WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 |

Попков Ю.В., Тюгашев Е.А.

МУЛЬТИПАРАДИГМАЛЬНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ И ПРОБЛЕМА ЕЕ РЕФЛЕКСИВНОЙ КОММУНИКАЦИИ Наступление эпохи информационного общества одним из своих фундаментальных результатов имеет формирование нового сетевого типа социальной организации и становление более широкой, чем ранее, палитры субъектов социального взаимодействия. Отражением данной тенденции выступает усиление фрагментации современного общества, которая, в свою очередь, является одним из факторов фрагментации социологического знания.

Возникший кризис фрагментации социологии проявляется, с одной стороны, в дисциплинарной специализации, с другой теоретической конфронтации. В первом случае речь идет о существенном увеличении областей исследования социологии, формировании ее «локальных» сфер (в том числе и в рамках отдельных так называемых отраслевых направлений) с комплексом особых методов и стилей исследования. На этой основе происходит развитие конкретного специализированного знания и все большее распространение получает точка зрения о ненужности обобщающих теоретических конструкций, базирующаяся на отрицании общих закономерностей общественно развития. Во втором случае имеется в виду дробление самой теоретической социологии и ее отдельных направлений на растущее число конкурирующих между собой школ, представителям которых становится все сложнее понимать друг друга[i].

Одним из проявлений процесса фрагментации современной социологии является формирование ее мультипарадигмальности. Как и всякое специализированная духовная деятельность социология развивается для решения практически актуальных задач, а ее базовые концептуальные схемы образуются путем обобщения и систематизации содержания сознания субъекта массовой социальной практики. Конфигурация практической деятельности социального субъекта и задает логику концептуальной схемы исследователя, т.е. выступает практической парадигмой теоретической деятельности. Таким образом, содержание духовных парадигм не является плодом произвольного теоретического конструирования, а определяется социальной позицией и точкой зрения того социального субъекта, чьи интересы объективно выражаются. Если субъектно значимая картина мира не находит адекватного выражения в аксиоматике социологической теории, то выдвигаемая исследователем концепция никогда не получит статуса парадигмы – образца научной деятельности, организующей “нормальное” научное сообщество.

Интеграция и расширение практического опыта социального субъекта, осуществляемая адекватными для этого субъекта теоретическими средствами, реализуется в прикладных социологических исследованиях. Прикладная социология предоставляет информацию, необходимую как для “нормализации” социальной практики в соответствии с потребностями социального заказчика, так и указывает направления дальнейшего повышения ее эффективности. Поэтому каждая более или менее жизнеспособная школа социологов должна рассматриваться как институционально оправданное интеллектуальное опосредование массовой практики конкретного социального субъекта.

С позиций институционального подхода парадигмальный бум в современной социологии объясняется формированием новых социальных движений, которые не только конституируют новых социальных субъектов, но и инициируют соответствующие духовные движения. Социальное самоопределение новых субъектов включает специфическую интерпретацию окружающей социальности, что и служит основанием генезиса новых парадигм в теории. Опосредуя становление и развитие конкретного социального субъекта вновь сформировавшаяся исследовательская группа занимает свободную социальную нишу и закрепляет свое существование.

Как было показано А.Тоффлером, в последние десятилетия общество быстро фрагментируется «на уровне ценностей и жизненных стилей». Безудержное стремление к разнообразию, «субкультурная революция» бросают вызов старым интегрирующим механизмам, и нового основания для реконструкции общества пока не найдено[ii]. Стихийный процесс фрагментации современного общества и является социальнопрактическим основанием фрагментации теоретического поля социологии.

Сам по себе факт наличия разных научных школ является нормальным явлением, поскольку столкновение соперничающих социологических теорий является выражением жизнеспособности социологии[iii]. Но столь же необходимой для обеспечения этой жизнеспособности выступает интеграция разных теорий.



Общая гносеологическая схема консолидации научного знания выражена в так называемом принципе соответствия[iv], согласно которому конкурирующие частные подходы снимаются как составляющие более общей концепции. Принцип соответствия был сформулирован на материале революции в физике начала ХХ в., но в более общем виде он был известен традиции немецкой философии как принцип снятия теоретических систем в результате философского синтеза[v].

В современной социологии соответствующая ориентация нашла выражение в метапарадигмальном движении, мотивация которого определяется стремлением к созданию «большой», всеобъемлющей и унифицирующей доктрине, способной занять командные высоты в теоретической мысли. Например, Т.Парсонс, по оценке Дж.Александера, стремился в социологии интегрировать культурный и структурный элементы, индивидуальную и коллективную силы. «Усилия Т.Парсонса были направлены на прекращение «войны между школами» современной социальной науки. Он предложил заменить старые, противоречивые направления, действия и порядки новым синтезом, в котором каждый из старых аспектов был бы включен в более широкие и концептуально целостные рамки»[vi]. Вместе с тем эта попытка оказалась нереализованной, в частности, потому. что Т.Парсонс стремился обеспечить преимущество для того или иного элемента предполагаемого синтеза вместо их реального снятия. Несмотря на это теория социально действия Т.Парсонса долгое время занимала господствующие позиции в мировой социологической мысли, а ее массированная критика явилась одним из проявлений кризиса социологии.

Общая теория социального действия сознательно моделировалась в парадигме классической механики, ассоциировалась в социологическом сообществе со стилем мышления классической науки и оценивалась новыми левыми как инструмент технократии. Еще в 1945 г. в одной из статей П. Сорокин обозначил основные ограничения классической социологии и наметил ориентиры движения к неклассической социологии. Но с того времени не было разработано скольконибудь значимых для социологического сообщества теорий, выводящих это сообщество на уровень неклассической науки. Даже теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса, наиболее авторитетного на Западе социального философа и социолога, типологически относится к классике. Одной из причин продолжающегося кризиса теоретической социологии является отсутствие концепта, сопоставимого с концептом социального действия.

Феномен метапарадигмы (и метаязыка в целом) рассматривается обычно в системе субъектобъектного гносеологического отношения. Предметная теория, рефлексирующая объект исследования, в свою очередь становится предметом рефлексии более высокого уровня. Частные теории могут агрегироваться и обобщаться в теориях более высокого порядка, которые по отношению к нижележащим уровням и выполняют функцию метапарадигмы. Классическим примером метапарадигмальности вертикпального типа является кодификация лекций Аристотеля по философии в форме “Метафизики”.

Наряду с процессами вертикальной рефлексии в социальных системах разворачиваются и процессы горизонтальной рефлексии[vii]. Для их теоретического выделения модель исследовательской деятельности как субъектобъектного отношения должна быть конкретизирована и развита в модель субъектсубъектного отношения (первоначально объект может быть интерпретирован как контрсубъект). В системе развивающего социального взаимодействия обмен деятельностью может быть зафиксирован как на практическом, так и на духовном уровнях – обмен информацией, теориями и др.

Практическая неравноценность социальных субъектов выражается в ведущей, определяющей роли одного субъекта по отношению к контрсубъекту (господин – раб). Ведущий субъект регулирует деятельность контрсубъекта, управляет его поведением, навязывая ему свои интересы и задавая образцы, парадигмы деятельности. В этой роли ведущий субъект становится для контрсубъекта референтным.

Развитие общественного отношения и его реструктурация необходимо опосредуется идеологической конфронтацией, включающей два взаимосвязанных процесса – деидеологизацию и реидеологизацию. Переоценка ценностей контрсубъектом выражается в росте самооценки и в стремлении превратить ведущего субъекта в средство собственного развития. Таким образом, ценности и парадигмы противника рассматриваются как снимаемое опосредование, частный случай более масштабного процесса социальной деятельности.





Таким образом, эффект метапарадигмальности не является односторонним, возникающим исключительно в рамках вертикальной рефлексии. В рамках горизонтальной рефлексии метапарадигмальность носит двусторонний характер. Парадигмы духовной деятельности социальных субъектов хотя и контрарны по отношению друг другу, в то же время они рефлексивно связаны. Взаимопроникновение парадигм и их взаимовключение позволяет квалифицировать каждую из них не только как парадигму или контрпарадигму, но и как метапарадигму.

Следовательно, в зрелом социологическом сообществе сосуществует несколько метапарадигм. Устойчивая мультипарадигмальность социологического сообщества оказывается внутренне достаточно сложной. Монополия какойлибо метапарадигмы в сообществе носит временный, преходящий характер. В стабильной социальной структуре каждая из метапарадигм довольно жестко привязана к своему социальному носителю и потому неустранима из процесса развития социологической мысли. Поэтому видимый анархизм социологического мышления по большей части является кажимостью, так как многообразие доктрин либо адекватно выражает объективный плюрализм общественной жизни, либо часть из заявляемых доктрин квазипарадигмальны, т.е. не функционируют в качестве образцов научной деятельности для конкретных сообществ социологов.

Взаимовключение метапарадигм, возникающее вследствие устойчивых длительных коммуникаций, приводит их к содержательному сближению. При ближайшем рассмотрении видимый антагонизм доктрин оборачивается их существенным сходством. Не вдаваясь в историю коммуникаций обратим внимание на концептуальную близость – с точностью до изоморфизма – теории подсистем социального действия Т.Парсонса и марксистсколенинскую теории сфер общественной жизни. На наш взгляд, именно поэтому советские и российские социологи до сих пор не усматривают в столь популярной на Западе теории Т.Парсонса какойлибо значимый для них эвристический потенциал.

Фундаментальная общность соперничающих социологических парадигм определяется в конечном счете их структурнофункциональной включенностью в конкретный социальный организм. Внутренняя организация и регуляция социального организма как целого определяется господствующим типом миропонимания, ограничивающим его ойкумену. Внешняя экспансия социального организма и колонизация исторической среды формирует цивилизацию, также обладающую определенной духовной общностью. Пестрота субкультур реализует спектр возможностей духовного развития, но в пределах исходной духовной общности.

Так, например, общим духовным основанием европейской, американской и российской социологии является христианство. Конкретным примером христианской идентичности различных социологических парадигм является линейное (и нелинейное) представление исторического процесса. В этом отношение марксистсколенинское учение о смене общественноэкономических формаций мало чем отличается от технократической теории стадий роста.

Многообразие христианских конфессий выражает различные формы духовного отношения к миру и поэтому может быть потенциальным основанием дивергенции социологических учений. Степень конфессионального родства будет определять меру метапарадигмального движения в теоретической социологии. Правда, возникающие в результате генеалогического исследования реконструкции образцов социологического мышления правильнее называть не метапарадигмами, а пропарадигмами.

Любопытно, что многочисленные попытки инноваций в социологической теории, опыты разработки метапарадигм ограничиваются, как правило, аппеляциями к ископаемым образцам, которые в свое время оказались на периферии научного мышления. Неклассические парадигмы усматриваются в гностицизме, во второй схоластике или в народнической социологии. Новаторы в действительности оказываются архаистами. В современной социологии наблюдается устойчивая тенденция к обновлению классических парадигм[viii].

Pages:     || 2 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.