WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

На этом этапе решающее воздействие на формирование взглядов, на направленность и характер архитектуры оказал Всесоюзный откры­тый конкурс на проект Дворца Советов в Москве, объявленный в 1931г.

На первом этапе конкурса, в котором участвовали многие известные зодчие (за исключением Бурова и Леонидова), отмечались два полярных архитектурных направления, представленных в совершенных по мастер­ству проектах И. В. Жолтовского и Ле Корбюзье. Высшие премии из чис­ла советских архитекторов были присуждены И. В. Жолтовскому и Б. М. Иофану.

Совет строительства по сооружению Дворца Советов указал в своем решении, что поиски должны быть направлены к использованию лучших приемов классической архитектуры. Это решение, по существу, сформу­лировало уже существовавшие в архитектуре направления и повлияло на то, что основная часть архитекторов, в предыдущие годы в опреде­ленной степени отошедшая от крайнего рационализма и конструкти­визма, признав их ограниченность, обратилась к изучению классического наследия.

А. К. Буров уже в эти годы определил и позже сформулировал свои взгляды на пути развития советской архитектуры, рассматривая период освоения принципов и методов классического архитектурного наследия лишь как необходимую ступень развития на пути к созданию новой со­временной архитектуры.

«Классика, как средство художественного воздействия, оперирует оо материальной объективно существующей формой — своим реализ мом... Нам представляется, что анализ нашей социалистической дейст­вительности должен привести к ясным концепциям классических, а не академических принципов в архитектуре и, исходя из него, создать на основе культурного наследия всего человечества новую, свою архитек­туру; лучшую, чем все созданное до нас, и достойную быть названной архитектурой социалистического реализма» [5].

Важным моментом в развитии советской архитектуры и в творчестве Бурова явилась организация в 1933 г. Всесоюзной академии архитектуры и Государственных архитектурнопроектных и архитектурнопланировоч­ных мастерских при Московском Совете. Возглавляемые крупнейшими мастерами архитектуры самых различных направлений, такими, как И. В. Жолтовский, А. В. Щусев, И. А. Фомин, С. Е. Чернышев, М. Я. Гинз­бург, К. С. Мельников и другие, мастерские призваны были способство­вать рождению современной архитектуры, отвечающей новым потреб­ностям и взглядам.

С 1933 г. Буров работал в архитектурнопроектной мастерской № 11 (руководитель М. В. Крюков), основные творческие позиции которой в общем плане отвечали взглядам того времени — переходу от предыду­щего этапа к этапу «освоения классики».

В отчете о работе мастерских за 1934 г. опубликовано творческое «кре­до» каждой мастерской, в том числе сформулированы принципы архи­тектурного творчества мастерской №11:

«1. Соответствие цели и назначению (целесоответствие). Функцио­нальное содержание здания должно отразиться как в общем архитек­турном решении здания, так и в его отделке и оборудовании.

Характер архитектуры, независимо от стиля, должен выражать специфику сооружения.

Органическая целостность композиции и правдивость должны быть положены в основу каждой нашей работы. Ложь в композиции яв­ляется ее основным пороком.

Архитектурные эпохи отличаются одна от другой не только тем, что строится, но и тем, как строится, т. е. изменениями в строительной технике и экономике.

Все наши новые здания должны отражать черты современности (простота и ясность общего и деталей, лаконичность формы, гигиенич­ность и комфорт).

Наша задача — широкое внедрение в практику лучших типов про­ектов и стандартных деталей.

Советская архитектура должна служить средством агитации за со­циалистическую революцию (трактовка архитектуры как советской мо­нументальной пропаганды).

Требование художественноэмоциональной выразительности наи­более полно может быть осуществлено на базе синтеза изобразитель­ных искусств.

Разрешение проблемы синтеза архитектуры, живописи и скульпту­ры наиболее достижимо посредством использования основ и методов классики с учетом условий и требований современности.

Используя классику как метод художественного творчества, мы от­вергаем слепое копирование и рабское подражание ее формам» '.

Работая в этой мастерской в 1933—1935 гг., Буров выполнил проекты средней школы (совместно с Ю. Н. Емельяновым), построенной в Трех­прудном переулке, многоэтажного гаража и жилого дома на ул. Горь­кого в Москве.

Проект шестиэтажного гаража на 650 легковых автомашин выполнен Буровым совместно с технологом Ю. С. Фельзером и инженером М. П. Крымским. Предполагалось, что это будет самый большой в Мо­скве гараж, обеспечивающий максимальное обслуживание, необходи­мый ремонт и заправку горючим. В этом проекте даны дополнительные обслуживающие помещения — столовая на 220 чел. с кухней и вспомога­тельными помещениями, зал для собраний на 215 чел. и т. д.

Проект Бурова заметно выделялся из серии представленных на кон­курс проектов гаражей. В печати отмечались интересная общая прост­ранственная композиция, продиктованная технологическим процессом (сочетание крупного основного объема многоэтажного гаража и низких протяженных зданий мастерских), прекрасная проработка архитектуры фасадов и создание выразительного образа сооружения. Этот проект — первый пример использования Буровым классических приемов. Здание увенчано развитым карнизом, поверхность стены оштукатурена с рас­шивкой на швы, введена колоннада перед фасадом мастерских. В этом проекте применено чисто «буровское» решение фасадной плоскости с большими витражамирешетками с характерным рисунком в виде гео­метрического орнамента. Четкая идея общего замысла, лаконичные ар­хитектурные средства — черты, характерные для всего творчества Бу­рова, отличают этот интересный и до сих пор современный проект.

Одной из наиболее важных осуществленных работ Бурова в новом для него направлении явился жилой дом на ул. Горького, 25. Проект этого дома предусматривал последовательное возведение его в две очереди, что было связано с осуществлением плана реконструкции ул. Горького и сроками переноса здания глазной больницы. В 1933 — 1934 гг. разрабатывалась и в 1935—1936 гг. была осуществлена первая очередь строительства жилого дома для сотрудников Наркомлеса.

В первоначальных эскизах дома можно проследить развитие архи­тектурнофилософских и стилистических поисков. Сохранилось три ос­новных варианта проекта первой очереди дома. В первом варианте еще заметно сильное влияние конструктивизма: сплошное остекление фа­садной стены сочетается с ренессансным решением карниза и оформле­нием здания с использованием скульптуры. Это несколько эклектичное решение не удовлетворило автора. Следующий вариант уже более бли­зок к осуществленному. Членение фасада подчеркнуто здесь сплошным широким балконом на уровне четвертого этажа. В последующем, треть­ем варианте, линия балкона на четвертом этаже разрывается и стано­вится более изящной, как бы пунктирной. При этом восстанавливается плоскостное единство стены и вместе с тем сохраняется удачное про Работы архитектурных мастерских за 1934 г., т. 2. Мастерская № 11. М., 1936.

порционирование горизонтальных членений, на этом эскизе определя­лись детали фасада.

В докладе на творческой дискуссии в 1936 г. Буров говорил: «В обра­зе дома я стремился найти выражение жизнерадостного лиризма. Пред­посылки для этого были крайне неблагоприятными. Дом стоит на север­ной стороне ул. Горького, где никогда не бывает солнца. Стена высотой в 30 м и толщиной в два кирпича не дает возможности для рельефного решения; отсюда неизбежна была плоскостная трактовка объема. Тог­да возникла идея применения живописи, этого элемента, неизменно при­сущего жилой архитектуре всех национальностей Советского Союза. Если вспомнить украинскую, белорусскую, узбекскую и т. д. жилищную архитектуру, то всегда в центре там живопись, орнамент, которые своей ясностью и изобразительностью лучше говорят самым широким слоям населения о содержании здания, чем та «латынь», на которой обычно склонен разговаривать архитектор... Думается, что дом на ул. Горь­кого— один из первых шагов синтеза архитектуры и живописи, так как я работал вместе с В. А. Фаворским, А. Д. Гончаровым, М. С. Родионо­вым. Мне кажется, что в этом отношении он заключает в себе элементы новой жилой архитектуры...» [10].

В печати, на творческой дискуссии и при общественных обсуждениях отмечался масштабный, выразительный и индивидуальный образ этого жилого дома, стоящего на главной столичной магистрали, решенный не­многочисленными лаконичными архитектурными средствами. Тому спо­собствовали удачные, изящные пропорции, органичные членения глав­ного фасада, соответствующие крупному масштабу улицы; сильный вы­нос и выразительный рисунок венчающего карниза; тщательная прори­совка деталей—обрамления витрин, дверей, окон, входного портала, чугунных ворот и балконных ограждений; использование средств графи­ки и живописи. На достаточно высоком уровне было качество строитель­ных и отделочных работ '. Планировка квартир, хорошие пропорции комнат, широкое применение встроенных шкафов, устройство в каждой квартире балконов на южном фасаде, выходящем во внутренний двор, делали дом удобным и современным. В 1937 г. за жилой дом на ул. Горь­кого (I очередь), как один из лучших домов Москвы, А. К. Буров был удостоен премии Моссовета.

Война прервала строительство и вторая очередь жилого дома, пред­назначавшегося для работников Государственного Академического Большого Театра, проектировалась после большого перерыва. Оконча­тельный вариант этой части здания разрабатывался в 1946—1948 гг. в творческой мастерской А. К. Бурова Академии архитектуры СССР2. Строительство дома было завершено в 1950 г.

В целом жилой дом был решен в виде Побразного здания, занима­ющего весь квартал между переулками Благовещенским и Садовских.

1 Архнадзор на постройке дома на ул. Горького, 25 (I очередь) осуществлял архит. А. Ф. Попов.

К разработке фрагментов дома II очереди строительства по ул. Горького, 25 в 1937 г. А. К. Буров привлек своих учеников — А. Криппу, Е. Новикову и Р. Семерджиева. В 1946—1950 гг. помощниками Бурова были архитекторы Р. Блашкевич и Л. Степанова.

Гараж Авторемснаба на 650 ма­шин по Пресненскому валу в Москве. Технолог Ю. С. Фельзер, инж. М. П. Крымский. Проект. 1934. Фасад по Прес­ненскому валу. План Буров отверг механическое повторение существующей части, предло I женное магистральным архитектором, и выбрал более трудное, но бо I лее интересное решение. Здание состоит из двух самостоятельных ча I стей, объединенных чуть западающей центральной вставкой. Благодаря введению вставки между старой и новой частями и усложнению ритма здания получилась живая и интересная композиция. Трехъярусная аркада вставки, членения которой придают зданию крупный градостроительный масштаб, характер архитектурных деталей, богатая орнаментальная плас I тика пилястр и архивольтов арок делают вставку основным композицион I ным акцентом здания и улицы.

В доме второй очереди строительства применены новые более ком­фортабельные планировки квартир, другие высоты этажей, новый рису I нок и конструкция венчающего карниза, новые архитектурные детали, изменены размеры окон и рисунок переплетов, размещение балконов и рисунок их ограждений; вместо живописисграффито использованы | скульптурные вставки, рельефы на пилястрах витрин и обрамлении арок. I Построенные с перерывом в 15 лет эти две части здания, отличающиеся членениями и деталями, составили гармоничное целое. Жилой дом на ул. Горького до сих пор служит примером тонкого понимания принци пов классического архитектурного наследия и творческой переработки их в современной архитектуре.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.