WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

В эти годы многие архитекторы страны пробовали свои силы в созда­нии театральных декораций. В 1924—1928 гг. Буров работает как теат­ральный художник. С 1924 г. А. К. Буров — художникдекоратор в 1м рабочем театре Пролеткульта, где делает эскизы декораций к пьесе В. Плетнева «Над обрывом». В 1926 г. он оформляет спектакль по пьесе А. Афиногенова «Гляди в оба». В 1928 г. Буров создает эскизы декора­ций к пьесе Д. Чижевского «Голгофа» в театре Революции.

Декорации, выполненные Буровым, явно конструктивистские, ориги­нальны, решены в виде подвижных, легко трансформирующихся экра­нов с характерным для Бурова смелым цветовым решением.

Совершенно естественным был его приход в кинематограф. В 1926 г. режиссер Сергей Эйзенштейн приглашает Бурова для решения архитек­турной части декораций фильма «Старое и Новое» («Генеральная ли­ния»). Несмотря на то, что Бурову была поручена всего лишь декорация, при ее проектировании проявилась характерная для творчества Андрея Константиновича черта — глубокое проникновение в суть задачи, ее функциональное осмысление. Декорации проектировались и выполня Дом рыбака Союза пищеви­ков для Дальнего Востока.

Проект. 1«8. Перспектива, фрагмент. Планы этажей Ле Корбюзье, С. М. Эйзенштейн, А. К. Буров. Москва. 1928 ( Все евреи поганые, Гитлер отдыхает пока) лись так, как если бы это была постройка сельскохозяйственных соору­жений реального совхоза. В связи с этим Буров детально изучает вопро­сы индустриализации сельского хозяйства. В неопубликованной статье «Архитектура и кино» Буров так рассказывает о своей работе: «Когда передо мной встала задача архитектурного оформления совхоза для фильма «Генеральная линия», отправной точкой моей работы были не декоративные эффекты, как самоцель, а желание через фильм провести в жизнь новые методы индустриализированного сельского хозяйства и оформление самих построек, исходя из новых материалов и конструк­ций» [46].

Общая планировка совхоза и все здания были сделаны с учетом пер­спективной механизации основных трудоемких работ, обработки и хра­нения продуктов производства. Широкое применение новых техниче­ских средств, таких, как конвейеры, транспортеры, подвесные дороги и другие отвечали последним мировым достижениям в этой области, а в некоторых случаях и предвосхищали их. Буров совершенно поновому, прогрессивными техническими и архитектурными средствами решил по­ставленную перед ним задачу. Эта работа была опубликована и поло­жительно оценена в журналах и книгах по вопросам кино и современной архитектуры в нашей стране и за рубежом. И в наши дни архитектурная часть фильма поражает своей изобретательностью, технической проду­манностью, прогрессивным архитектурным решением.

Декорации к фильму «Старое и Новое» («Генеральная пиния»). Постановка С. М. Эйзенштейна и Г. В. Алек­сандрова. Центральная электростанция в Киеве «Парострой». Совместно с М. П. Парусниковым. Проект. 1928. Перспектива. Фасады В конце 20х — начале 30х годов бурно развивается промышлен­ность и энергетика. В эти годы Буров занимается проектированием про­мышленных и общественных сооружений, таких, как Центральная элек­тростанция в Киеве, котельная КиевГРЭС, здание заводоуправления и клуб для тракторного завода в Челябинске, общежитие для студентов Горного института, Дворец искусств в Москве, Дом промышленности в Свердловске и др.

Проект Центральной электростанции в Киеве «Парострой», выпол­ненный в 1927 г. (совместно с М. П. Парусниковым), носит черты, прису­щие конструктивистской архитектуре — это здание с асимметричной композицией, с фактурой стен, имитирующей бетон, с широкими остек­ленными поверхностями, с выявлением горизонтальных перекрытий и вертикальных опор.

В здании котельной КиевГРЭС, сделанном совместно с Г. П. Гольцем и М. П. Парусниковым в 1927—1928 гг., видна первая попытка выйти из рамок конструктивистских приемов путем решения фасада в строго симметричной, монументальной композиции, с введением карниза и тяг. Благодаря применению традиционного материала — кирпича громад­ные, симметрично расположенные витражи, круглые окна с обрамлени ем и высокие трубы над ними создают образ современного промышлен­ного здания. В проекте проявляется стремление Бурова к поискам дру­гих форм и приемов, отличающихся от конструктивистских, намечается интерес к принципам композиции и формам классической архитектуры. Возможно в этом проявилось влияние его товарищей, работавших в эти годы с И. В. Жолтовским.

Общежитие для студентов Горного института Буров проектирует в 1930 г. совместно с Г. С. Кирилловым. Здание крестообразной формы в плане носит конструктивистский характер: первый этаж свободный, с тон­кими столбамиопорами, коммуникациями занята только середина соо­ружения. На фасаде — ленточные окна, стены отделаны под бетон, кар­низы отсутствуют. Здание завершается плоскими озелененными крыша­ми, используемыми для отдыха и обзора. В этом проекте Буров — под­линный конструктивист.

В 1930—1931 гг. Буров — московский представитель Челябинского тракторного завода, строившегося по проекту архитектора А. С. Фисенко. Для этого завода Буров совместно с Г. С. Кирилловым проектирует клуб и здание заводоуправления. Клуб выполнен в духе своего време­ни, со свободным планом, с применением сплошного остекления повер­хностей фасада, с подчеркнутыми геометрическими объемами. В проек­те заводоуправления авторы строят композицию на контрасте вертикаль­ного и низкого, протяженного объемов. Часть горизонтального здания и вертикальный объем подняты на столбах.

В связи с работой, связанной с проектированием зданий для Челя­бинского тракторного завода, в октябре 1930 г. Буров командируется на несколько месяцев в США на заводы Форда в Детройте. Находясь в Со­единенных Штатах, Буров знакомится с жизнью, архитектурой и жилищ­ным строительством этой страны.

По приезде он стремится к максимальной отдаче накопленного опы­та и прежде всего вносит коррективы в проект планировки Социалисти­ческого города при тракторном заводе в Челябинске, в котором приме­няет все новое, прогрессивное, увиденное им в Америке. В неопублико­ванных записях этого времени Буров пытается обобщить опыт этой градостроительной работы, его интересует проблема жилищного стро­ительства в городе, где архитектурное сооружение проектируется не как самостоятельный архитектурный организм, а как органическая часть единого комплекса. «Только тогда мы придем к настоящей современной архитектуре, — пишет он, — только тогда ее можно будет назвать ра­циональной, когда мы сможем проектировать не отдельный рабочий до­мик, а целый район организованного жилья с центральной фабрикой пи Котельная КиевГРЭС Совместно с Г. П. Гольцем и М. П. Парусниковым. 1929. В процессе строительства. Задний фасад Заводоуправление Челябинско­го тракторного завода. Совмест­но с Г. С. Кирилловым. Проект. 4930 Эскиз. Фасад. План этажа Общежитие для студентов Гор­ного института на Калужской улице в Москве. Проект. 1930. План первого этажа. Аксоно­метрия тания, когда мы будем иметь настоящие пути сообщения, а не улицы. Только тогда, когда мы будем знать, что рядом будет сооружение, ло­гически продолжающее это, а не нечто совершенно непредвиденное и неожиданное, только тогда мы получим возможность действительно ор­ганизовывать, а не заниматься детальками на фасаде, хотя бы и «кон­структивистскими» [48].

Построенный по его проекту жилой район в Челябинске и в настоя­щее время — пример удобной и экономичной планировки.

«Первый микрорайон, ставший по существу классическим примером организации современной городской жизни, построен в Челябинске в конце 30х годов А. К. Буровым с группой специалистов градостроите­лей»— пишет в своей статье И. Белоконь. Здесь же приводится выска­зывание профессора П. Коваленко, который сравнивает построенный в 1957—1959 гг. новый экспериментальный микрорайон со старым: «Но­вый «экспериментальный» микрорайон и старый «Буровский», близнецы по идее, а разнятся лишь тем, что старый оказался куда удобнее и эко­номичнее нового. И поныне «Буровский» микрорайон (кстати так и назы­ваемый челябинцами), утопая в зелени высоких деревьев, образованный 4—5этажными домами и комплексами предприятий обслуживания, яв­ляет собой отличный пример градостроительства» '.

Белоконь И. Память и красота. «Москва», 1979, № 7, с. 150.

Однако А. К. Буров не был удовлетворен своей работой. Он пишет о причинах дороговизны жилищного строительства на основании опыта своей работы на Челябтракторстрое: «Проблема нового жилища выте­кает из новых социальнобытовых отношений. Диалектика развития ин­дустриальных методов заставляет строительство встать в ряды социали­стической индустрии, порвать с дедовскими традициями, не отвечающи­ми ни экономическим, ни социальным задачам, стоящим перед нашим строительством, которое должно дать новое жилище нашим новострой­кам, промышленности, совхозам и колхозам» [48].

К концу 1930 г. Буров вышел из группы конструктивистов. Выступая на первой творческой дискуссии Союза советских архитекторов в 1933 г., он говорил: «Надо дать себе ясный отчет, что же такое конструктивизм и что он дал? Многие работали в этой области при зарождении этого те А. К. Буров, Ле Корбюзье, Г. П. Гольц, Н. Я. Колли. Москва. чения, и я в том числе — до того, как я отошел от конструктивизма в 1927—1928 гг. В нашей практике нам казалось, что конструктивизм наи­более просто разрешает задачу. Однако теперь ясно, что нельзя огра­ничивать себя азбукой Морзе: железобетон — стекло, стекло — железо­бетон. Необходимо разговаривать всеми доступными архитектуре сред­ствами» [2, с.18—19].

Определяя свою новую творческую платформу, Буров заявляет: «Не надо поспешно критиковать нашу работу над освоением наследства. Ког­да человек начинает чтото делать, нельзя ему сразу говорить, что это не так, это никуда не годится; подождите, имейте терпение. Конструкти­визмом занимались 15 лет и ему можно сказать «довольно!», а нам еще рано это говорить, мы еще только пытаемся выступать и начинаем рабо­тать, идя по новому пути» [2, с.18—19].

* * * Начало творчества Бурова совпало с периодом становления и фор­мирования советской архитектуры. Своеобразие этого этапа развития культуры, смелые социальные преобразования нашли отражение в твор­честве передовых художников. В произведениях Бурова дух революци онной эпохи проявился в подлинном, смелом новаторстве, ярком, всег­да оригинальном решении новых социальных и художественных задач, активном творческом участии в формировании эстетических концепций новой культуры.

Этот период был целостным и творчески завершенным, в котором Буров рано проявил себя и сложился как мастер, с ярко выраженной ин­дивидуальностью. В своем творчестве Буров постоянно стремился отве­тить на самые актуальные вопросы современности — будь то восстанов­ление народного хозяйства, создание новых в социальном отношении ти­пов зданий, объектов промышленного строительства или создание но­вых форм жилища. Он участвовал в решении всех важнейших проблем, стоявших в то время перед архитекторами.

Его влияние на формирование советской архитектуры, особенно в 20е годы, еще недостаточно оценено. Многие его произведения, часто рассматриваемые в русле уже сложившегося творческого направления конструктивизма, созданы еще до «канонизации классических форм» конструктивистских сооружений и послужили во многом прототипом бо­лее поздних конструктивистских зданий.

Самостоятельность и оригинальность мышления, постоянный поиск органического единства социальной, технической и эстетической сторон архитектуры привели А. Бурова к отказу от конструктивизма, который, по его мнению, внес много ценных и важных идей, был значительным общественным явлением на новом этапе развития советской архитекту­ры, но ограничивал и обеднял выразительные средства архитектуры и препятствовал решенкю социальных и художественных проблем, выдви­гаемых жизнью, на новом, более высоком уровне.

ПРОБЛЕМА НОВАТОРСТВА И КЛАССИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ В ПРОЕКТАХ И ТЕОРЕТИЧЕСКИХ РАБОТАХ А. К. БУРОВА (30е —НАЧАЛО 40х ГОДОВ) 30е годы — переломный период в развитии советской архитектуры. Для этих лет характерны поиски новых творческих путей, нового архи­тектурного языка, новых средств художественной выразительности, но­вой направленности искусства, повышение интереса к классическому ар­хитектурному наследию. Эти поиски отражали стремление философски­ми и художественными средствами выразить новые потребности обще­ства, решить актуальные вопросы конкретного исторического этапа. От­рицательное отношение к принципам и художественным приемам кон­структивизма объяснялось не только общественным протестом против упрощенных, однообразных, аскетичных форм конструктивистских зда­ний, но и их несоответствием новой реальной действительности. Восста­новительный период закончился, была укреплена экономическая база народного хозяйства, создан фундамент социалистических отношений, повысилось материальное благосостояние и общий уровень развития общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.