WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 ||

     Зачем, зачем, коснувшись древа, Вкусила ты безумного плода?      Адам достойно изгнан был из рая За то, что заповедь одну не сохранил;

     А я какую кару заслужил,      Твои веленья вечно нарушая? От юности моей погрязнул я в страстях, Богатство растерял, как жалкий расточитель, Но не отринь меня, поверженного в прах,      Хоть при конце спаси меня, Спаситель!      Весь язвами и ранами покрыт,      Страдаю я невыносимо;

Увидевши меня, прошел священник мимо      И отвернулся набожный левит...

     Но Ты, извлекший мир из тьмы могильной, О, сжалься надо мной! мой близится конец...

Как сына блудного прими меня, Отец!      Спаси, спаси меня, Всесильный!    К. P. (великий князь Константин Константинович) (18581915) * * * Когда, провидя близкую разлуку, Душа болит уныньем и тоской, Я говорю, тебе сжимая руку:

Христос с тобой! Когда в избытке счастья неземного Забьется сердце радостью порой, Тогда тебе я повторяю снова:

Христос с тобой! А если грусть, печаль и огорченье Твоей владеют робкою душой, Тогда тебе твержу я в утешенье:

Христос с тобой! Любя, надеясь, кротко и смиренно Свершай, о друг, ты этот путь земной И веруй, что всегда и неизменно Христос с тобой.

МОЛИТВА Научи меня, Боже, любить Всем умом Тебя, всем помышленьем, Чтоб и душу Тебе посвятить И всю жизнь с каждым сердца биеньем.

Научи Ты меня соблюдать Лишь Твою милосердую волю, Научи никогда не роптать На свою многотрудную долю.

Всех, которых пришел искупить Ты Своею Пречистою Кровью Бескорыстной, глубокой любовью Научи меня, Боже, любить! НА СТРАСТНОЙ НЕДЕЛЕ Жених в полуночи грядет! Но где же раб Его блаженный, Кого Он бдящего найдет, И кто с лампадою возжженной На брачный пир войдет за Ним? В ком света тьма не поглотила?      О, да исправится, как дым Благоуханного кадила, Моя молитва пред Тобой! Я с безутешною тоской В слезах взираю издалека И своего не смею ока Возвесть к чертогу Твоему.

Где одеяние возьму?      О Боже, просвети одежду Души истерзанной моей, Дай на спасенье мне надежду Во дни святых Твоих Страстей! Услышь, Господь, мои моленья И тайной вечери Твоей, И всечестного омовенья Прими причастника меня!      Врагам не выдам тайны я, Воспомянуть не дам Иуду Тебе в лобзании моем, Но за разбойником я буду Перед Святым Твоим крестом Взывать коленопреклоненный:

     О помяни, Творец вселенной,      Меня во царствии Твоем! Страстная среда * * * Когда меня волной холодной Объемлет мира суета, Звездой мне служат путеводной Любовь и красота.

О, никогда я не нарушу Однажды данный им обет:

Любовь мне согревает душу, Она мне жизнь и свет.

Не зная устали, ни лени, Отважно к цели я святой Стремлюсь, чтоб преклонить колени Пред вечной красотой.

* * *      Не говори, что к небесам Твоя молитва недоходна:

Верь, как душистый фимиам, Она Создателю угодна.

Когда ты молишься, не трать Излишних слов; но всей душою Старайся с верой сознавать, Что слышит Он, что Он с тобою.

Что для Него слова? О чем, Счастливый сердцем иль скорбящий, Ты не помыслил бы, о том Ужель не ведает Всезрящий? Любовь к Творцу в душе твоей Горела б только неизменно, Как пред иконою священной Лампады теплится елей.

* * * Меня бранят, когда жалею Я причиняющих печаль Мне бессердечностью своею;

Меня бранят, когда мне жаль Того, кто в слабости невольной Иль в заблужденьи согрешит...

     Хоть и обидно мне, и больно, Но пусть никто не говорит, Что семя доброе бессильно Взойти добром; что только зло На ниве жатвою обильной Нам в назидание взошло.

Больней внимать таким сужденьям, Чем грусть и скорбь сносить от тех, Кому мгновенным увлеченьем Случится впасть в ничтожный грех.

     Не все ль виновны мы во многом, Не все ли братья о Христе? Не все ли грешны перед Богом, За нас распятым на кресте? * * *      Когда креста нести нет мочи, Когда тоски не побороть, Мы к небесам возводим очи, Творя молитву дни и ночи, Чтобы помиловал Господь.

     Но если вслед за огорченьем Нам улыбнется счастье вновь, Благодарим ли с умиленьем, От всей души, всем помышленьем Мы Божью милость и любовь? * * * Бывают светлые мгновенья:

Земля так несравненно хороша! И неземного восхищенья Полна душа.

Творцу миров благоуханье Несет цветок, и птица песнь дарит:

Создателя Его созданье Благодарит.

О, если б воедино слиться С цветком и птицею, и всей землей, И с ними, как они, молиться Одной мольбой;

Без слов, без думы, без прошенья В восторге трепетном душой гореть И в жизнерадостном забвенье Благоговеть! * * * О, если б совесть уберечь, Как небо утреннее, ясной, Чтоб непорочностью бесстрастной Дышали дело, мысль и речь! Но силы мрачные не дремлют, И тучи дети гроз и бурь Небес приветную лазурь Тьмой непроглядною объемлют.

Как пламень солнечных лучей На небе тучи заслоняют В нас образ Божий затемняют Зло дел, ложь мыслей и речей.

Но смолкнут грозы, стихнут бури, И всепрощения привет Опять заблещет солнца свет Среди безоблачной лазури.

Мы свято совесть соблюдем, Как небо утреннее, чистой И радостно тропой тернистой К последней пристани придем.

   Иван Алексеевич Бунин (18701953) АНГЕЛ В вечерний час, над степью мирной, Когда закат над ней сиял, Среди небес, стезей эфирной, Вечерний ангел пролетал.

Он видел сумрак предзакатный, Уже синел вдали восток, И вдруг услышал он невнятный Во ржах ребенка голосок.

Он шел, колосья собирая, Сплетал венок и пел в тиши, И были в песне звуки рая, Невинной, неземной души.

"Благослови меньшого брата, Сказал Господь. Благослови Младенца в тихий час заката На путь и правды и любви!" И ангел светлою улыбкой Ребенка тихо осенил И на закат лучистозыбкий Поднялся в блеске нежных крыл.

И, точно крылья золотые, Заря пылала в вышине.

И долго очи молодые За ней следили в тишине! ТРОИЦА Гудящий благовест к молитве призывает, На солнечных лучах над нивами звенит;

Даль заливных лугов в лазури утопает, И речка на лугах сверкает и горит.

А на селе с утра идет обедня в храме:

Зеленою травой усыпан весь амвон, Алтарь, сияющий и убранный цветами, Янтарным блеском свеч и солнца озарен.

И звонко хор поет, веселый и нестройный, И в окна ветерок приносит аромат...

Твой нынче день настал, усталый, кроткий брат, Весенний праздник твой, и светлый и спокойный! Ты нынче с трудовых засеянных полей Принес сюда в дары простые приношенья:

Гирлянды молодых березовых ветвей, Печали тихий вздох, молитву и смиренье.

* * * Христос воскрес! Опять с зарею Редеет долгой ночи тень, Опять зажегся над землею Для новой жизни новый день.

Еще чернеют чащи бора;

Еще в тени его сырой, Как зеркала, стоят озера И дышат свежестью ночной;

Еще в синеющих долинах Плывут туманы... Но смотри:

Уже горят на горных льдинах Лучи огнистые зари! Они в выси пока сияют, Недостижимой, как мечта, Где голоса земли смолкают И непорочна красота.

Но, с каждым часом приближаясь Изза алеющих вершин, Они заблещут, разгораясь, И в тьму лесов и в глубь долин;

Они взойдут в красе желанной И возвестят с высот небес, Что день настал обетованный, Что Бог воистину воскрес! НОЧЬ И ДЕНЬ Старую книгу читаю я в доягие ночи При одиноком и тихо дрожащем огне:

"Все мимолетно и скорби, и радость, и песни, Вечен лишь Бог. Он в ночной неземной тишине".

Ясное небо я вижу в окно на рассвете.

Солнце восходит, и горы к лазури зовут:

"Старую книгу оставь на столе до заката.

Птицы о радости вечного Бога поют!" ИЗ АПОКАЛИПСИСА Глава IV И я узрел: отверста дверь на небе, И прежний глас, который.слышал я, Как звук трубы, гремевшей надо мною, Мне повелел: войди и зри, что будет.

И Дух меня мгновенно осенил.

И сена небесах перед очами Стоял престол, на нем же был Сидящий.

И сей Сидящий, сяавою сияя, Был точно камень яспис и сардис, И радуга, подобная смарагду, Его престол широко обняла.

И вкруг престола двадесять четыре Других престола было, и на каждом Я видел старца в ризе белоснежной И в золотом венце на голове.

И от престола исходили гласы, И молнии, и громы, а пред ним Семь огненных светильников горели, Из коих каждый был Господний дух.

И пред лицом престола было море, Стеклянное, подобное кристаллу, А посреди престола и окрест Животные, число же их четыре.

И первое подобно было льву, Тельцу второе, третье человеку, Четвертое летящему орлу.

И каждое из четырех животных Три пары крыл имело, а внутри Они очей исполнены без счета И никогда не ведают покоя, Взывая к Славе: свят, свят, свят Господь, Бог Вседержитель, Коий пребывает И был во веки века и грядет! Когда же так взывают, воздавая Честь и хвалу Живущему вовеки, Сидящему во славе на престоле, Тогда все двадесять четыре старца Ниц у престола падают в смиреньи И, поклоняясь Сущему вовеки, Кладут венцы к престолу и рекут:

"Воистину достоин восприяти Ты, Господи, хвалу, и честь, и силу, Затем, что все Тобой сотворено И существует волею Твоею!"  

Pages:     | 1 | 2 ||




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.