сегод­няшнего дня, т. е. к причинам частным, близким, самым близким и «собственным». Об отдаленных (внешних) при­чинах и ближайших (внутренних) причинах как производ­ном внешних писал Куллен (Cullen, 1781). Речь идет о ре­активных процессах, лежащих в основе той или иной картины болезней. Шписс (Spiss, 1857) в общее понятие этиологии включал и все патологоанатомические изме­нения, т. е. как и Гален и все его последователи, пони­мал, что эти изменения, будучи следствием какихто причин, воздействовавших на человека, сами становят­ся причиной новых болезненных явлений.

Таким образом, в прежних представлениях об этио­логии фактически сливались воедино внешние факторы и внутренние, включая и все так называемые патогене­тические механизмы, создающие картину болезни в ее клиническом и морфологическом выражении. В этом, как мы увидим ниже, была своя логика.

_ 1 Термин «этиология» (aitiologia) впервые встречается у Де­мокрита, основоположника каузального мышления.

_ В общем, в учении о внешних (отдаленных) причи­нах, лежащих во внешней среде, и учении о внутренних (ближайших) причинах, заключенных в самом теле за­болевшего, стихийно; но правильно отражена идея единства внешнего и внутреннего, этиологии и патогене­за (см. гл. VIII), Современная медицина, оперируя старыми термина­ми, разумеется, не обязана вкладывать в них старое содержание. Тем более она не должна следовать за этимологическим смыслом понятий. Однако, несмотря на обогащение медицины новыми фактами, на значи­тельно большую философскую вооруженность в духе диалектического материализма, понятие этиологии со­вершает и в наше время скорее маятникообразное дви­жение, чем подлинно поступательное развитие. В это понятие вкладывается содержание, то обедненное, в ви­де какогото причинного фактора, то расплывчатое и неопределенное, как это отражено в понятиях констелляционная патология, кондициональная патология 1 и т. п. Несомненно, вокруг понятия этиологии сосредоточе­ны центральные проблемы теории и практики медици­ны. Скажем больше: глубокое изучение этой проблемы уводит нас за пределы медицины, туда, где вопросы биологии и естествознания очень тесно соприкасаются с вопросами философии. Это говорит одновременно и о том, что проблема этиологии не может решаться в плане узкомедицинских профессиональных представ­лений.





Результаты, достигнутые практической медициной, огромны. На данный момент медицина очень многое умеет, многое знает. И все же строго научных знаний, позволяющих проникнуть в сущность явлений, т. е. объяснить их и предвидеть, в медицине совсем немного. Взять хотя бы наши знания о сердечнососудистых заболеваниях и раке, т. е. важнейших на сегодняшний день.

1 Оба эти понятия широко распространены в зарубежной ли­тературе. Они не противопоставляются друг другу, находя соче­тание в такой формулировке: кондициональная патология как уче­ние о различных болезнетворных условиях и причинах переходит в констелляционную патологию, учитывающую взаимодействие между условиями и причинами болезни, с одной стороны, и опре­деленным состоянием организма, его реактивными способностями, с другой. Констелляцией в собственном смысле слова обозначают двустороннюю систему отношений организма и среды.

Когдато Демокрит (приблизительно 400 лет до н. э.) указал, что важна не полнота знания, а полнота пони­мания, т. е. не просто эрудиция, а проникновение в сущ­ность явлений. Медицина не может похвастать именно глубиной проникновения, в частности и в вопросах этио­логии. Больше того, укоренившиеся в медицине способы мышления стали скорее тормозом для такого проник­новения, несмотря на все возрастающее изобилие част­ных фактов и истин. Правда, за последние годы все чаще и чаще раздаются голоса о необходимости рассматривать вопросы этиологии с позиций диалектиче­ского метода.

Принципиальные ошибки учения об этиологии хоро­шо видел И. П. Павлов. Эти ошибки являются особен­но наглядными в отношении этиологии инфекционных заболеваний, где схема микроб + организм фактически приравнивалась к заболеванию 1.

Даже в 1960 г. по поводу давно созревшей необхо­димости коренной переработки2 понятия «этиологии» высказываются лишь самые общие пожелания. Так, Рашка (Raska, 1960) 3 пишет: «этиологию отдельных инфекционных болезней мы не можем уже дальше су­живать только вопросом о возбудителе... Это, как гово­рит Пауль (Paul), является чрезмерным упрощением проблемы». Однако никакой переработки фактически мы не имеем. Не делается даже серьезных попыток к этому.

Этиология — это учение о причинах болезней и как таковое тесно связано с философской категорией, причинности. В то же время приуроченность термина «этиология» к миру медицинских явлений создало на практике своеобразную отчужденность самого понятия, имевшую роковые последствия для теории. Как указы­вает В. И. Ленин, «человеческое понимание причины и следствия всегда упрощает объективную связь _ 1 См. Л. А. Т а р а с е в и ч. Медицинская микробиология. Т. I, 1912.

2 И. В. Давыдовский. Очерки по теории инфекции. Кли­ническая медицина, 1924, 11, 9.

3 Журнал гигиены, эпидемиологии, микробиологии и иммуно­логии, I960, IV, 3, Чехословакия. Прага..

явлений». Это неизбежное упрощение еще более усугубляется узкопрактичееким, односторонним пониманием этиологии в медицине, фактически сводящимся к пе­речню причинных факторов внешней среды. Очевидно, что никакой перечень факторов не создает теории, т. е. биологического обоснования явлений, не раскрывает самых связей причин и следствий, тем более сущности явлений.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 28 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.