WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

Обычное подразделение атрибутов Бога скорее номинальное, чем реальное. Вот что я хотел сказать по поводуатрибутов Бога, подразделения которых я до сих пор еще недал. Часто даваемое писателями подразделение атрибутов Богана несообщаемые и сообщаемые, кажется мне, как я долженпризнаться, скорее номинальным, чем реальным. Ибо знание Бога так же мало похоже на знание человека, как созвездие Пса на лающее животное, и, может быть, еще менее.

Подразделение автора. Мы же даем следующее подразделение: одни атрибуты Бога выражают его деятельнуюсущность, другие же не выражают никакой его деятельно 262 Приложение, содержащее метафизические силы сти, а выражают лишь модус его существования. К последним относятся единство, вечность, необходимость и т. д.;к первым — разум, воля, жизнь, всемогущество и т. д. Этоделение ясно и понятно и обнимает все атрибуты Бога.

Глава XIIО человеческой судьбе Теперь надо перейти к сотворенной субстанции, которую мы разделили на субстанцию протяженную и субстанцию мыслящую. Под субстанцией протяженной мы разумеем материю, или телесную субстанцию, под субстанциеймыслящей — только человеческие души.

Ангелы относятся не к метафизике, а к теологии. Хотяангелы также сотворены, но они не познаются естественнымсветом и потому не относятся к метафизике. Их сущность исуществование известны лишь через откровение; поэтому ониотносятся только к теологии, познание которой совершенноиное и по своему характеру полностью отличается от естественного познания и потому никоим образом не должно смешиваться с последним. Итак, пусть никто не ожидает, чтомы будем чтолибо говорить об ангелах, Человеческая душа не происходит от какоголибо посредника, а создана Богом, и мы не знаем когда. Возвратимся к человеческим душам, о которых необходимо сказать еще коечто. Нужно только предупредить, что мыничего не сказали о времени сотворения человеческой души, так как недостаточно установлено, когда Бог создаетее, если она в состоянии существовать без тела. Известнотолько, что она происходит не от какоголибо посредника,ибо это имеет место лишь в вещах, которые порождены,каковы модусы субстанции; сама же субстанция порождена быть не может, а может быть сотворена единственнолишь Всемогущим, как мы выше достаточно доказали.

В каком смысле человеческая душа смертна. Прибавлю коечто о бессмертии души. Достаточно известно, что Вторая часть ни об одной сотворенной вещи нельзя сказать, что ее природа не включает разрушения мощью Бога. Кто имел власть(potestas) создать вещь, имеет власть и разрушить ее. Мытаакже достаточно уже доказали, что ни одна сотвореннаявещь ни одно мгновение не может существовать по своейприроде, но непрерывно продолжает твориться Богом.

В каком смысле она бессмертна. Хотя это и так, мы, однако, видим ясно и отчетливо, что не имеем никакойидеи, посредством которой мы восприняли бы разрушениесубстанции в том смысле, в каком мы обладаем идеями о разложении и зарождении модусов. Рассматривая строение человеческого тела, мы получаем ясное представление,что такое строение может быть разрушено; но это не имеет места в телесной субстанции, где нельзя таким же образом представить себе ее уничтожения. Наконец, философспрашивает не о том, что Бог может сделать в своем всемогуществе, но он судит о природе вещей по законам, которые Бог дал им; поэтому он считает прочным и незыблемым то, что он может вывести из этих законов как прочноеи незыблемое; он не оспаривает при этом, что Бог можетизменить эти законы и все остальное. Поэтому, говоря одуше, мы не спрашиваем о том, что Бог может сделать, нолишь о том, что вытекает из законов природы.

Ее бессмертие доказывается. Из этих законов ясно следует, что субстанция не может быть разрушена ни самасобой, ни другой сотворенной субстанцией и, как мы ужераньше, если не ошибаюсь, достаточно доказали, что позаконам природы мы должны считать человеческую душубессмертной. Если мы хотим рассмотреть это еще точнее,то можно доказать с наивысшей убедительностью, что онабессмертна. Действительно, как ми только что видели, бессмертие души ясно следует из законов природы. Эти законы природы суть решения Бога (decreta Dei), открытыеестественным светом, как это тоже очевидно из вышесказанного. Но решения Бога неизменны, как мы уже доказали. Из всего этого мы ясно заключяем, что Бог сообщиллюдям свою неизменную волю относительно длительности душ не только через откровение, но и посредствоместественного света.

264 Приложение, содержащее метафизические силы Бог не действует против природы, но свыше ее; в чемсостоит эта деятельность, по мнению автора. Мы не будем останавливаться на опровержении возможного возражения, что Бог когданибудь ради совершения чудес можетуничтожить эти естественные законы, ибо большинство более мудрых теологов признает, что Бог ничего не делаетпротив природы, но свыше природы, т. е. Бог, как я объясняю это, имеет много законов деятельности, которых он несообщил человеческому разуму. Если бы эти законы былисообщены человеческому разуму, то они представлялисьбы нам столь же естественными, как остальные.

Отсюда вполне очевидно, что души бессмертны, и я не вижу,что еще можно сказать здесь о человеческой душе вообще. Неоставалось бы также сказать ничего особенного об ее функциях, если бы отвечать на это не принуждали доказательстванекоторых писателей, которые стараются убедить, что они невидят и не чувствуют того, что они видят и чувствуют.

Почему некоторые полагают, что воля не свободна.Некоторые думают, что могут доказать, что воля не свободна, но всегда определяется чемлибо. Они утверждают этопотому, что они разумеют под волей нечто, отличное отдуши, и считают ее субстанцией, природа которой состоит втом только, что она индифферентна ко всему. Чтобы устранить всякую путаницу, мы объясним сначала суть дела,после чего легко обнаружим ложность их аргументов.

Что такое воля. Человеческую душу мы назвали мыслящей вещью, откуда следует, что благодаря своей природеи рассматриваемая сама по себе она может совершать нечто, именно мыслить, т. е. утверждать и отрицать. Но этимысли определяются или вещами вне души, или толькодушой; ибо сама она есть субстанция, из мыслящей сущности которой могут и должны следовать многие действиямысли. Те мыслительные действия, которые признают своей единственной причиной человеческую душу, называются хотениями (volitiones). Человеческая же душа, посколькуона считается достаточной причиной для возбуждения таких действий, называется волей.

Существует воля. Тот факт, что душа, даже не определяемая никакими внешними вещами, имеет такое могуще Вторая часть ство, может быть объяснен лучше всего примером Буриданова осла. Если в такое равновесие вместо осла поставитьчеловека, то его следовало бы считать не мыслящей вещью, но глупейшим из ослов, если бы он погиб от голода ижажды. Это ясно также из того, что мы, как раньше замечено, хотели сомневаться во всех вещах и не только считать сомнительными вещи, которые могут быть поставлены под сомнение, но и отвергнуть их как ложные (см. § 39,ч. I «Начал» Декарта).

Воля свободна. Следует, кроме того, отметить, что еслидуша определяется внешними вещами к утверждению илиотрицанию чеголибо, то она не определяется таким образом, что принуждается внешними вещами, она остается всегда свободной. Ибо ни одна вещь не имеет силы разрушить ее сущность; поэтому ее утверждение или отрицаниевсегда происходит свободно, как это достаточно объясненов четвертом «Размышлении». Итак, если кто спросит, почему душа хочет того или этого, а того или иного не хочет, мыответим: потому что она мыслящая вещь, т. е. вещь, имеющая по своей природе власть хотеть и не хотеть, утверждать и отрицать. Ибо это значит быть мыслящей вещью.

Волю не следует смешивать с влечением (appetitus). После этого объяснения рассмотрим аргументы противников.

Первый аргумент таков: «Если бы воля могла хотетьчтолибо против последнего повеления разума, если бы онамогла желать нечто, противоположное добру, предписанному последним повелением разума, то она могла бы желатьзло, притом как зло; но это нелепо, следовательно, нелепои первое». Из этого возражения ясно, что противники сами не знают, что такое воля; ибо они смешивают ее свлечением, имеющимся в душе после утверждения или отрицания чеголибо; они научились этому от своего учителя, который определил волю как влечение ради блага. Мыже говорим, что воля есть утверждение того, что нечтохорошо и в отрицании этого, как мы достаточно объяснили это раньше, когда речь шла о причине заблуждения икогда мы показали, что оно возникает оттого, что воляпростирается дальше разума. Но если бы душа, будучисвободной, не утверждала, что нечто хорошо, не было бы и 266 Приложение, содержащее метафизические силы влечения. Итак, в ответ на это возражение мы допускаем,что воля ничего не может хотеть против последнего повеления разума, т. е. она ничего не может хотеть, посколькуона считается нехотящей; и, как здесь еще говорится, онасчитает некоторую вещь дурной, т. е. не желает ее. Но мыоспариваем, чтобы воля абсолютно не могла желать того,что дурно, т. е. считать это хорошим: это противоречилобы опыту. Ибо многое дурное мы считаем хорошим и,наоборот, хорошее дурным.

Воля есть не что иное, как сама душа. Второй аргумент (или, если угодно, первый, так как до сих пор не былоникакого) таков: «Если воля не определяется к хотениюпоследним суждением практического разума, то она будетсама себя определять. Но воля сама себя не определяет,потому что она сама по своей природе неопределяема». Иони продолжают доказывать таким образом: «Если волясама по себе и по своей природе безразлична к хотениюили нехотению, то сама она не может определять себя кхотению: ибо определяющее должно быть так же определено, как не определено то, что определяется. Воля же,рассматриваемая как сама себя определяющая, так же неопределена, как рассматриваемая подлежащей определению.Ибо наши противники не предполагают в определяющейволе ничего, чего не было бы в воле определяемой илиопределенной; и нельзя предположить ничего иного. Следовательно, воля не может сама себя определять к хотению, а если это так, то она должна определяться чемлибоиным».

Таковы собственные слова профессора Хеерборда из Лейдена*. Этим он показывает, что под волей он разумеет несамую душу, но нечто вне или внутри души, что, как чистая доска (tabula rasa), лишено всякого мышления и способно принять любое изображение; или, скорее, воля естьдля него нечто, подобное грузу, находящемуся в равновесии, который всякой тяжестью увлекается в ту или другуюсторону, смотря по направлению этой тяжести; или, наконец, он разумеет под волей то, чего ни он сам, ни ктолибо * См. его «Философские упражнения» (Meletemata Philosophiса), изд. 2, Лейден 1659.

: Вторая часть из смертных никаким размышлением не может понять.Мы же только что сказали и ясно показали, что воля естьне что иное, как сама душа, называемая нами мыслящейвещью, т. е. утверждающей или отрицающей; отсюда ясновытекает, что, когда мы обращаем внимание единственнона природу души, она имеет равную власть утверждать иотрицать, а это и значит мыслить. Итак, мы из того, чтодуша мыслит, заключаем, что она имеет власть утверждатьи отрицать, то зачем еще искать случайных причин длясовершения того, что следует единственно из ее природы?Но скажут, сама душа не более определена к утверждению,чем к отрицанию, и отсюда выведут, что мы необходимодолжны искать причину, определяющую ее. На это я возразил бы, что, если бы душа сама по себе и по своей природе определялась только к утверждению (хотя этого нельзясебе представить, пока мы считаем ее мыслящей вещью),тогда единственно в силу своей природы она могла бытолько утверждать, но никогда не могла бы отрицать, сколько бы ни представлялось к тому причин. Если же, наоборот, она не определялась ни к утверждению, ни к отрицанию, она не могла бы делать ни того, ни другого. Если,наконец, она, как только что показано, имеет власть делать то и другое, то она будет в состоянии лишь по своейприроде и без всякого содействия другой причины исполнять оба действия; это будет ясно всем, которые считаютмыслящую вещь мыслящей вещью, т. е. между атрибутоммышления и мыслящей вещью допускают только мысленное различие и ни в коей мере не отделяют их друг отдруга, как это делают наши противники, которые лишаютмыслящую вещь всякого мышления и в своих измышлениях делают его первичной материей перипатетиков. Поэтому вот мой ответ на этот более значительный аргумент: если под волей мы разумеем вещь, лишенную всякогомышления, мы признаем, что воля по своей природе неопределима. Но мы оспариваем, чтобы воля была чемто лишенным всякого мышления и, напротив, утверждаем, чтоона есть мышление, т. е. могущество как утверждения, таки отрицания, под чем, очевидно, нельзя разуметь ничегодругого, кроме причины достаточной для того и другого.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.