WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Кажется бесспорным и второй аргумент, т.к. действи­тельно не имеется ни одного правового акта, содержащего непосредственный запрет на использование полиграфа.

В качестве свидетеля может быть допрошено любое лицо, которому могут быть известны какиелибо обстоя­тельства, подлежащие установлению по конкретному делу (ст. 56 УПК РФ).

Следует отметить, что если в качестве свидетеля или потерпевшего допрашивается несовершеннолетнее лицо, то обязательным условием его допроса является присутствие педагога или законного представителя (ст.191 УПК РФ). Нарушение этого правила, следовательно, влечет собой признание полученных в ходе допроса показаний недопустимыми. В качестве примера можно привести следующие материалы дела:

30.09.1974 г. в п.Сенное по делу в обвинении Хадикова В.Г. (дело №7533) [22 Лаборатория криминалистики ЮИ КрасГУ.]2 в качестве свидетеля был допрошен несовершеннолетний Хадиков Руслан А. (1958 г.р.). Однако при допросе (как было установлено при изучении данного дела) ни педагога, ни законного представителя не присутствовало.

И таких примеров в исследуемом деле много (например, при допросе несовершеннолетних свидетелей могли присутствовать «депутат сельсовета», «родитель другого допрошенного чуть ранее свидетеля»). Представляется, что данные следственные действия были проведены с нарушением правил допроса несовершеннолетних свидетелей, т.к. законом представлен закрытый перечень лиц, наделенных правом присутствия при допросе несовершеннолетнего.

Интересным представляется вопрос о закреплении результатов экспертизы. После производства необходимых исследований экс­перт составляет заключение, в котором, должно быть указано: когда, где, кем (фамилия, имя и отчество, образование, специальность, ученая степень и звание, занимаемая должность), на каком основании была про­изведена экспертиза, кто присутствовал при произ­водстве экспертизы, какие материалы эксперт исполь­зовал, какие исследования произвел, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы. Если при производстве экспертизы, эксперт устано­вит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Заключение дается в письменном виде и подписыва­ется экспертом (ст.204 УПК РФ).

Как свидетельствует судебная практика, извлекаемая из заключения эксперта доказательственная информация не ограничивается сведениями, содержащими специальные познания эксперта.

Примером этого могут служить материалы уголовного дела, рассмотренного Нагатинским межрайонным народным судом г.Москвы в отношении З., осужденного за совершение изнасилования несовершеннолетней сестры. З. Признал свою вину на предварительном следствии, его показания подтверждались словами потерпевшей, свидетеляотца. Однако в суде эти лица изменили показания. И суд, оценивая достоверность показания указал: «При проведении стационарной судебнопсихиатрический экспертизы З. не отрицал, что совершил изнасилование сестры, что в совокупности с прочитанными доказательствами также опровергает его показания в судебном заседании».

Очевидно, что факт признания З. при проведении экспертизы действий, которые ему инкриминировались, выходит за рамки специальных познаний экспертапсихиатра. Поэтому данные показания не могут быть положены в основу обвинения [25 Маркина Е. Познавательные задачи проведения судебной экспертизы в уголовном процессе как критерий ее допустимости./Е. Маркина.//Уголовное право.1998.№3.С.58.]5.

5. Надлежащий порядок проведения и оформления процессуальных действий Если на основании незаконно добытых доказательств были получены другие доказатель­ства, то они исключаются из разбирательства дела как являющиеся производными от незаконно полученных до­казательств (как плоды отравленного дерева). Чаще всего по правилу «о плодах отравленного дерева» исключаются доказательства, полученные на основании произведенных с нарушением закона изъятии различных предметов, являющихся вещественными доказательствами.

Так, если какиелибо предметы изымались в ходе обыс­ков, выемок или осмотров с нарушением закона, то исклю­чаются из дела не только соответствующие протоколы обыс­ков, выемок или осмотров, но и изъятые таким образом предметы — вещественные доказательства, а также заклю­чения экспертов по исследованию этих предметов.

Органами предварительного расследования Каменеву предъяв­лялось обвинение в получении взятки и незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов (часть 3 статьи 173 и часть 1 статьи 218 УК РСФСР).

Судом присяжных Московского областного суда Каменев был оправдан.

В кассационном протесте прокурор просил об отмене приговора в связи с существенными нарушениями требований УПК РСФСР, одно из которых, по его мнению, выразилось в следующем: судья необоснованно исключил из разбирательства дела протокол обыска в служебном кабинете Каменева, вещественные доказательства — гранату и два стреляющих устройства, заключения экспертов, про­водивших баллистическую и взрывотехническую экспертизы.

Кассационная палата Верховного Суда РФ оправдательный при­говор оставила без изменения, указав относительно исключения указанных доказательств следующее.

Доводы прокурора, изложенные в кассационном протесте, о том, что судья необоснованно исключил из разбирательства дела часть доказательств, противоречат действующему законодательству.

Судья правильно исключил из разбирательства дела такие дока­зательства, как протокол обыска в служебном кабинете Каменева, гранату ф1, два металлических предмета в виде авторучек, при­знанных огнестрельным оружием, заключения баллистической и взрывотехнической экспертиз, так как эти доказательства получе­ны в нарушение закона.

Указав на те нарушения требований УПК, которые были допу­щены при обыске в кабинете Каменева, кассационная палата отме­тила следующее.

Учитывая, что в данном конкретном случае изъятие предметов произведено с нарушение закона, судья правильно исключил из раз­бирательства дела вещественные доказательства и заключения экс­пертов по ним [28 БВС РФ, 1996, №8, С. 10 – 11.]8.

Доказательство признается допустимым, если оно содержит сведения, происхождение которых извес­тно и которые могут быть проверены.

Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем (потерпевшим), если он не может указать источник своей осведомленности.

Зажицкий В.И., в частности, писал: «Источники осведомленности представляют собой объек­тивную основу, на которой возникают, формируются фак­тические данные, являющиеся содержанием уголовнопроцессуальных доказательств. Источник осведомленности обнаруживается при возникновении и формировании всех видов доказательств» [29 Зажицкий В.И. Источники осведомлённости в уголовнопроцессуальном доказывании./В.И. Зажицкий.//Советская юстиция.1983. №8. С. 6.]9.

Выше, при рассмотрении вопросов о допустимости ве­щественных доказательств и документов, полученных в результате осмотров, выемок, обысков, а также получен­ных в ходе непроцессуальной деятельности, отмечалось, что неясность по поводу того, как, где и при каких обсто­ятельствах получен тот или иной предмет или документ, несущий ту или иную информацию, лишает его доказа­тельственной силы.

Заключение Концепция судебной реформы в РФ в качестве одного из ключевых решений предлагала «определение жестких критериев допустимости доказательств и введение практики беспощадного аннулирования недопустимых материалов» [30 Зажицкий В. О допустимости доказательств./В. Зажицкий.//Рос. юстиция.1999.№3.С.26.] 0.

Данная рекомендация реализована в ч.2 ст.50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона». Эта норма, применительно к уголовному процессу, нашла свое отражение в уже утратившем силу ст.69 УПК РСФСР: «Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса».

Стоит заметить, что в УПК РСФСР не было термина, как «недопустимые доказательства», законодатель употреблял термин «юридическая сила» доказательств. Думается, что два этих словообразования синонимичны. Несмотря на это, полагаю, что в этом отношении достоинством УПК РФ (ст.74) является использование термина «недопустимые» доказательства в самом тексте закона, что позволяет правоприменителю, не путаясь в терминах, уяснить факторы, влияющие на допустимость доказательственной базы в уголовном процессе (т.к. ранее допустимость – это был научный термин; юридическая сила – предусмотренный законом).

Признание доказательств недопустимыми возможно на любой стадии судопроизводства, связанной с процессом доказывания. Для этого в науке (а теперь уже и в новом УПК РФ) были выработаны так называемые критерии допустимости доказательств, которые были рассмотрены в настоящей работе как главы.

Хотелось бы отметить, что наряду с понятием допустимость выделяют термин достоверность доказательств. Зачастую бывает, что достоверные доказательства необходимо признать недопустимыми, т.к. они были получены с нарушением процессуального закона (например, был нарушен порядок проведения процессуального действия, используемого как средство получения доказательства). В этом случае, как верно отмечает Н.М.Кипнис [31 Кипнис М.Н. Указ.соч.С.80.]1, и при условии соблюдения остальных критериев допустимости доказательств, можно ставить вопрос об устранении (восполнении) нарушений процессуальной формы. Так, если при нарушении порядка проведения процессуальных действий все остальные критерии соблюдены, а недостатки первого критерия были устранены путем проведения дополнительных процессуальных действий, в результате которых были получены фактические данные, устранившие возникшее сомнение в достоверности первоначальных фактических данных, то можно признать первоначальные фактические данные в совокупности с фактическим данными, устраняющими сомнение в их достоверности, отвечающими требованию допустимости.

Конечно, не могут быть восполнены нарушения, связанные с обеспечением приоритета прав и свобод человека и гражданина; принципы уголовного процесса; нарушения, связанные с дефектами содержания процессуального действия, а не с дефектами фиксации его хода и результатов [32 Указ. соч. С.81.]2. Список литературы Нормативная литература:

О некоторых вопросах применения судами Конституции при осуществлении правосудия. Постановление Пленума ВС РФ от 31.10.1995г. №8//БВС РФ.1996.№1.

О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера (с изменениями от 1 ноября 1985 г.). Постановление Пленума ВС СССР от 26.04.1984 г. №4// БВС СССР. 1984. № 3.

Уголовнопроцессуальный кодекс РСФСР (с изм. и доп. от 29.12.2001)// Ведомости ВС РСФСР.1960. № 40. ст. 592.

Уголовнопроцессуальный кодекс РФ// Российская газета.№249.

Научная и практическая литература:

Громов Н.А. Критерий использования доказательств и результатов ОРД при доказывании по уголовному делу./ Н.А. Громов, Ю.В. Францифоров, В.Ю. Алферов//Следователь.2000.№1.С.9.

Дело №459/5 по обвинению Тогулова М.Т.//Лаборатория кафедры криминалистики ЮИ КрасГУ.

Дело №7533//Лаборатория кафедры криминалистики ЮИ КрасГУ.

Дело по обвинению Каменева//БВС РФ.1996.№8.С. 10.

Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов/Под ред.Е.Ю.Львовой. М., 2000.

Зажицкий В.И. Источники осведомлённости в уголовнопроцессуальном доказывании./В.И. Зажицкий//Советская юстиция.1983. №8. С. 6.

Зажицкий В. О допустимости доказательств./В. Зажицкий//Рос. юстиция.1999.№3.С.26.

Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе./Л.М. Карнеева. Волгоград, 1988.

Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве./Н.М. Кипнис. М., 1995.

Комиссаров В. Использование полиграфа./В. Комиссаров// Законность. 1995. №11. С. 44.

Лупинская П.А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных./П.А. Лупинская. М., 1998. С. 115 – 116.

Лупинская П. Допустимость доказательств: пора обеспечить единство судебной практики./П.А. Лупинская//Российская юстиция.1998.№11.С.23.

Маркина Е. Познавательные задачи проведения судебной экспертизы в уголовном процессе как критерий ее допустимости./Е. Маркина//Уголовное право.1998.№3.С.58.

Научнопрактический комментарий к УПК РСФСР./Под редакцией Лебедева В.М., В.П.Божьева, М., 1997. Некрасов С.В. Судебная практика и критерии признания доказательств юридически недействительными в российском уголовном процессе./С.В. Некрасов//Юрист.1998.№5.С.8.

Некрасов С.В. Принципиальные положения, относящиеся к юридической силе доказательств в уголовном судопроизводстве./С.В. Некрасов//Юрист.1998.№2.С.31.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.